Урок женственности

День 4 мая 2006 года с утра не предвещал ничего необычного. Вечером на сцене Городского дома культуры выступала с концертом  Эдита Пьеха. Меня это ни коим образом не касалось: гастроли эстрадной дивы, а не культмассовое мероприятие.

На тот момент я работала в таганрогском ГДК. Только-только торжественно и пышно открыли очередной весенне-летний сезон. Завершилась череда майских праздников — для работников культуры самые напряженные рабочие будни. После нескольких насыщенных мероприятиями дней не ощущалось ничего, кроме усталости, даже опустошенности. О том, что буквально вчера жизнь кипела, бурлила, била ключом, не оставляя шансов на тоску и уныние, напоминали концертные платья, которые я еще не успели сдать в костюмерную.

Рабочий день подошел к концу, и мы с коллегой уже собиралась уходить. Вдруг на пороге нашего кабинета неожиданно возник растерянный и взлохмаченный Вадимыч — известный в Городском доме культуры балагур и весельчак.

—                   Лорик, только ты нас можешь спасти! Как хорошо, что ты еще не ушла, — Вадимыч старался быть сосредоточенным и серьезным, но это у него не очень получалось.

—                   Неужели? Что ж такого необычного случилось, что на мне этим вечером клин сошелся? — улыбаясь, поинтересовалась я.

—                   Представляешь, Пьеха конферансье требует, а товарищ, что о гастролях договаривался, этот пункт не предусмотрел, — с досадой в голосе выкрикивает Вадимыч.

—                   А я тут при чём? Это ты у нас за концерты гастролеров отвечаешь... — недоумеваю я.

—                   Понимаешь, она не просто конферансье требует, а девушку и чтобы обязательно стихи читать могла наизусть, — внешний вид балагура выражал крайнюю степень возмущения подобными требованиями, — Мы тут подумали: только ты для этой роли идеально подходишь, — Вадимыч был серьезен как никогда, но в это, прекрасно зная мастера розыгрышей, не верилось.

—                   Хорош шутить, — устало улыбаюсь я, — не смешно. Я домой хочу. Довольно с меня праздников...

—                   Да я не шучу! Идем! — Вадимыч постарался вложить в эту реплику всю несвойственную ему серьезность, — Эдита Станиславовна нас уже заждалась, наверное. Нервничает.

—                   Ну, пошли! — мне стало интересно, что этот веселый товарищ задумал. В то, что Пьеха требует ведущую, читающую наизусть стихи, я по-прежнему не верила.

Свой сборничек прихвати, — настаивал Вадимыч.

— Ведущую со стихами ей, видишь ли, подавай... — недовольно бурчал Вадимыч, поднимаясь следом за мной по узенькой лестнице ГДКовского закулисья. Однако в его голосе уже не слышалось ни отчаянья, ни досады.

Гримёрка — сразу за сценой. Мой спутник по-джентльменски распахнул передо мной дверь и первой пропустил в комнату советской мега-звезды. Пьеха в светло-розовом шерстяном свитерке и темно-синих брюках сидела за столом у окна на обычном казённом стуле и выглядела очень усталой, всем своим видом показывая, что в такой ситуации — без конферансье — впервые. При этом она не истерила, не грозилась уехать и сорвать концерт, не крушила мебель, поддавшись эмоциям. Сохраняя полнейшее спокойствие, просто потребовала выполнения ранее оговорённых условий выступления в Таганроге. Именно так ведут себя истинные звезды эстрады и настоящие леди! Ей не нужно было доказывать окружающим свою значимость. В этом и так никто не сомневался. Потому и кинулись спасать ситуацию.

— Вот, Эдита Станиславовна… М-м-м… Разрешите представить — Лариса… Наш, так сказать, мастер литературно-музыкальных постановок и большая любительница стихов. Она с радостью согласилась провести Ваш концерт, — хулиганистый Вадимыч вмиг преобразился в исполнительного отличника и рассыпался в любезностях, характерно картавя и чеканя каждый слог.

Пьеха повернулась ко мне, оценивающим взглядом окинула меня с головы до ног и осталась недовольна тем, как я выгляжу.

— А Вы в таком виде мой концерт вести планируете? — скептически поинтересовалась она, не здороваясь, но прозвучало это как-то по-доброму, естественно и совсем не обидно, без характерных для поп-звезд надменности и высокомерия.

Вид у меня, признаться, был действительно далеко не концертный: черные джинсы с карманами по бокам, короткая джинсовая курточка поверх цветастой блузки, лохматая молодежная короткая стрижка «каскад», минимум макияжа…

— Да нет, что Вы… — растерявшись и потому тоже не здороваясь, ответила я, поспешив тут же заверить певицу, — я с майских праздников концертное платье костюмеру сдать не успела… Пышная юбка с корсетом… Ну, и волосы уложить я еще успею…

— Замечательно. Но красивого платья недостаточно, — Эдита Станиславовна смягчилась и озвучила еще несколько требований, — Что вы читать планируете? Стихи должны быть разноплановыми. Видите ли, я свои концерты строю блоками, каждый из которых посвящен определенной тематике. Между ними я переодеваюсь. Задача ведущей моего концерта — не только заполнить паузу, но и настроить зрителей на нужный лад. Понимаете?

— Хорошо. Скажите мне сейчас тему блоков, а я подберу к ним стихи, — предложила я.

Пьеха взяла в руки лежащий на столе листочек с программой выступления, быстро пробежала его глазами и мягко произнесла:

— Я всегда начинаю концерт с песен о Родине, о родном городе, о жизни. Здесь нужна гражданская, городская, философская лирика…

— Понятно, — киваю я и принимаюсь листать захваченный с собой по просьбе Вадимыча свой авторский поэтический сборник «Город Теней». Нахожу подходящее, на мой взгляд, стихотворение и протягиваю его певице, — это подойдёт?

— Что это за книжка? Ваша? — Пьеха с недоверием взяла в руки книжицу и выборочно просмотрела её содержимое. Настроение эстрадной дивы заметно изменилось, и она уже спокойным, уверенным голосом произнесла, — а вы неплохо пишите. Читайте! Ваши стихи украсят мой концерт.

Не скрою, мне было очень приятно это услышать, но я всё же сочла нужным уточнить:

— А после первого блока какие стихи читать?

— Второй блок — это всегда песни о самых родных и близких. Третий — о любви… Четвертый… На месте разберётесь. Я вижу, вы очень способная, — Пьеха окончательно успокоилась и доверила выбор текстов мне самой, — все просто. Сориентируетесь.

До начала концерта оставалось совсем немного времени. Навести марафет перед выходом на сцену предстояло и мне, абсолютно к этому не готовой, и самой Эдите Станиславовне после долгого утомительного пути из Москвы в Ростов-на-Дону, а потом в Таганрог. Привести себя в порядок мне помогла сотрудница и подруга Валентина, которой тоже пришлось задержаться на работе в этот богатый на неожиданности вечер.

Когда я в вечернем длинном платье, с колье на шее и пышной залитой лаком  прическе снова поднялась наверх, Пьеха осталась довольна тем, как я теперь выгляжу:

— Ну вот! Совсем другое дело, — приветливо улыбаясь, она одобрила наши с Валюшей старания, — вы первой выходите на сцену и представляете меня. Пока я пою, подбирайте стихи для второго блока — посвящения родным. Помните?

Зрители в зале ГДК порядком заждались выхода на сцену любимой певицы. Поклонники таланта Эдиты Станиславовны преимущественно зрелого возраста. Как говорится, люди старой закалки. Интеллигентная, воспитанная публика. Меня в лайковом бордовом платье в пол встретили громкими аплодисментами, едва я появилась из-за кулис.

— Добрый вечер, Эдита! Мы вас ждали! Мы вас очень любим, — выкрикнул кто-то из зала.

Оказалось, обознались, приняв меня за Пьеху. Едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. О чём я говорила тогда, сейчас уже не вспомню — от волнения и страха подкашивались ноги. Всё как в тумане… Как будто со стороны я слышала свой голос, который меж тем звучал на удивление легко и уверенно. Наконец, на сцену выпорхнула сама Эдита Станиславовна. Именно «выпорхнула» подобно экзотической волшебной сладкоголосой птице. На высоченных «шпильках», в своём знаменитом пышном концертном платье изумрудного цвета с цветами и перьями на плече она как будто парила над деревянным настилом, заполнив собой всё сценическое пространство. Я с восхищением наблюдала за преображением недавней собеседницы. Еще несколько минут назад передо мной была уставшая и от дороги, и от житейских неурядиц женщина, которой далеко за… Не буду говорить сколько. Это неважно! На сцене ей всегда не больше двадцати пяти.

Именно такой я помнила Пьеху с детства, не предполагая даже, что судьба однажды сделает мне такой умопомрачительный подарок: удостоит чести вести её концерт, читать в паузах между выступлениями великой певицы свои стихи, дополняя таким образом её бесценное творчество.

Отработав блок, певица за кулисами падала в объятия своей помощницы и подруги, сопровождавшей её на гастролях. Как я узнала потом, после сильнейшей травмы коленных суставов ей невыносимо больно было даже стоять на высоких каблуках. А она легко и непринужденно, с очаровательной улыбкой на губах порхала по сцене, словно была и вовсе босиком. Быть всегда красивой, женственной, очаровательной — тоже своего рода мужество, на которое мужчина не способен.

О травме и о сильнейших болях в коленях я узнала уже после концерта, когда с дочерью и с коллегами по работе заглянула в гримёрку певицы. Прошло не больше двух минут после того, как она покинула сцену таганрогского ГДК, а Эдита Станиславовна встретила нас уже в домашнем розовом халате и… босиком.

— Простите, что я встречаю вас так. Очень болят ноги, — произнесла певица извиняющимся голосом и рассказала, как несколько лет назад домашний любимец питбуль своими мощными челюстями случайно расшиб ей колено.

Меня поразило, что при этом она с огромной нежностью и любовью к грозному питомцу рассказывала об этом.

— Он же не виноват, что так получилось. Он же не специально, — по-женски мудро и тепло оправдывала она его, — я знаю, он меня очень любит, как и другие три собаки, которые живут в моем пригородном доме в Петербурге.

А я подумала о том, что только настоящая женщина способна понять и простить боль. Если, конечно, травма нанесена «не специально…».

Эдита Станиславовна осталась довольна своим концертом в Таганроге и тем, как я его провела. Она искренне поблагодарила меня за то, что я выручила её в этой непростой ситуации, и в знак благодарности отдала мне почти все цветы, подаренные зрителями. Все я просто не смогла бы унести. Наш кабинет в цокольном этаже Городского дома культуры был буквально заставлен букетами. Несколько я привезла домой. 

Розы, пионы, тюльпаны, гвоздики и герберы завяли. А события того удивительного майского вечера остались в памяти навсегда. Я несказанно благодарна судьбе за встречу с Эдитой Пьехой, а ей самой — за непроизвольно данный ею урок истинной женственности, мудрости и красоты. 

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.