Королева спорта

Алина Шрамко из Шахт покоряет вершины пьедестала легкой атлетики

Сейчас я уже не знаю, как это — хорошо видеть. Для меня размытые образы — привычны

18-летняя спортсменка вошла в сборную России по легкой атлетике спорта слепых. Она стала членом команды по итогам соревнований, где завоевала победные места.

 

На Первенстве России по легкой атлетике спорта слепых, прошедшем в конце мая  в городе Салават, спортсменка в прыжках в длину с результатом 496 сантиметров взошла на пьедестал победителем. Второе место шахтинка заняла в беге на 100 метров с результатом 14,14 с. Следующим шагом к сборной России у девушки стала победа в Чемпионате России по спорту слепых по легкой атлетике, который принимал город Чебоксары в начале июня. В прыжках в длину среди женщин в классе В2 с результатом 4,5 метра спортсменка заняла второе место.

 

Выбор

Он, наверное, был предопределен. Девочка росла в спортивной семье: мама занималась в молодости легкой атлетикой, папа — боксом и  бальными танцами. Свои первые шаги в этом направлении Алина сделала в секции  художественной гимнастики. Однако в школе учитель физкультуры разглядел в хрупкой десятилетней девочке легкоатлетический потенциал. Он отметил, что у юной спортсменки есть все данные, чтобы прыгать с шестом, и рассказал о тренере Максиме Кравченко, у которого в этом виде спорта был большой опыт.

 Марина, мама Алины, долго сопротивлялась. С одной стороны, стены и зал Легкоатлетического манежа для нее были словно родные. С другой,  она как никто другой понимала, насколько это тяжело — связать свою жизнь с легкой атлетикой. Но Алина решила потягаться с «королевой спорта», как еще называют легкую отлетику, и попробовать свои силы. Пришла и осталась.

Она успевала всюду: и учиться в школе на «отлично», и отрабатывать  на двух-трех тренировках в день.

— Некоторое время я сомневалась. Занималась одновременно и гимнастикой, и легкой атлетикой. Но потом приоритеты были расставлены, — рассказала спортсменка.

С тренером и остальными его воспитанниками Алина быстро нашла общий язык, хотя, как она признается, в жизни ей трудно заводить новые знакомства. Упорные тренировки вскоре стали приносить свои плоды: на областных и всероссийских соревнованиях спортсменке, прыгающей с шестом, стали с легкостью покоряться вершины пьедестала.

— Алина завоевывала первые места по всем видам: бег, прыжки и т. д. Даже на соревнованиях на местном уровне во время вручения наград частенько судьи отмечали: «Опять Алина Шрамко все грамоты забрала!»

Но в ноябре 2012 года все поменялось.

 

Болезнь

Беда пришла неожиданно. Однажды утром 14-летняя Алина проснулась и не поверила своим глазам.

—  Мамуль, я ничего не вижу. Совсем ничего, — услышала в телефонной трубке Марина.

Никаких предпосылок к развитию болезни не было. Алина страдала небольшой близорукостью, но периодически проходила обследование и находилась под наблюдением специалиста. Не сказать, что часто страдала и от простудных заболеваний.

Врачи диагностировала отслоение сетчатки. Точную причину такого резкого ухудшения зрения специалисты так и не смогли назвать. Кто-то говорил, что это — возрастное, кто-то ссылался на осложнение после какой-то болезни, кто-то винил во всем инфекцию.

За отслоением сетчатки последовала катаракта, затем фиброз хрусталика глаза. В первый год было сделано около десяти операций. Семья Шрамко в больнице, можно сказать, жила.

— Помню, во время первых операций  медперсонал старался Алину успокаивать. А она им: «За меня не надо переживать. Вы лучше за моей мамой присмотрите, пока я буду на операции», — вспоминает Марина.

Словно снежный ком, одно заболевание следовало за другим. Это длилось три года. Три года невидения, бесконечных операций, улучшений, ухудшений.

 Первое время практически полное отсутствие зрения очень мучило Алину. Бывали и минуты отчаяния.

— Я даже готова была полностью ослепнуть, чтобы только этот дискомфорт не мешал мне заниматься спортом, — вспоминает она.

Главная проблема состояла в том, что никто не брался за операцию, потому что она была ребенком.

— В той клинике, где мы наблюдались, нам предложили консультацию специалиста из взрослого отделения. Но он почитал историю болезни и ответил, что не возьмется за такую рискованную операцию, — рассказывает мама. — «Что же нам делать?» спросили мы. На это он ответил, что нам может помочь только один человек.

 

Спасение

Олег Кочмала (врач высшей медицинской категории, доктор медицинских наук, член Европейского общества катарактальной и рефракционной хирургии Центра микрохирургии глаза г. Ростова-на-Дону), единственный из врачей, который дал ей второй шанс, — сказала с благодарностью Марина.

Многочисленные операции помогли стабилизировать зрение. Хотя каждая из них была риском остаться без него вовсе.

— Нам никто не давал надежду. Даже тогда, когда мы шли на операцию. В любой момент нам могли сказать, что все, свет погас навсегда. В этом подвешенном состоянии мы жили все эти  годы. Собирали глаза по частям  в прямом смысле. Естественно, в те минуты я ни один раз говорила Алине: «Дочунь, про спорт придется забыть». Нужно было видеть ее реакцию. Она сказала «Я даже слепая буду тренироваться». И я больше не поднимала эту тему, — отмечает собеседница.

Когда в очередной день после хирургического вмешательства Алине сняли повязки и мама начала протирать ей глаза, дочь сказала: «Мамуль, я вижу все твои морщинки».

— Для меня это был комплимент. За столько времени она увидела мои мелкие морщинки! — вспоминает свои слезы счастья Марина.

Уже второй год Алина живет без операций. Сейчас она уже может самостоятельно ходить, обслуживать себя.

— Мы все это пережили только благодаря Алине, ее силе духа и характеру. Вы знаете, она у нас родилась в год Тигра под знаком зодиака — Лев. Хотелось бы, чтобы у нее проснулось больше тигриного, львиного. Скромная она у нас. Может быть, в силу того, что случилась такая беда, — говорит мама.

— Не видеть — это очень большой дискомфорт, — добавляет Алина.

На сегодняшний день зрение девушки практически на нуле: всего 1%.  Сейчас у нее в глазах роль жидкости играет силикон, который держит сетчатку, и искусственные хрусталики.

— Сейчас я уже не знаю, как это — хорошо видеть. Для меня размытые образы — это уже привычно, — отмечает спортсменка.

Но как говорят врачи, это временное явление.

—  Пока специалисты не рекомендуют какие-либо вмешательства. Алине комфортно. Должно пройти время, чтобы все зажило, окреп организм. А после можно будет попробовать убрать силикон, чистить хрусталики и, может быть, зрение немного улучшится. На 100% и даже на 50% она уже не сможет видеть никогда. Это нам сказали сразу. Процентов на 30-40, может быть. Но и это для Алины будет настоящим счастьем, — отмечает Марина.

 

Возвращение

Все специалисты, у которых во время болезни наблюдалась Алина, в один голос твердили о том, что про спорт стоит забыть. Даже столичные врачи говорили о том, что излишние эмоции могут спровоцировать ухудшение, и предлагали лежать и не нервничать. Но Алина им не поверила и твердо решила во что бы то ни стало вернуться.

Спорт ей снился. Даже сейчас порой снится, как она тренируется. Но еще раньше, когда Алина отходила от наркоза, она думала только о том, как быстрее прибежать, занять первое место и не подвести тренера.

— Она все время бежала. Врачи ей говорят: «Алина, спой!» А она в ответ: «Я не пою, я — спортсменка!» — вспоминает Марина.

Алина засыпала и просыпалась с мыслями о том, чтобы вернуться в спорт. О том, что тренировки могут спровоцировать ухудшение, пытался донести до нее и лечащий врач О.Б. Кочмала. Но видя  настрой своей пациентки и слушая до и после операции разговоры только о тренировках, он как-то сказал маме:

— Я детей с таким сильным характером и твердой волей еще не встречал.

Олег Борисович сдался. Когда состояние Алины стабилизировалось, он сперва разрешил небольшие физические нагрузки, типа зарядки.  Она периодически приходила в манеж, чтобы вновь окунуться в эту атмосферу и пройтись по залу, чтобы почувствовать тот вкус и дух победы.

— Наверное, нам Бог послал этих людей: Олега Борисовича и Максима Леонидовича, — говорит мама.

Тренер очень внимательно отнесся к возвращению своей воспитанницы. Сперва давал отдельные задания, более щадящие. Сейчас Алина занимается со всеми наравне, но в группе младших спортсменов. Как признается Марина, она отметила, что, благодаря  систематическим тренировкам, у дочери стали появляться даже улучшения.

Периодически наблюдаясь у Олега Борисовича, Алина после каждого осмотра задает один и тот же вопрос: «Можно добавлять нагрузки?»

— Можно, — смеясь отвечает он и добавляет, — без фанатизма.

Год назад, в сентябре 2015 года,  девушка окончательно вернулась в спорт, начав усиленные тренировки.

— Потому что это — моя жизнь, — признается она. — Я не представляю ее без спорта.

 За время болезни прежняя физическая форма была потеряна. Ослабленный организм спортсменки начал давать сбои: появилась одышка.

—  Мне было очень трудно. Восстанавливалась тяжело: и в физическом плане, и в моральном, — говорит Алина.

 На какой-то момент даже стали посещать мысли о том, чтобы навсегда оставить спорт. Но мощная поддержка родителей, тренера и сильный дух спортсменки смогли переломить барьер бессилия.

Первенство и чемпионат России стали для девушки самыми серьезными соревнованиями в ее спортивной карьере.

— Я думала, что буду больше переживать, — вспоминает она момент старта. — Но у меня не было ни эмоций, ни чувств. Просто стояла и думала о том, как пробежать. Не верилось, что я участвую в таких крупных соревнованиях.

Алина до конца не осознавала свою победу на первенстве  до тех пор, пока ей не вручили золотую медаль.

— Тогда я уже обрадовалась и поняла, что моя мечта начинает сбываться.

Вообще, как признается мама, Алина  редко улыбается.

— Но когда ей, стоящей на пьедестале, вручили медаль, тут уже трудно было сдержаться от эмоций: радость, улыбка и счастье были видны на ее лице.

Победа на Первенстве дала спортсменке путевку на следующие соревнования. Однако чемпионат оказался для Алины сложнее. И не только потому, что она была гораздо моложе своих соперников, для многих из которых эти соревнования оказались ступенькой для участия в Паралимпиаде в Рио-де-Жанейро. Перед чемпионатом девушка простыла. И ей пришлось выступать с высокой температурой.

 

Мечта

Как признается спортсменка, сейчас ее главная цель — попасть на следующие Паралимпийские игры.

После болезни Алина перешла на домашнее обучение. В этом году она окончила школу, получив аттестат с отличием, планирует поступать в высшее учебное заведение на физкультурное отделение. В силу здоровья она собирается учиться на заочном отделении, а свободное время посвящать тренировкам.

— Хочу быть тренером. Но обучать именно инвалидов. У нас в Шахтах такого нет. А мне хочется развивать эту сферу — очень много детей с ограниченными возможностями просто не имеют возможности заниматься спортом  полноценно.

Алина сама с этим столкнулась. В Шахтах нет специальной организации для спортсменов-инвалидов. Даже на соревнования она ездила от города Ростова-на-Дону, где есть спецшкола. Алине просто повезло, что тренер не побоялся взять к себе в группу особенного ребенка.

— Ведь она плохо видит. Поэтому к тренировкам нужен индивидуальный подход, в частности, что касается физических нагрузок. Но Максим Леонидович нашел оптимальные условия для занятий, — отмечает мама.

Три раза в неделю у Алины тренировки, которые длятся два-три часа. Спортом она продолжает заниматься и дома. На 8 Марта в подарок девушка попросила  турник.

Алина ведет дневник, в который записывает все результаты своих тренировок и достижений.

— Так я анализирую, как я прогрессирую или  что-то не дорабатываю, — объясняет она.

Сейчас Алина работает над бегом.

— Тренер недоволен моей техникой, поэтому работаю над этим. Скорость у меня есть. Но  без техники далеко не убежишь, — критично говорит спортсменка.

 Она как никто другой знает, что даже в самой безвыходной ситуации не стоит отчаиваться.

— Главное, найти свою цель и идти к ней. И чтобы рядом были те люди, которые смогли бы поддержать в нужную минуту и словом, и делом, — говорит Алина.

Сейчас семье Шрамко кажется, что все это произошло не с ними. 

— Первое время Алина у меня спрашивала : «Почему?» А я не знала, что ей ответить, — говорит Марина. — Недавно я у нее спросила: «Ты сейчас находишь ответ на этот вопрос?» Может быть, он звучит: «Для чего?»

Алина далеко в будущее пытается не заглядывать. Она живет сегодняшним днем, тренируется и упорно идет к своей мечте.

Максим

Кравченко,

старший тренер секции

по легкой атлетике ДЮСШ № 1,

мастер спорта России:

— Алина пришла в секцию по легкой атлетике, когда ей было лет 10. Я даже помню этот момент: это было вечером,  примерно в это же время. Мама привела за ручку маленькую девочку и говорит: «Здравствуйте. Мы хотим к Вам записаться в секцию». И вот из этой маленькой девочки выросла такая спортсменка. Когда Алина вернулась год назад на тренировки, она была такая слабая. Не могла пробежать без остановки даже один круг в манеже. Сначала тяжело ей все давалась. А сейчас вошла в норму. На настоящую спортсменку начинает быть похожа (улыбается)! У нее сумасшедшая мотивация. В спорте Алина — очень упорный человек. Взялась за это дело — и идет вперед. Она — молодец! Будем надеяться, что в следующий паралимпийский цикл Алина войдет в сборную.

1 % составляет острота зрения у Алины Шрамко

3 года шахтинка боролась с возникшей внезапно болезнью

 

10 операций под наркозом спортсменка перенесла в первый год болезни

 

14,14 секунд хватило Алине, чтобы пробежать 100 метров на Первенстве России по легкой атлетике спорта слепых

 

496 сантиметров — длина прыжка на Первенстве России по легкой атлетике спорта слепых

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.