Цикл публикаций, посвященный году российского кино

Машинное надвигается

 

Год российского кино в 2016 году объявлен с целью привлечение внимания россиян к проблемам национального кинематографа. Постараемся и мы внести свою лепту в это благородное дело. Правда, пойдем несколько своим путем, и предложим нашим читателям стать еще и зрителями. Но, обо всем по порядку…

 

Астрахань, благодаря своему экзотическому виду, привлекала внимание не только путешественников, писателей, исследователей, но и кинематографистов. Каждый астраханец на вскидку назовет вам  с пяток фильмов, в которых родина предстает во всем своем купеческом великолепии, рыбном изобилии и трущобном безобразии. Сегодня мы открываем цикл публикаций, в котором расскажем не только о тех фильмах, что снимались в Астрахани, но и самом городе. А начнем с великого Немого…

 

«Живописная Россия»

«Живописная Россия», а точнее — «Живописная Россия: Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении» — амбициозный проект конца 19 века, инициированный издательским товариществом М.О.Вольфа. Возникла идея у человека подготовить и издать  большое сочинение, включающее в себя подробное, всестороннее художественно-научное описание Российской империи и народов ее населяющих. Это было одним из самых дорогих изданий в истории российского книгопечатания, которое и сегодня является библиографической редкостью. Над составлением этого 19-ти томного издания трудилось 423 человека под руководством географа и сенатора Петра Семёнова-Тян-Шанского. Публиковался проект с 1881 по 1901 годы.

В ту пору кинематограф в России только набирал темпы. В 1896 году питерский бомонд впервые увидел несколько короткометражных французских фильмов в антракте водевильного действа. В том же  году начались и первые съемки кинохроник на российской земле. Вплоть до 1908 года зарубежные производители кинолент ограничивались прокатом импортных фильмов в России и эпизодическими съёмками документальных короткометражных лент. А в 1908 г. одним из первых открылся  российский филиал кинокомпании «Братья Патэ». Кстати слово «патефон» произошло он названия этой фирмы, которая занималась еще выпуском граммофонов  с постоянной иглой из сапфира.

Придворный кинооператор

«Братья Патэ» щедро финансировали российский филиал, основной капитал которого равнялся 1 млн. франков. На эти деньги можно было снимать и свое кино, к чему филиал и приступил. «Донские казаки» — первый полуигровой фильм, в основе которого лежал чисто русский сюжет, пользовался такой популярностью, что разошелся по стране в 219 копиях. А снимал его помощник придворного российского кинооператора, эльзасец, работавший в России под псевдонимом  Жорж Мейер. Спрос на короткометражку про казаков породил еще один чисто русский проект — «Живописная Россия». Майер снял большую часть из 21 фильма, которые составили основу этого уже кинематографического проекта. Россияне увидели  «Живописный Киев», «Поездку по Волге»,  «Производство керосина в Баку» «Пожар в Одессе», «Маневры эскадры в Черном море» и др. В документальный цикл вошла серия «Завод рыбных консервов в Астрахани». Его снимали в Астраханской губернии в 1908 году.

 

«Все видим, все знаем»

Таков был девиз фирмы Патэ, и, глядя на кадры из упомянутой ленты, непроизвольно веришь рекламному слогану начала 20 века. «Живописная Россия» Патэ, конечно не могла конкурировать с серьезным печатным проектом Вольфа, но сделала то, чего Вольфу сделать не удалось. А мечтал издатель о дешевом издании, способном разойтись среди широких народных масс, но не вышло. А у Патэ вышло, да и техническая новинка позволяла созерцательным путем добывать без труда новую информацию, чего мало- или вовсе не грамотный народ, посозерцав книжку, вряд ли бы добился. Словом, «Живописная Россия» Патэ обрела успех. А вместе с ним и «Завод рыбных консервов в Астрахани».

Сложно сказать на каких именно промыслах происходила киносъемка. Но на экране перед нами предстают серьезное производство, проходят люди — типы того времени, мы видим их условия труда и быта. Здесь же — и знакомая каждому астраханцу технология производства рыбных продуктов. Правда, о консервах,  в привычном для нашего современника значении слова, в этой картине речь не идет. Скорее, как о способе консервации рыбы в виде вяленья.

Да что еще рассказывать, просто наведите свой телефон на QR-код и смотрите!

 

***

Уже в 1912 г. А.Серафимович в статье «Машинное надвигается»  отразил такое наблюдение «На улицах губернских  городов, уездных городишек, больших сел и посадов, везде на улицах с одиноко мерцающими керосиновыми фонарями вы встретите одно и то же: вход, освещенный фонариками, и у входа толпу ждущих очереди — кинематограф. Загляните в зрительную залу, вас поразит состав публики: здесь все — студенты и жандармы, писатели и проститутки, офицеры и курсистки, всякого рода интеллигенты в очках, с бородкой, и рабочие,, приказчики, торговцы, дамы света, модистки, чиновники,, словом,— в с е...». Великий Немой — один из результатов технического прогресса покорил Россию. В том числе и с помощью таких нехитрых фильмов, как «Завод рыбных консервов в Астрахани». Но с каким удовольствием мы, люди 21 века, смотрим это черно-белое кино! Как говориться, «немые разговоры красноречивей слов иных».

Тайна Ани Гай

Кинематограф в России уверенно завоевывал сердца и умы в начале 20 века. Однако документальное кино стало интенсивно прирастать российскими игровыми кинолентами. Даже грянувшая революция и последующая за ней Гражданская война не остановили кинематографический процесс. Более того, новая Россия активно к нему присоединилась. И вот уже в советских кинотеатрах начали крутить киноленты, основанные на революционной действительности.

Григорьев — Патрашкин

Сергей Тимофеевич был автором исторических, приключенческих и фантастических произведений для детей и юношества. В 1925 году он написал очередное свое произведение «Тайна Ани Гай», в котором рассказал историю, каковых в то время могло быть несколько десятков тысяч. Девочка Аня, потерявшая своих родителей по дороге в родные места, знакомится в поезде с матросом Жданом. На поезд нападают белые, но девочке удается спастись и скрыться. Среди беженцев Аня встречает сверстника-перса Али. Помогая друг другу, дети продолжают свой путь, попадая в различные приключения. Они снова встретятся с уже капитаном Жданом,  примут участие в погоне за контрабандистами, чтобы доставить оружие по назначению. В одной из перестрелок геройски погибнет Али, а Аня и Ждан, выполнив первое важное задание большевиков, вступят в Красную Армию. Это были, конечно, не «Красные дьяволята», которых впервые экранизировали в 1923 году, но сюжет тоже вращался между детьми, приключениями и революцией. В 1926 году по этому нехитрому роману решили поставить пока еще немую, но полнометражную черно-белую «фильму» «Аня».

Творческий союз

Режиссерами киноленты стали Ольга Преображенская и Иван Правов. Ольга Ивановна имела солидный актерский театральный опыт, в 1913 году дебютировала в кино, а через три года занялась кинорежиссурой. Иван Константинович в нежном возрасте работал мальчиком-рассыльным в варьете, затем воевал в Гражданскую, а в 1926 году пришел помощником режиссера в кино.  Однако, столь различный опыт не помешал этим двум людям и в дальнейшем снимать добротное кино. «Аня» стала первой кинолентой этого творческого союза, своего рода фильмом-спевкой. О. Преображенская вспоминала: «В противоположность слащавым фильмам с Джейки Куганом, мы хотели показать детей участниками революционной борьбы. В «Ане» дети умирают за революцию, фильма «Аня» — героическая романтика, революция, воспринятая и преломленная детскими душами». Так как события фильма разворачивались на фоне летних пейзажей, то съёмочной группе пришлось спешно догонять лето и покинуть сентябрьскую Москву 1926 года.

Кино и солнце

«Всю дорогу от Москвы до Саратова — дождь. В Саратове и дальше какой-то потокообразный ливень. Аппарат нельзя выносить даже сложенным  в футляре. Под Сталинградом впервые клочек голубого неба, и в Сталинграде — солнце,  жаркое, настоящее летнее солнце. Кино и солнце. Кто знает более искренних и настоящих друзей?», — вспоминала О.Преображенская. Читаем дальше: «Особого впечатления в Сталинграде на взрослую часть населения экспедиция не произвела. Относились подозрительно к героям — оборванным девчонке и мальчишке, досматривали с сомнением на «главного», т. е. на меня, зато у юной части населения успех наш был потрясающий: видели воочию, что и они могут играть, как играют наши герои, кипели таланты в грудях, и нам приходилось плохо».

Но капризное солнце уходило дальше на юг, да и сюжет требовал переместиться в Астрахань, ближе к морю.

Искренность и подозрения

Отметим, что нечасто можно встретить в литературе рассказ о съемках в Астрахани. А О.Преображенская оставила свои воспоминания не только о том, как снимался фильм, но и о нашем городе. Поэтому позволим масштабно процитировать первоисточник, думаю, он вам понравиться. Из журнала о советском кинематографе за 1927 год: «Зеркала произвели не совсем обыкновенное впечатление на астраханцев и ввели их в подозрение. По городу, особенно среди приезжавших из деревень рыбаков, поползли темные слухи, говорили, что Волгу хотят отвести в сторону от Астрахани и для того все вымеряют и высматривают, а в порту болтали об американской концессии на все промысла, кино-людей встречали недружелюбно и только тогда, когда начались съемки, город ошалел от сногсшибательной новости — к городе кино-экспедиция. Гостиницу брали приступом толпы народа, в особенности рыбаков, окружили аппарат и не давали работать. Когда узнали, что нам герои и героини не нужны, пыл немножко спал, но зато возликовали мальчишки — они требовались. С утра гостиницу нашу терроризировал сплошной визг и гомон детей. Заведующий гостиницей метался в страхе среди толпы оборванцев и грязных кино-героев. Сколько искренних и беззаветных юных друзей оставили мы в Астрахани. Нас при отъезде провожали целые толпы, лезли в окна вагона и плакали».

Астраханская действительность

Астраханские газеты 1926 года о событиях вокруг съёмок фильма, что само по себе было редким, практически единственным случаем в местной истории на тот период, не писали вовсе. В 1926 году газета «Коммунист» сообщила астраханцам о съемках кинохроники экспедицией Совкино на Оранжерейном промысле. «Это первый случай заснятия рыболовных работ в Астраханском крае», — заявляла газета. Киношная экспедиция намеревалась зафиксировать на плёнку еще и празднование Октябрьских торжеств.

В это время Астраханский край восстанавливался после войны. Уловы рыбы в 1926 году достигли довоенных размеров, также как и зарплата тех, кто был занят этим родом деятельности. Поощряя ловецкие хозяйства, местные власти добились того, что в интересующем нас году промыслом занималось 77 000 человек, хотя до войны таковых было почти на 20 тысяч больше. 43% ловецких хозяйств кооперировались и успешно конкурировали с государственными предприятиями этой отрасли. К слову в госрыболовстве трудилось 50 000 человек. «За истекшие девять лет рыбная госпромышленность не нажила больших капиталов, но она и не ставила себе это первоочередной задачей», — констатировала местная пресса.

Астрахань возвращалась на международный рынок не только благодаря рыбно-икорному, но и пушно-сырьевому экспорту.

«Липовые» безработные и работники

Началась борьба с «липовыми» безработными, которые исправно получали пособия, но имели побочную работу. Причем среди астраханских безработных (общее их число составляло 11 265 чел.) лидировали рабочие неквалифицированного труда и служащие.

Ратовали за экономию фонда заработной платы: «огромнейшее  большинство учреждений и предприятий, состоящих не только на хозрасчете, но даже на государственном и местном бюджете, допускает всевозможнейшие повышения оплаты труда, по сравнению с установленными разрядами. В оплате труда царила вакханалия не только в отношении оплаты труда рядовых работников канцелярского труда, но и в отношении оплаты спецставками и разряда именуемого ответственными работниками».

Газеты призывали идти кредитной войной на частника, который занимал 35 % хлебного рынка, 75 % мясного, 49% текстильного и 99 % рынка горянских товаров. Чтобы выдавить частника из сфер экономики, власти предлагали прекращать кредитование частных предпринимателей и по возможности вытеснять их государственными и кооперативными организациями. Районы области бойко рапортовали об успехах кооперативного строительства: «Частник уже сбит с мануфактурного рынка, торгует мелочью». А вот Зацаревский район горевал: «Частник — мелкий лавочник заполняет наши села», в которых торговали даже муллы и муэдзины.

 

ЖКХ нэпмановского времени

За время войны жилой фонд Астрахани сильно обветшал. «Это общее явление, но в Астрахани оно выразилось особенно ярко. Здесь разрушены самые лучшие, самые большие дома, по крайней мере, на 45 %. Если не принимать никаких мер к восстановлению и поддержке домовладений, то в недалеком будущем они все разрушатся», — горевали в Горсовете.  «За 1926 г. собрано квартплаты 314 000 руб, а израсходовано на ремонт домов 700 тысяч рублей», а стало быть, власти предлагали повысить квартплату: «По точному подсчету, содержание каждого квадратного метра жилплощади обходится в 40 коп.». Точный подсчет подкреплялся и классовым принципом: предприниматели-нэпманы платили за квадратный метр значительно больше пролетария.

В 1926 году городские власти грозились реконструировать Ямгурчевский мост (в то время его называли Бабушкин). Взамен прежнего, закрытого для гужевого транспорта, планировали возвести железобетонное сооружение длиной 64 метра и шириной 12. Да еще запустить через мост 2 колеи трамвая. Приступили к реконструкции Земляного моста (в те года — мост им. Шаумяна).

Город тянул линию водопровода и засыпал песком и щебнем «низкие» места города, которые «вследствие того, что атмосферные воды, застаиваясь на площадях и улицах, ввиду их низменности, остаются здесь в течение нескольких месяцев».

***

Вот такой предстаёт Астрахань в период первых в своей истории съёмок фильма «Аня».

К сожалению, фильм полностью не сохранился, но надеемся вы сможете посмотреть одну его часть, выйдя по ссылке. kinemathek.ru/9831-kinemathek_ru-tayna-ani-gay.html[Е. В.1] 

После съемок фильма «Аня» (1927 год) о нашем городе кинематографисты забыли надолго. Видимо, и в других советских городах хватало подходящей «натуры». И вот в 1955 году на советский экран выходит фильм «Вольница», в некоторых кадрах которого астраханский зритель узнает родные места.

Вольному воля, ходячему путь

В 1950 году Федор Васильевич Гладков издал вторую часть своей автобиографической трилогии, которую назвал «Вольница». Книга рассказывала о тяжелой работе и бесправном существовании рабочих на рыбных промыслах Астрахани. Насколько она автобиографична, судите сами: родился автор в Саратовской губернии в селе Чернавка. Малоземелье выгнало его семью из родной деревни, и родители скитались в поисках работы. Известно, что Федор работал «мальчиком» в аптекарском магазине, откуда сбежал из-за постоянных побоев.  Потом трудился в литографии и слег в постель от тяжелого труда. Затем какой-то поп обвинил двенадцатилетнего мальчишку в святотатстве, а урядник сильно избил подростка. Так что матери пришлось взять сына и бежать на Кубань, где в то время работал глава семьи. Дальнейшая биография писателя не менее интересна, но мы остановимся на этом этапе его судьбы. В связи с тем, что именно эта часть его жизни и нашла отражение в упомянутом романе. Только местом действия романа стала Астрахань, хотя нам доподлинно не известно, бывал ли сам писатель в этих местах в описываемый период.

Там, где воля, есть и путь

Думается, что Астрахань стала местом действия событий «Вольницы» благодаря особому отношению Ф. Гладкова к классику пролетарской литературы Максиму Горькому. Прислав свое первое литературное произведение на суд последнему, Ф. Гладков получил не только положительную оценку, но и протеже Горького в литературном журнале «Мир Божий», очень популярном в среде демократической интеллигенции. Впоследствии сам Ф.Гладков говорил о пролетарском  писателе следующее: «Ни один писатель, начиная от Пушкина, не сроднился так с моей душой, как Горький. Пожалуй, это не точно — «сроднился», весь мой духовный рост, вся моя сознательная жизнь расцвела под обаянием Горького. Он как-то сразу и навсегда врос в меня в один из солнечных дней, насыщенных хмелем весеннего цветения».

А посему нет ничего удивительного в том, что астраханские промыслы так впечатлили писателя. Его детские ощущения вылились в прекрасный роман, который был удостоен Сталинской премии, а в 1955 году экранизирован.

Вольному воля

Фильм по роману, да еще лауреату Сталинской премии поручили снимать мэтру отечественного  кино Григорию Рошалю. Свои первые роли в этой киноэпопее сыграли будущие звезды отечественного кино Юрий Белов, Руфина Нифонтова, Майя Булгакова и Валентина Владимирова. Сыграл в этой ленте рыбозаводчика «советский Дед Мороз» Александр Хвыля. Талантливый режиссер, и не менее талантливый актерский состав сделали эту ленту настоящим документом эпохи. Все тонкости рыбного производства показаны настолько правдиво, словно с экрана и впрямь веет особым ароматом тони и волжского дебаркадера. Городских видов — не много, видимо, в основном съемки проходили в других поволжских городах. Но и то, что мелькает на экране — узнаваемо. А что же сама Астрахань? Чем встречала киноэкспедицию, и интересовалась ли вообще, что за кино снимают в родных просторах? В областной газете «Волга» нам не встретились публикации о съемках этой киноэпопеи. Зато информации о жизни горожан в 1954 году было в избытке, что ж, поделимся прочитанным…

Добрая воля сильнее рассудка

О том, что второй год продолжалась реставрация Астраханского Кремля, писала «Волга» в конце мая 1954 года. В первую очередь проводились реставрационно-восстановительные работы на южной, частично разрушенной,  стене  Кремля и по укреплению Крымской башни. Ожидали своей очереди Житная и Артиллерийская башни, а также прясла сохранившихся стен. В результате изучения строений Троицкого монастыря и Архиерейского дома, ученые установили, что они сложены, так же как и кремлевские стены из «татарского кирпича» — плинфы (22 х 22 х 5 см). А изначальный цвет Успенского собора — красный, ибо храм сей сложен из большемерного кирпича, характерного для 17 века. Этот кирпич был покрыт 5-6 –сантиметровым слоем известкового набела. Наличники, капители и другие детали храма были выполнены из белого камня. Белокаменное гульбище — обходная галерея вокруг верхнего храма в прежние времена была раскрашена в несколько цветов. Словом, желание восстановить один из немногочисленных кремлей СССР потребовало не только строительных, но и интеллектуальных усилий.

Планировалось благоустроить и территорию вокруг Кремля. За его южной стеной, на территории стадиона «Трудовые резервы» было решено возвести широкую парадную улицу, посреди которой намечалось устроить бульвар с фонтанами и монументальной скульптурой. Эта улица должна была соединить центр города с Домом Советов, который решили построить на пристани № 17. Как читатель уже понял, сей бульвар стал потом Ленинской площадью, а Дом Советов так и не построили.

Своя воля царя боле

В то время наш город был крупнейшим перевалочным пунктом нефти. Ее добывали на Апшеронском полуострове, а через Каспий и Волгу доставляли в центр страны. Дорогу эту проложили нефтяные короли Нобели, в советские времена не стали искать транспортной альтернативы. В 1954 году впервые в истории нефтеперевозок началась буксировка барж методом толкания вниз по реке. Такой новаторский подход продемонстрировал экипаж молодежного теплохода «В.Васнецов». «Техническая скорость с двумя баржами от Саратова до Астрахани в среднем составила 343 км в сутки против 295 по норме. Караван прибыл на Астраханский рейд досрочно на 14 часов», — писала «Волга».

Кипела работа и в Астраханском порту, в котором с начала навигации по начало июля было обработано более 100 судов. Сюда прибывали баржи с углем для Астраханской ГРЭС,  с асфальтом и пиломатериалами, консервами и железом. В отличие от нефтеперевозчиков, которые стремились ускорить темп своей работы, в нашем порту царило совсем другое настроение. Здесь предпочитали авральный метод работы, компенсируя недостаток грузчиков созданием «сборной команды» из административных работников порта, которыми буквально «затыкали» узкие места в менеджменте. Или такой случай: теплоход «Адмирал Корнилов» с 322 тоннами муки прибыл в порт, чтобы потом доставить ее в село Котяевку. Вместо того, чтобы вручить капитану накладные и отправить по месту назначения, «сборная команда» с тремя бригадами грузчиков разгрузила муку на платформу, а потом снова загрузила ее на судно. С клиента взяли деньги за разгрузку-выгрузку, а порт выполнил плановое задание.

Чья воля, того и ответ

Весной 1954 года на берегу реки Кизань началось строительство первого в низовьях Волги завода по искусственному разведению осетровых рыб. Впрочем, молодь осетровых уже выращивали в экспериментальном хозяйстве с ласковым, но двусмысленным названием «Батрачок» в Камызякском районе. На 2,5 га прудов здесь было выращено 113 600 мальков осетровых. В нерестово-вырастных хозяйствах  разводили также мальков сазана, леща, судака, помогая восполнить рыбные богатства Волго-Каспия.

А на Каспии шел промышленный лов кильки. С 1952 года впервые в мире ее стали ловить с помощью центробежного насоса и подводного освещения. Это позволяло добывать за ночь на одном судне от 35 до 50 центнеров рыбы. А сотрудники Астраханского отделения рыбообработки ВНИРО проводили экспериментальные работы по выработке новой продукции — копчено-мороженной кильки. Их исследования привели к созданию более дешевой, но сохраняющей все вкусовые качества продукта, рецептуре.

Стремились модернизировать и средства лова — знаменитую реюшку — парусное судно, на котором с незапамятных времен выходили рыбаки в море. В 1930-е годы ее пытались механизировать, но не удачно. В 1954 году экспериментальная база Волго-Каспийского треста предложила и поставила на реюшку двигатель и сетеподъемную машину, изменив слегка кормовую часть судна. Реюшка успешно прошла испытания, хотя практика показала необходимость внесения дополнительных инженерных решений.

Ваша воля — наша доля

Ну и продолжая тему реки-моря напомним читателю и о том, что когда-то наш город был одним из центров судостроения. Судоремонтные мастерские областного управления моторно-рыболовных станций в 1954 году начали производство теплоходных морских буксиров. На судоремонтном заводе им. Урицкого начался выпуск нового типа комфортабельного пассажирского речного катера на 120 пассажиров. Два уже построенных судна А-1 и А-2 (Астраханский первый и второй) начали работать в Бельском и Уральском речных пароходствах.

В 1950 –х и последующих за ними годах Астрахань уверенно удерживала за собой звание рыбодобывающего, судоремонтного и судостроительного центра страны. Она не претендовала на звание Каспийской столицы, но великая русская река и уникальное море-озеро являлись неотъемлемой частью повседневной жизни этого древнего города. Собственно об этом повествует и фильм «Вольница», напоминая современникам о былом.

…содержательное представление об эпохе…

Среди культовых советских фильмов конца 1930-х годов, кинокартина «Степан Разин» занимала особое место. Она вышла на большой экран в 1939 году, после таких исторических блокбастеров как «Петр Первый» и «Александр Невский», но была хорошо принята зрителем. Она не стала хрестоматийной, но, тем не менее, бытует мнение, что часть съёмок проходила в Астраханском крае,  и это даёт нам повод вспомнить об этом произведении и о той эпохе.

«У воров голова нашлась…»

Наш кинематограф обращался к образу Степана Тимофеевича всего трижды — в 1908, 1939 и 1988 годах. Даже как-то странно себе представить, что столь «революционный» персонаж отечественной истории не вызывал интереса у киношников. Тем не менее, после разворота советских режиссеров в сторону императора Петра I и князя Александра Невского, выход на большой экран фильма о «воровском» атамане не встретил у народа энтузиазма. Петр и Александр добились большего успеха не только благодаря режиссерской и актерской работе (во всех трех картинах уровень был достаточно  высок, правда, бюджет — разный), но в силу каких-то других причин. Может быть, неожиданный выбор главных героев, удивил зрителей, привыкших разрушать старый мир и строить новый, без императоров и князей.

Тем не менее, роман А.Чапыгина «Разин Степан», написанный в 1924-1927 годах, был положен в основу сценария советской киноленты 1939 года. «Работа над фильмом была нелегка, ибо достоинства романа становились трудностями на путях экранизации. Сила романа — чапыгинское слово — мешала кинематографическому его прочтению. Заговори Разин, его сподвижники и противники стилизованным чапыгинским языком — родилась бы неудобоваримая лента, полная искусственности. Пришлось «выпрямлять», модернизировать язык, призванный передать разнообразные чувства действующих лиц», — писал один из критиков-современников.

«Кто со мной пойдет — двигай налево»

Как правило, на «заре» нашего кинематографа, съемки фильмов были преимущественно павильонными. «Натуры» добивались искусно сделанными декорациями. Например, для «Александра Невского» изготовили 25 грандиозных декораций, самой сложной из них оказалась декорация Новгорода XIII века — целого города с площадями, церквями, торговыми рядами. Съемки «Степана Разина» были не столь масштабными. «Для фильма уже заснят ряд сцен на Волге: нападение Разина на караван царских судов и др.», — писала астраханская газета «Коммунист» в 1938 году. Нам удалось найти уточняющие детали работы съемочной группы. «Киноэкспедиция «Мосфильм», находящаяся сейчас в Куйбышеве, заканчивает последние приготовления к натурным съемкам фильма «Степан Разин» в Жигулевских горах, — писала газета «Волжская коммуна» в августе 1937 года. — С верховьев Волги и Москва-реки плывут старинные суда — купеческие и царские струги. Одно такое судно уже встало на прикол близ устья реки Самарки. Основные натурные съемки будут вестись в живописных местах в районе Ставрополя (ныне Тольятти — прим. Автора) и Жигулевских ворот. В массовой съемке примут участие до 600 трудящихся Куйбышева и Ставрополя. Они будут играть стрельцов, колодников и купцов. Отдельные эпизоды будут разыграны при участии артистов куйбышевских театров». «Жители Ставрополя и Морквашей наблюдали в сентябре необычное зрелище на Волге. Флотилия старинных, ярко разукрашенных судов плыла на веслах, — писал корреспондент газеты. — У Соленой воложки вдруг неожиданно разгорается бой».[1]

«Где ширь, где раздолье, где места знакомые…»

Вернемся снова к астраханской газете «Коммунист» 1938 года: «В настоящее время на берегу Черного моря, близ Одессы, сооружаются укрепленный город Черкасск и старинная Астрахань, взятая Степаном Разиным». Выходит, что не работала съемочная группа в  нашем городе, ограничившись натурными съемками в более живописных местах. Однако павильонная Астрахань в фильме фигурирует. Сразу отметим, что в фильме наш город предстает в самых общих чертах и с большими погрешностями, которые сразу бросятся в глаза коренному астраханцу. Историческая правда отражена в лице, если так можно выразиться, верблюдов и осликов, каковых в ту пору еще можно было застать на улицах нашего города. А может быть, Астраханский Кремль, знакомый режиссерам  «Степана Разина» Ольге Преображенской и Ивану Правову восстановили по памяти благодаря предыдущей работе над «Тайной Ани Гай» в 1927 году? Ответы на эти вопросы лежат, по всей вероятности, в области будущих исследований. А посему, сделаем хотя и предварительное, но аргументированное заявление: «Степана Разина» в Астрахани, скорее всего, не снимали. Ведь главный исторический объект для фильма — Кремль с 1918 года не являлся общедоступным местом. Здесь располагался гарнизон, который покинул историческую реликвию в конце 1940-х — начале 1950-х годов.

«Вот Волгой и пойдем…»

Тем не менее, бросим взор на Астрахань указанного периода, раз уж завели  разговор о несостоявшихся съемках. В поисках материалов о фильме «Степан Разин» нам удалось пролистать областную газету «Коммунист» за 1938 год. На её страницах — настроения и жизнь горожан в это непростое время «большого террора».

Астрахань в 1938 году в очередной раз приобретала облигации государственного займа. Впервые к такого рода займам государства у населения в СССР стали прибегать в 1922 году. Но в 1922 году срок погашения долга составлял 8 месяцев, а начиная с 1927 года, государство оперировало цифрами куда более серьезными — 10 и 20 лет. Надо ли говорить, что такие сроки не внушали оптимизма при даче государству взаймы. Тем не менее, государство прибегло к излюбленному методу — не хочешь, заставим. И вот на страницах астраханской газеты запестрели статейки о «добровольном, осмысленном и бескорыстном» поступке советских людей. «Я от всей души отдаю свою месячную стипендию 200 рублей взаймы государству»,- писал студент Астррыбвтуза Уклистый. «Оденем границы в бетон и сталь», — вторил ему заместитель бухгалтера астраханской базы Главпенькоджута П.Голов. — Я в своей организации первым подписался на новый заём и отдал государству месячный заработок  450 рублей». К слову, «стремясь к формированию благоприятного общественного «имиджа» собственного кредита, доказательству его надежности и гарантированности, сталинское руководство всегда своевременно и в полном объеме проводило тиражи и выплаты по займам». Даже в годы Великой Отечественной войны.

«Пушкари воруют, да воевода дурак…»

Писала газета «Коммунист» и о вредителях. Например, во Владимировском районе «сильно засорены колхозные кадры. Остатки разгромленных врагов народа продолжают вредить. В районе имеет место скрытый, искусно организованный саботаж выполнения государственных планов». Вместо 3 885 га бахчевых здесь посеяли 2 100 га, вместо 905 га овощей — 499, около тысячи гектаров зерновых съедено сусликами. «На 23 июня в Болхунской МТС из 36 комбайнов было отремонтировано только 4. В этот день в МТС прибыл инженер облзо (областной земельный отдел), а через некоторое время — инженер окрзо. И при наличии тех же материалов, они смогли без особого труда организовать быстрые темпы ремонта при лучшем качестве, чем было до этого. В результате на 25 июня было отремонтировано еще 7 комбайнов, а к 1 июля было выпущено из ремонта еще 20…». Узнав о «стахановских» методах инженеров секретарь райкома партии приказал выгнать из МТС обоих инженеров. Может быть, здесь и имело место умышленное вредительство, но, скорее всего, присутствовал традиционный подход к организации труда. Или нетрадиционных подход к интерпретации событий.

А вот еще раз о вредителях: «враги народа, орудовавшие на судоремонтном заводе им. К. Маркса вредительски на износ эксплуатировали оборудование. Сейчас 50 процентов станков требуют текущего, среднего и капитального ремонта». «Свои грязные руки враги приложили и к орудиям лова: строили их вредительски, чтобы сорвать план вылова рыбы. Они эксплуатировали  флот на износ». А вот и примеры вредительства из газеты «Коммунист»: «в ряде колхозов флот все еще разбросан по берегу реки. Оставленный без присмотра, он портится». «В федоровском колхозе вот уже 15 дней как затопили неводник, и его никто не пытается вытащить».

 «Сымай кафтан, бери топор…»

Во второй половине 1930-х годов, Астраханская область начала осваивать новую культуру — рис. Но урожаи получала не большие, а причина: агротехнические указания по посеву риса были разосланы в районы в начале марта, но не дошли до колхозов. Во всех трех рисосеющих хозяйствах Володарского района, например, были не правильно выбраны площадки под посев — поливные карты расположены так, что  нельзя создать нормальный водный режим для всего поля. Результат выбора, конечно, сказался на урожае.

Собирали в Астрахани и урожаи хлопка, которым засеяли только в колхозах Наримановского района 1 500 га. Причем переработка этого  сырья осуществлялась на астраханском хлопкозаводе, который выпускал технические семена хлопка-сырца.  Сажали у нас  и арахис. В 1936 году эту культуру освоили в колхозе «Красный партизан» (с.Вольное), но и спустя почти год после пробных посевов, колхозников так и не снабдили элементарными агроправилами. Ну как тут добиваться трудовых успехов?!

***

Чего только не встретишь на страницах областной прессы 1938 года! Каждый «вредительский» шаг отзывается в нашей памяти и собственными примерами неудачного менеджмента в 1950, 1960, 1970-х и последующих годов. Вечная нехватка сырья и материалов, набившая оскомину трудовая дисциплина и производительность труда. Видимо, «большой террор» коснулся в большей степени отдельных граждан, но не явлений, иначе как можно объяснить их «живучесть» и в последующие времена?

 А при чем же здесь Разин, спросит читатель. Да собственно при том, что небольшое расследование по поводу несостоявшихся съемок, дало нам возможность заглянуть в те времена и проиллюстрировать каждую из частей настоящей статьи цитатами из замечательного фильма. Впрочем, вы и сами можете взглянуть на «Степана Разина» образца 1939 года.

[1] http://www.vkonline.ru/content/view/156782/kak-v-zhigulevskih-gorah-snimali-kino-pro-stenku-razina

Начало неведомого века

 

В 1960-е годы интерес кинематографистов к Астрахани оживился. Причем на столько что за десятилетие, как считают некоторые источники, у нас сняли целых четыре фильма: «Понедельник — день тяжелый» (1963), «Товарищ Арсений» (1964), «Родина электричества» (1967) и «Взрыв после полуночи» (1969). Вспомним об этом удивительном времени между оттепелью и застоем.

 

Теория бесконфликтности

Фильмы 1950-х годов — яркие, праздничные, счастливые демонстрировали всем и каждому преимущества социалистического строя. Но очень были похожи друг на друга, не только потому, что играли одни и те же артисты, а потому, что счастье с экрана лилось рекой. Ведь оно всеобще, без индивидуальных особенностей, помните, как у Л.Н.Толстого: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Всеобщее благоденствие киношной жизни было краеугольным камнем теории бесконфликтности, которую в ту пору поддерживали в верхах.

Но оттепель второй половины 1950-х годов не только реабилитировала и вернула семьям невинно осужденных, но и ослабила железную хватку властей в области свободы слова и творчества. Творчество же, почувствовав некоторую легкость в движениях мысли, сразу же воплотилось в литературных, художественных, театральных, кинематографических произведениях, которые уже в момент их появления на свет, окрестили шедеврами советского кино, театра, литературы и живописи. Конечно, не все они тянули на шедевры, но запомнились зрителю, потому что их авторы смотрели на окружающую действительность не через розовые очки социалистического реализма, но внимательным взглядом гражданина и человека. Не стало исключением и кино, которое стало пристально  наблюдать жизнь со всеми ее противоречиями и оборотными сторонами.

 

«Понедельник — день тяжелый»

— фильм как раз из этой серии. Его почему-то причислили к кинокомедии, хотя он больше напоминает фельетон о том, что «кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет…». Фильм снимал Иван Лукинский — создатель знаменитого «Ивана Бровкина», а автором сценария был Аркадий Васильев, отец популярной сегодня Дарьи Донцовой. Одну из ролей сыграл наш земляк Виктор Чекмарев, заслуженный артист РСФСР.

 В киноленте наш город представлен щедро: здесь и новенькая Ленинская площадь, и Лебединое озеро, и набережная, и арка сада «Аркадия». На вопрос журналиста газеты «Комсомолец Каспия» заместителю директора картины: «Планировали ли вы снимать фильм именно в Астрахани?», тот ответил вполне искренне: «И да, и нет. Была запланирована проба в трех городах — в Ростове, Волгограде и Астрахани». Но журналист не унимался и с настойчивостью вопрошал: «Почему выбор пал на наш город?», «выдавив» из респондента комплимент: «Он очень солнечный. В нем много воды и улыбок». Режиссер фильма о городе высказался так: «Астрахань привлекла нас тем, что здесь можно хорошо показать советскую действительность. Красивые здания, труженица-Волга, внутригородские реки, одетые в бетон».

Не успела съемочная группа ступить на астраханскую землю, как сразу же была организована творческая встреча с жителями областного центра в кинотеатре «Космос». В. Чекмарев, Н. Гриценко и Л.Хитяева рассказали о своем пути в искусстве, а режиссер вкратце познакомил жителей с сюжетом будущей ленты.

Съемки продолжались почти весь август, а в массовке снимались артисты астраханских театров. Здесь же в Астрахани И.Лукинский поделился новыми творческими замыслами —  на будущий год он планировал начать работу над  фильмом «Товарищ Арсений».

 

 

«Товарищ Арсений»

— второй совместный фильм И. Лукинского и А.Васильева, который начали снимать практически сразу после «Понедельника…». Эта кинолента была посвящена М.Фрунзе и основные события фильма разворачиваются в Иваново-Вознесенке, где главный герой возглавил подполье и руководил знаменитой стачкой в годы первой русской революции. Собственно и снимали-то в Иванове, Шуе, Кохме, Боровске, даже в Ленинграде. Вот как об этих памятных киносъемочных днях вспоминали местные жители — участники массовых сцен: «Накануне нам сказали, чтобы мы надели юбки «в землю» и взяли платки. Я достала из бабушкиного сундука настоящий наряд того времени: длинную черную юбку и ярко-оранжевую кофточку с черными кружевами, «в талию». Взяла мамин платок. Нас рассадили группами, кто-то прогуливался между деревьев. Сказали, что, когда закричат: «Казаки!» — нужно вскочить и бежать, — вспоминала на страницах «Ивановской газеты» участница съемок Ирина Брыссина. — Бежать требовалось очень быстро: за спиной раздавался топот и храп лошадей, «казаки» размахивали нагайками».

Фильмом «Товарищ Арсений» начал свою кинокарьеру Леонид Броневой, а исполнитель главной роли Роман Хомятов, войдя в образ Фрунзе,  не выходил из него еще в 11 кинолентах.

 «Товарищ Арсений» — лента, характерная для кино в духе соцреализма. Несмотря на оттепель и попытки людей от искусства переключиться на более интересующие их темы, приходилось снимать и такого рода «агитки». Правда, просмотрев фильм, мы не увидим в ней родного города, да и отсутствие каких-либо «документальных свидетельств» в виде хотя бы статей в местной прессе, позволяет усомниться в том, что это кино снимали у нас.

 

«Родина электричества»

— киноновеллу Л. Шепитько с таким названием планировали включить в киноальманах-трилогию «Начало неведомого века», посвятив его 50-летию Октябрьской революции. Для съемок фильма по мотивам рассказа А. Платонова выбрали Сероглазовку. По сюжету действие происходило в 1921 году — в разгар поволжского голода, поэтому песчаные сероглазовские дюны стали натурой, прекрасно иллюстрирующей атмосферу того времени. А местные жители органично дополнили натуру, ведь профессиональные актеры сыграли в этой ленте лишь несколько ролей. Вот как вспоминали о съемках фильма сероглазовцы: «Запомнилось, как киношный автобус проезжал по селу, останавливался у магазина, например, где народ, и прямо оттуда, уговорив, увозил на съемку. Так и бабушку мою снимали прямо с сумкой, как пришла за хлебом. А мы, детвора, завидев автобус, разбегались кто куда».  Или вот такой эпизод: «А я чабаном работал, только приехал с точки, обросший весь, черный от загара, тут меня и встретила в конторе помощник режиссера: вы-то нам и нужны. Да я не умею, говорю. Нет-нет, все получится, уверяет она меня. Ладно, уговорили, вот пойду домой побреюсь. Ни в коем случае, закричала она,  вот именно в таком виде — и все эти дни вообще не брейтесь. Так я стал артистом…».

Ларису Шепитько запомнило все село. Тогда она не была известным режиссером, но память о ней сероглазовцы сохранили: «худенькая такая, нежненька, но все ее слушали, к ней тянулись. Главное, что она простая была, добрая». «Сколько народу-то на съемках бывало занято: стариков, детей, старух. И каждому она так легко все объясняла, будто мы и в самом деле артисты».

Этот фильм снимали с помощью широкоугольного объектива: так возникало ощущение безбрежности пространства, увиденного словно бы сверху. Казалось, что «Родина электричества» снята с точки зрения Бога, печально поглядывающего на землю. В 1967 году такое видение уже начало подвергаться цензуре, фильм был уничтожен, но спустя 20 лет была  найдена чудом уцелевшая копия, которую показали в прокате в 1987 году.

«Взрыв после полуночи»

— кинолента с таким названием была снята Эразмом Карамяном и Степаном Кеворковым в 1969 году. В центре сюжета — события 1919 года. Сергей Киров поручает председателю Астраханской ЧК Георгию Атарбекову наладить связь с дагестанским ревкомом и  закупить бензин, доставив горючее контрабандным путем. Несмотря на то, что в фильме фигурируют персонажи нашей местной истории, нам не удалось найти доказательств, что и это кино снимали у нас. Пресса тех лет лишь уведомляет астраханских читателей о том, что начинается работа над фильмом, но ни слова не говорит о том, что в город приехала киногруппа. Впрочем, нам не удалось проверить и по кадрам из этой киноленты, «вытащить» эту «агитку» из Интернета тоже не удалось.

Что ж, из перечисленного только два фильма можно признать смело аутентичными, отражающими наш край в определенный период его истории. А какова была эта история?

Очень хорошо характеризует наш город в тот период фраза из кинофельетона «Понедельник — день тяжелый»: «Это наш город. Сказать, что он крупный промышленный центр, было бы несерьезно или даже не правильно. Гигантов индустрии здесь нет…». Но это не так, в «реальной» Астрахани в 1960-х годов с нетерпением ждали завершения строительства второй очереди «первенца большой химии нашей области» — целлюлозно-картонного комбината. Мощностей первой очереди хватало, чтобы произвести 70 тысяч тонн тарного картона и 73 тысяч тон полуцеллюлозы в год. С пуском второй очереди АЦКК ждали реального прорыва — выработка картона могла увеличиться еще на 100 тысяч тонн, а полуцеллюлозы — на 105 тысяч тонн в год!

Случались и события «помельче» — открытие Астраханского цирка, например, в июле 1963 года. Металлические фермы для купола цирка изготовили на заводе им. X годовщины Октябрьской революции, на которых закрепили 600 специальных щитов. В 1965 году на месте снесенного Спасо-Преображенского монастыря заработал концертный зал филармонии.

Начиная с 1960 года в «неперспективных» населенных пунктах области прекратилось всякое строительство и их жителей стали перераспределять по «перспективным» районным центрам, центральным усадьбам и пр., которые, в свою очередь, стали застраивать многоэтажками на «городской манер».  За десять лет с административной карты области исчезло примерно 70% сел.

Не может быть!

Фильм под таким названием с гордостью вспоминают астраханцы, рассказывая о киношной биографии родного города. Действительно, среди всех фильмов, что снимали у нас, «Не может быть!» (1975 г.) продемонстрировал наши достопримечательности каким-то особым образом. Пусть и не было тогда таких красивых фасадов как сейчас, но облик города совпал с настроением и режиссера, и автора сценария, и с абсурдом самого действа. Однако в 1970-х годах у нас снималась не только эта кинолента.

 

«Звезды не гаснут»

А начнем с фильма «Звезды не гаснут». На многих сайтах мы встретим разные даты премьерного показа — 1970 и 1971 годы. Пролистав не одну подшивку газет, нам не удалось обнаружить ни одну статью о том, что в нашем городе снимается этот фильм. Просмотрев киноленту, тем не менее, узнаем площадь перед церковью Иоанна Златоуста в районе Татарского базара, где по сюжету разгорается не шуточная битва.

«Звезды не гаснут» — о Наримане Нариманове, выдающемся азербайджанском политическом деятеле, чья жизнь была связана и с нашим городом, в котором он провел несколько лет в царской ссылке. В 1970 году отмечали сто лет со дня его рождения, но в том же году вся страна праздновала столетие В.И.Ленина. Не трудно догадаться, кто оказался «матери-истории ценен». Видимо, с этими наложившимися некстати юбилеями связаны и две премьеры одной и той же киноленты.  К тому же в Интернете говорится о какой-то «азербайджанской версии» фильма. Как бы там не было, «Звезды» в Астрахани снимали, но коррективы в историю все же внесли.

 

Коррективы истории

Речь в ленте идет о событиях 1919 года. В ту пору Астрахань являлась важным стра­тегическим объектом в защите Советской республики. Она прикрыва­ла вход из Каспия в Волгу. Находясь между двумя крупнейшими ар­миями белых — Деникина и Колчака, мешала их соединению. Через нее центр России получал бакинскую нефть и другое сырье. В самом городе зрел заговор офицерско-казачьей верхушки, в  котором также принимали участие местная буржуазия, духовенство, калмыцкие феодалы и татарские националисты. Что и говорить, обстановка в Астрахани была очень интересная. Не могла она не заинтересовать и создателей фильма, которые включили «астраханский» эпизод в канву своего произведения, чуток подправив историческую действительность.

Первая правка касалась вывода остатков 11-й Армии после ее разгрома в Астрахань, что по сюжету делал Нариман Нариманов. Хотя в действительности осуществлял ее командующий Михаил Карлович Левандовский. С июня 1918 года Нариманов находился на излечении в «Тинаках», а потом работал в партийных и советских организациях Астрахани. В январе 1919 года он был назначен председателем Комиссариата по делам мусульман Закавказья, и скорее всего, покинул Нижнее Поволжье. Но в фильме, Нариманов принимает деятельное  участие  в подавлении белогвардейского мятежа, случившегося в Астрахани в марте 1919 года.

Эти «исторические правки» сделали сюжет более динамичным, а личность более героической, хотя Нариман Нариманов и без помощи авторов сценария и режиссера пользовался и до сих пор пользуется заслуженным авторитетом у сограждан.

 

«Операция «С Новым годом!»

 

Именно так называлось произведение Юрия Германа, по которому в 1970 году Алексей Герман снял свой первый и одноименный фильм. Ленту сразу же положили на полку, и появилась она в прокате в 1985 году под другим названием — «Проверка на дорогах». В 1988 фильм удостоили Государственной премии СССР. Почему-то некоторые считают, что кино снималось у нас, хотя место событий — Псковская область, воспроизвести пейзажи которой в наших степных просторах проблематично. Может быть, ввела в заблуждение сцена с баржой, полной советских военнопленных, проплывающей мимо песчаных склонов? Как бы там не было, натурные съёмки картины проходили действительно возле реки Волги, но в Калининской области. Эпизоды на станции Карнаухово снимались в Бологом на путях парка Медведево.

Фильм «Найди меня, Лёня!» по повести Валентины Осеевой «Динка» вышел на экраны в 1971 году. Его тоже почему-то внесли в список «астраханских» кинолент. Но и этот замечательный детский фильм снимался в Куйбышеве, в Жигулях, в районе Молодецкого кургана. Вторично повесть экранизирована в 1983 году, и эта вторая киноверсия называлась «Ранее, ранее утро». Именно в ней мы узнаем родной город. Но об этом в следующий раз.

 

«Тайна, покрытая лаком»

Таково было первоначальное название фильма, который мы знаем как «Не может быть!».

В Астрахани натуру снимали только для двух киноновелл — «Преступление и наказание» и «Забавное происшествие». Причем, снимали очень быстро: 16 сентября — Горбушкин (М.Пуговкин) входил и выходил из прокуратуры, 17 сентября — Петр Васильевич (В. Невинный) исполнил свой хит на Татарском базаре; 18 числа — снимали поездку Горбушкина по разным районам города на автомобиле, а с 23 по 7 октября — все сцены в доме Горбушкиных. А с 8 по 11 октября принялись за натурные съемки «Забавного происшествия» с О.Далем и М. Кокшеновым. 14 октября киноэкспедиция покинула город.

Леонид Гайдай в интервью для газеты «Волга» отметил: «Мы были много наслышаны о прекрасной астраханской осени… Нашли мы в вашем городе много интересных уголков, оригинальных домов, которые полностью устраивают нашу съемочную группу. А та теплота, большая забота, которой нас окружили местные организации, окончательно убедили всех в правильности выбора места съемки». Говорят, что неравнодушные к Наталье Крачковской астраханцы, принесли ей в гостиницу целую ванну живых раков и две трехлитровые банки с пивом.

Почти Зощенковские мотивы увидит зритель в картине 1976 года «Ты — мне, я — тебе». Во многом благодаря талантливому актеру Леониду Куравлеву, который по сюжету замещает своего брата-близнеца на ответственном посту инспектора рыбоохраны. В этом фильме мы не увидим родного города во всем его великолепии, но низовые села и камышовые крепи — в изобилии.

В июне 1976 года в Доме народного творчества съемочная группа студии «Мосфильм», участвующая в создании киноленты встретилась с кинофотолюбителями города. «Перед собравшимися выступили режиссер-постановщик  фильма  А.И Серый, главный оператор В.Ф.Листопадов, заслуженный артист РСФСР Л.В.Куравлев», — писала «Волга». Они рассказали о работе над фильмом «Ты — мне, я — тебе», съемки которого проходили в Астраханской области.

 

«Старшина»

Накануне первомайских праздников 1979 года в Астрахань впервые прибыла съемочная группа «Ленфильма». Для того, чтобы снять фильм о старшине Кацубе, в прошлом — спасателе, затем танкисте, а потом и воспитателе при курсантах летного училища.  Для «натуры» выбрали двор дома по ул. Советской, 10 — здесь разместился госпиталь, в котором на излечении находился главный герой  фильма. Фигурируют в ленте двор одного из домов по ул. Наташи Кочуевской, областной военкомат, аэродром ДОСААФ и Татарский базар. Еще тот, не тронутый монументальным строительством последующих годов.

Режиссер-постановщик Николай Кошелев так объяснил выбор нашего города для съемок: «Ваш город привлек нас тем, что здесь ярко ощущается стык юга России и Азии. Даже не географически, а скорее этнографически. Сохранившиеся старые улочки, многонациональное население. Это именно то, что заложено в сценарии». В конце ноября того же года, творческая группа фильма встретилась с астраханской общественностью, чтобы познакомить с результатами своего труда. После просмотра киноленты «с теплыми словами благодарности к астраханцам, участвовавшим в съемках фильма обратились режиссер-постановщик Н.Н.Кошелев и исполнитель главной роли артист Центрального театра Советской Армии В.В. Гостюхин».

Архитектурные премьеры

А в 1970-е годы, пока снимали кино, Астрахань обрастала новыми жилыми домами и зданиями. В 1970 году 48 семей коллектива нефтегазопромыслового управления въехали в пятиэтажное здание с лоджиями по ул. Шаумяна. Четыре новоселья отметили в четырех 70-квартирных крупнопанельных домах, возведенных по ул. 50-летия ВЛКСМ (ныне ул. Боевая).

В 1975 году в Астрахани начали осваивать производство блок-комнат для объемноблочного домостроения. Такая технология в стране применялась с конца 1960-х годов, но в Астрахани ее впервые освоил опытный завод ЖБИ Управления строительством УВД. Первые трехквартирные дома производства УВД поставили в совхозе «Прикаспийский» Наримановского района. Один квадратный метр полезной площади обошелся заказчикам в 158 рублей, в то время, как в кирпичном доме пришлось бы вложить 250 в такую же площадь.

В начале 1970-х в городе появился новый железнодорожный вокзал, Дом быта «Кристалл» и вододелитель. В 1979 году началось строительство автомобильного моста через р. Волга, по крайней мере, на пляжном острове прорубили просеку, в которую начали укладывать полмиллиона кубометров грунта, для того, чтобы подготовить основу для насыпи — срединной части волжской переправы.

Реставрировался Братский сад, в котором планировали сделать два  угловых входа с ул. Кирова, устроить фонтаны на площадках для отдыха, установить новые красивые светильника, а площадку вокруг памятника героям Гражданской войны выложить красной бетонной плиткой. Завершалась к предстоящей Олимпиаде и реконструкция стадиона, начатая в 1977 году. Здесь заменили деревянные трибуны на бетонные, увеличили число рядов, построили бытовой корпус и трехэтажное административное здание.

Пятилетки эффективности и качества

1970-е годы — это 9-я и 10-я пятилетки, прошедшие под знаком «повышения материального и культурного уровня советских людей, усовершенствования размещения производительных сил страны, управления и планирования на основе высоких темпов развития социалистического производства, повышения его эффективности, научно-технического прогресса и роста производительности труда».

В целях повышения в 1970 году началась Всесоюзная перепись плодово-ягодных насаждений и виноградников. Последние данные по стране собирались в 1952 году, а стало быть устарели. Предстояло собрать сведения не только в колхозах и совхозах, подсобных и других государственных предприятиях, но и в товарищеских обществах и индивидуальных хозяйствах. Астраханцы с энтузиазмом включились в это дело, благо, что садов тогда в нашем южном крае было множество.

В Астраханской области в 1970 году насчитывалось 6 000 голов верблюдов, большая их часть сосредотачивалась в хозяйствах Харабалинского и Красноярского районов. Причем, из области племенные верблюды поставлялись в Казахстан и среднеазиатские республики, а также в зоопарки Европы. В местных хозяйствах их использовали как тягловую силу, и отчасти как источник шерсти.

В середине 1970-х годах набирал обороты опытный ремонтно-производственный комбинат. Он был завален заказами, его продукцию ждали в Карелии и Туркмении, Махачкале и Свердловске, почти во всех кинотеатрах Москвы и в Ленинграде, в Иркутском кинотехникуме и Калужском Дворце культуры. Сей комбинат выпускал кресла для зрительного зала, интерьерную мебель для фойе, подставки для цветов, банкетки, выставочные стенды и другие изделия 50 наименований. Работал комбинат и по спецзаказам Госкино СССР.

«Эффективно и качественно» работали судостроительные и судоремонтные предприятия, консервные  и машиностроительные заводы, вся астраханская экономика добивалась высоких результатов.

***

Таких же высоких результатов добивалась и киноиндустрия страны, и Астрахань делала свой, пусть небольшой, но вклад в ее развитие. Привлекала она «киношных дел мастеров»  отнюдь не производственными успехами и новостройкам. Старые улочки, базары, дворы становились хорошими декорациями к любому кино — и в этом была главная «притягивающая сила» города. Поэтому, развивая населенный пункт (а это неизбежность), не стоит забывать о том, что лежит в основе  его притягательности. 

Камышовый рай

В 1980-е годы Астрахань продолжала интересовать кинематографистов, для которых особенности наших природных и городских пейзажей  отвечали творческому замыслу. На это десятилетие пришлись съемки четырех картин — разных не только по сюжету, но и по настроению.

Историко-революционная драма

В списках фильмов, снимавшихся в Астрахани, составленных энтузиастами-краеведами, не всегда присутствует название этой киноленты — «Товарищ Иннокентий». Ее в некоторых случаях замещают фильмом «Товарищ Арсений», о которой мы уже писали, подвергнув сомнению сам факт съемок в Астрахани.

А ведь ошибка эта происходит не только из созвучного названия кинолент, но благодаря главным героям обоих произведений. Если фильм «Товарищ Арсений» рассказывал о таком масштабном революционере как Михаил Фрунзе, то «Товарищ Иннокентий»  повествовал об Иосифе Дубровинском, не менее крупном большевистском деятеле. Вот как охарактеризовал его в свое время И.Сталин: «…должен сказать, что из всех знакомых мне незаурядных организаторов я знаю — после Ленина — лишь двух, которыми наша партия может и должна гордиться: И. Ф. Дубровинского, который погиб в туруханской ссылке, и Я. М. Свердлова, который сгорел на работе по строительству партии и государства».

Для съемок некоторых эпизодов фильма выбрали Астрахань. Именно здесь провел около года своей жизни, а точнее ссылки И.Дубровинский. Н.К.Крупская вспоминала, что она и В.И. Ленин впервые узнали о товарище Иннокентии (одна из подпольных кличек И.Дубровинского) по его деятельности в Астрахани. Кстати, в  нашем родном городе есть улица его имени.

В сентябре 1980 года «ленфильмовская» киноэкспедиция начала съемочный процесс, в который включила отнюдь не центральные улицы города — Главную Продольную, Узенькую, Анатолия Сергеева. Роль небольшого селения, куда один из героев фильма привез газету «Искра» сыграли окрестности колхоза «Рассвет» Наримановского района, а один из эпизодов ленты украсили интерьеры старой коптильни рыбозавода им. Трусова. «Одна из комнат Астраханского художественного училища им. П.А.Власова стараниями декораторов превращена в кабинет начальника Астраханского губернского жандармского управления полковника Маркова… За окнами — силуэт Троицкого собора», — рассказывала о работе киноэкспедиции «Волга».

 

Революционно-приключенский жанр

Киногруппа работала недолго, ведь основные события этой историко-революционной драмы  снимали в Яранске, Москве и Ленинграде. Кстати, в фильме снимались М.Козаков, И. Ясулович и другие известные актеры, а Н.Караченцеву предложили роль попа Гапона. Вот как о своем персонаже вспоминал актер: «Мезенцев (Евгений Мезенцев — режиссер) под свой партбилет вытащил его личное дело то ли из Смольного, то ли еще из какого-то архива. Передо мной открылась такая история, которую ни в каких учебниках тогда узнать было невозможно. Максим Горький писал для Гапона воззвания. Он обладал невероятным ораторским талантом и даром внушения. На заводе в цехе собиралась ровно тысяча человек, их число ограничивали, так как микрофонов тогда не было. Он читал им проповедь, после чего люди, даже неверующие, шли за ним на баррикады. Я видел записки члена боевой дружины, который присутствовал при «проповедях» Гапона. Тот описывает, как у Гапона срывался голос, поскольку каждый час входила новая тысяча, а он все говорил. И дружинник вспоминает, что каждый раз к концу проповеди он рыдал, хотя знал ее наизусть, помнил, что за чем каждую секунду. Гапон давил на публику страшным образом. Я попытался сыграть идейного фанатика. Вероятно, получилось, поскольку редакторы и руководители отечественного кинематографа велели Мезенцеву три четверти моей роли из фильма вырезать, да и кино пустили на окраины самым маленьким числом копий». Фильм «Товарищ Иннокентий» был продемонстрирован советскому зрителю в ноябре 1981 года.

В 1983 году зритель увидел еще один революционно-приключенческий фильм — «Раннее, раннее утро» — вторую кинематографическую версию повести Валентины Осеевой «Динка».  Часть трех серийной киноленты снимали в Астрахани, но, к сожалению, местная пресса о работе киногруппы не рассказывала. Однако, в ряде эпизодов фигурируют Успенский собор и колокольня Астраханского Кремля, улицы в районе Татарского базара и др.

100 лучших отечественных фильмов

Монографию с таким названием написал Игорь Мусский — автор-составитель книг в популярной серии «Сто великих». Указанная книга посвящена отечественному кинематографу, и в ней есть статья о фильме «Мой друг Иван Лапшин», который автор отнес к шедеврам советского кино. Не смотря на высокую оценку, у киноленты была трудная судьба.

Сценарий картины «Начальник опергруппы» был написан Эдуардом Володарским в 1969 году на основе повести Юрия Германа. Впрочем, сценарий дорабатывался, но характеры героев остались неизменным. Поменялось и название ленты, которую мы теперь знаем как «Мой друг Иван Лапшин».

 «Перед нами было два возможных пути — делать фильм приключенческий и делать фильм о любовном треугольнике, — позже рассказывал режиссёр фильма, Алексей Герман, — Мы не выбрали ни тот, ни этот, смешали оба направления — главным для нас была не детективная интрига, не любовная история, а само то время. Передать его — было нашей самой главной и самой трудной задачей».

Оттого, наверное, режиссер стремился задействовать малоизвестные зрителю лица, исключение составил А.Миронов, популярность которого в начале 1980-х была огромна.

По той же причине, действие картины было перенесено в провинцию, хотя в фильме с документальными подробностями описана деятельность ленинградской банды.

«от городского руководства до любого прохожего»

«Провинциальную натуру» нашел случайно сам режиссер, перебирая архивные материалы, он обнаружил вырезку из газеты со снимками деревянной арки и гипсовых пионеров у фонтана. Вот как вспоминала о работе киноэкспедиции в Астрахани супруга Алексея Германа: «В этом волжском городе нашлись улицы с покосившимися деревянными домиками и заросшими камышом трамвайными путями, по которым достаточно было пустить старый трамвайный вагон, чтобы все обрело облик середины тридцатых. Увы, ни одного старого трамвая во всей Астрахани не было, пришлось доставлять его из Ленинграда».

Не подвела группу и погода — нужен был снег и туман — все это в изобилии предоставила небесная канцелярия зимой 1982 года. Не обошлось и без курьезов: кто-то позвонил астраханским властям и сообщил, что у Германа на съемочной площадке находятся … трупы. Проверка сообщения «доброжелателя» вылилась в целую кавалькаду автомобилей с «мигалками» — на съемочную площадку пожаловали милиция и скорая помощь. Но обвинение хоть и оказалось чудовищным, не соответствовало действительности: в этой неподвижной роли снимались астраханские моржи, которых обильно смазывали свиным, овечьим и верблюжьим жиром.

Несмотря ни на что, Алексей Герман тепло отозвался об Астрахани: «Всех нас очаровал ваш город: широтой и простором Волги, добротой и гостеприимством людей. Чувствовали заинтересованность и поддержку всех астраханцев: от городского руководства до любого прохожего». Фильм пришел к зрителю в январе 1985 года, но этот долгий путь не был напрасным — режиссеру удалось показать время, и в этом ему помог наш родной город.

Кипяченый «Колокольчик»

Конец 1980-х ветром перемен занес в наши края Елену Октябревну Цыплакову, которую отечественный зритель хорошо знал как актрису. Продебютировав в фильме «Не болит голова у дятла», Цыплакова заинтересовала многих режиссеров, которые предлагали девушке самые разнообразные образы. На рубеже 1970-1980-х актриса сыграла более 40 ролей, но потом ушла в режиссуру.

В конце 1980-х Е.Цыплаковой попал еще недописанный сценарий о подпольном лагере для бомжей, в котором жестоко истязали людей. Эту историю сценарист Сергей Белошников и Игорь Агеев услышали от милиционера, который работал в казахстанских степях. Она загорелась этой темой и стала снимать свой первый полнометражный фильм, который получил название «Камышовый рай».

А натуру для «рая» отыскала в Астрахани хотя местные условия больше напоминали ад. Вот как об этом вспоминала Елена Октябревна: «Было очень сложно работать, жара стояла невыносимая –40 градусов в тени. Машина скорой помощи дежурила на площадке. Как-то нам на съемочную площадку в машине с железным кузовом привезли лимонад «Колокольчик». Представляете, что это такое — пить почти кипячёный «Колокольчик» в жару? С тех пор вся съемочная бригада этот напиток терпеть не может. Огромное количество змей поселилось в наших декорациях. У меня съемочный день начинался с того, что администраторы с бомжами разгоняли палками гадюк».

Бомжи появлялись на съемочной площадке не только для того, чтобы очистить пространство от змей. Они, собственно, и были актерами в этой кинодраме. Еще раз процитируем режиссера: «У них были такие лица, что у актёров не найдешь! Из-за наших съемок милиция в городе стояла на ушах. Место сбора всех занятых в съёмках было около отеля, где мы жили. Представьте себе, у единственной интуристовской гостиницы в Астрахани по утрам собираются бомжи! Да и актёры тоже выходили из номеров «в образе» — одетые в лохмотья».

«Больше так жить не буду»

Милиция Е.Цыплакову как А.Германа «мигалками» не беспокоила, но ситуация обострилась в самый разгар съемок, когда в той же гостинице поселился Е.Лигачев, приехавший со свитой в Астрахань. Поэтому «массовка» возле отеля внушала недоверие у людей, обеспечивающих безопасность высокого гостя. Но бомжи вели себя прилично, алкоголем не злоупотребляли (это было главное условие для участия в съемках) и, получив заработанную за день «пятерку», удалялись восвояси.

Реакция на киноленту была неоднозначной, но фильм удостоился даже международных наград. А о великой силе искусства говорит вот такой эпизод, о котором рассказала Е.Цыплакова: «В Кишиневе, после просмотра «Камышового рая» на сцену вышел мужчина, весь в джинсе, в сомбреро, кудри седые, стоит и молчит. И я молчу. Ему говорят из зала: «Шляпу сними». Он снял свое сомбреро и опять молчит. Ему опять из зала: «Что сказать-то хотел?» Он говорит: «Мне 42 года. Я прожил жизнь как баран. Я это понял сейчас». — Тишина в зале. — «Больше так жить не буду». Постоял, еще помолчал и ушел. Здесь нужно пояснить, что в конце картины есть сцена, когда герой сбежал из лагеря и потерялся в степи — не понятно, выживет или нет. Но он просто идет и повторяет «Я не баран, я не баран, я не баран!» Вот такая история».

***

1980-е — сложное десятилетие, некий рубеж, который перешла наша страна. И фильмы, которые снимали в это время, являются своего рода зеркальным отражением эпохи. «Товарищ Иннокентий» рассказывал о пламенном революционере. «Раннее, ранее утро» демонстрировало не столько человеческие ценности, сколько революционные идеалы, которые продолжали внушать молодому поколению в начале 1980-х. «Мой друг Иван Лапшин» заставлял задуматься о роли эпохи в судьбе человека накануне судьбоносного события, изменившего жизнь нашей страны. «Камышовый рай» открывал глаза на жуткие реалии нового времени, о которых советские люди даже и не догадывались. 

«Говорю вам тайну: не все мы умрём,

но все изменимся»

 

Эти слова апостола Павла послужили эпиграфом к одному из фильмов, который снимали в нашем городе в 1990-х годах. Мы не случайно взяли пророческую цитату  в качестве заглавия для статьи, ибо 1990-е стали одним из сложнейших периодов новейшей российской истории, что не могло не  сказаться и на отечественном кинематографе.

 

В 1990-е отечественная киноиндустрия выпускала не так уж и мало фильмов. И не все они были такого уж плохого качества и содержания, как принято думать, вспоминая эти лихие годы. На сайте Ruskino.RU приведен список наиболее популярных произведений этого периода, запомнившихся нашему зрителю, и среди них те, что мы с удовольствием смотрим и сегодня. Таковы «Гений», «Небеса обетованные», «Урга», «Окно в Париж», «Особенности национальной охоты», «Сибирский цирюльник». В это же десятилетие в Астрахани снимали четыре киноленты, правда, большая их часть, оказалась незапоминающейся. 

«Бес в ребро»

 

Книгу с таким названием написал не кто-нибудь, а Георгий Вайнер, а фильм по этому детективу снял не кто иной, как Борис Григорьев, режиссер таких культовых кинолент как «Петровка, 38» и «Огарева, 6». Да и снимались в этом фильме Е.Симонова, С.Никоненко, В. Лановой и другие не менее известные актеры. Но фильм, почему-то не очень запомнился, тем более, что на фоне эпохи его сюжет, настолько точно соответствовал действительности, что казался, скорее, жесткой сатирой. Беспросветной сатирой на нравы и события тех лет.

Небольшая информация о снимавшемся в городе кино промелькнула на страницах областной «Волги» в феврале 1990 года. Автор статьи записал свои впечатления от увиденного на съемочной площадке: «по действию фильма на берегу реки должны были найти труп таксиста (его за неимением других претендентов согласился играть Олег — ассистент режиссера). Этот «труп» лежал на холодном сыром песке, а на улице промозглый ветер. Бедный Олег был весь синий. Но роль свою старался сыграть как можно правдоподобнее. «Я, наверное, не очень на труп похож, — волновался он, — может, мне язык высунуть?». Потом Олегу предложили окунуться в воду (это при плюс пяти-то), для убедительности. И вот началась съемка, а «труп» заметно дрожит и клацает зубами».

Похоже на то, что статья была написана не по свежим событиям, а впрочем, посмотрев фильм можно убедиться, что в кадре — поздняя астраханская осень — конец октября — ноябрь. Зато зритель увидит в кадрах площадку возле центрального универсама, где в свое время бойко торговали цветами и даже фруктами (вот уже несколько лет ее закрывает забор), вспомнит густой шашлычный дым над сквериком, где стоит памятник И.Н.Ульянову. Словом, есть возможность окунуться в Астрахань конца 1980-х — начала 1990-х.  

 

 

«Призрак»

 

Если «Бес в ребро» был сатирой, то следующая кинолента «Призрак», несла в себе еще и элемент пародии. Правда, весьма своеобразной. Судите сами: по сюжету в небольшом посёлке на Волге неожиданно погибает инспектор рыбнадзора. На похороны из столицы приезжает его брат-близнец Николай, некогда известный, но спившийся спортсмен. Поиски виновников приводят его к местным браконьерам. Пытаясь выяснить правду, Николай сам становится жертвой неудачного покушения. Притворяясь призраком, он начинает мстить убийцам брата. Если лента «Ты — мне, я — тебе» боролась с браконьерством сатирическим или даже полукомедийным подходом, то «Призрак» реагировал на это социальное зло мистическим способом. Именно к нему авторы киноленты выбрали уже упомянутые в заглавии статьи слова апостола Павла.

К сожалению, автору не удалось найти информацию о том, где и когда снималась эта лента. Видно, не до «кина» тогда было местным журналистам. На страницах газет тех лет — разоблачающие статьи, споры о том, что такое эротика, предвыборная агитация кандидатов… Астрахань, как и вся страна, интересовалась современностью с определенной стороны, и великая сила искусства оказалась бессильной перед слишком земными интересами людей той эпохи.

«Дюба-дюба»

 

Перестроечная тема стала основой, на фоне которой разворачивались события в фильме «Дюба-дюба». И для сюжета, придуманного П.Луциком и А.Саморядовым, очень подходила Астрахань. Своими архитектурными контрастами, она поддерживала один из лейтмотивов фильма — эмиграция в Америку. Россия с ее грязными дворами, неухоженными квартирами, нечистоплотными (в моральном и гигиеническом плане) гражданами, каковой изобразил ее режиссер Александр Хван с помощью астраханских пейзажей, конечно, заслуживала того, чтобы ее покинули такие неординарные личности как главный герой «Дюба-дюба», роль которого сыграл Олег Меньшиков.

«Выход на экран «Дюбы-дюбы» был достаточно шумным. Однако триумф не состоялся», — заметила Э. Лындина. «В 1993 году «Дюба-дюба» представляла Россию на Международном Каннском кинофестивале во Франции, где заняла последнее место по рейтингу среди конкурсных лент. Французская пресса писала о том, что смысл картины остался за пределами разумения и внятности. Будь режиссура на уровне игры Меньшикова, быть может, российский актер мог бы составить конкуренцию западным исполнителям». Но режиссура не оказалась на нужном уровне, и о фильме вскоре забыли, вместе с тем, у астраханского зрителя есть прекрасная возможность взглянуть на родной город в самом начале 1990-х годов, а также на безупречную, как и всегда, игру Олега Меньшикова.

 

«За что?»

Этот вопрос был бы актуален и в 1990-х годах, но он прозвучал из уст главной героини следующей киноленты, которую снимали  в наших краях, но о событиях, последовавших за польским восстанием 1830 года. В мае 1994 года в наши степи приехал известный польский режиссер Ёжи Ковалерович — автор нашумевшего в свое время фильма «Фараон» и популярного «Камо грядеши». Семидесятидвухлетнего корифея польского кинематографа заинтересовали нижневолжские полупустыни, которые должны были стать натурой для драматического рассказа русского писателя Льва Толстого, действия которого разворачивались в степях Западного Казахстана. Но астраханские пустыни выиграли в жестокой конкурентной борьбе и, «в поселке Молодежный три месяца шло строительство декораций старого форта» — так писала областная пресса.

Уже 26 августа «участники съемочной группы начали прибывать в Астрахань. Среди них будут В.Носик, М. Войцех, имя исполнителя главной роли пока не называется», — писала «Волга. Впрочем, больше к теме съемок газета и не обращалась, хотя, кроме перечисленных актеров, на площадке ожидали Анатолия Кузнецова, Алексея Булдакова, Наталью Аринбасарову. Как свидетельствовала «Волга» планировалось снимать в этих местах месяц, а поскольку процитированная публикация относится к последним дням августа, стало быть, плодотворно работали кинематографисты в сентябре. Впрочем, планировали захватить и ноябрь для так называемых «зимних» сцен.

На вопрос астраханского журналиста «Ваши впечатления от прошедших съемок», Ежи Кавалерович ответил: «В степи очень своеобразные условия, свои трудности. Главной была проблема песка и жары».  В России это кино увидели в январе 1995 года, в Польше — в апреле 1996-го. Благодаря мастерству режиссера и операторов удалось запечатлеть все оттенки нашего пейзажа, который наряду с исполнителями главных ролей, создал атмосферу расплаты. Расплаты за что? — спросит читатель. А вы посмотрите фильм целиком…

Cogito — значит мыслю

Так случилось, что начало нового тысячелетия ознаменовалось новым витком интереса кинематографистов к нашим пейзажам. В основном, конечно, к природным, но и все, чем гордится теперь Каспийская столица, не могло не привлечь внимание киноэкспедиций. 2000-е поманили в наши края самых разнообразных режиссеров, которые искали натуру и для детективных сериалов, и для исторических блок-бастеров, и для ностальгических воспоминаний. А началось новое тысячелетие с экранизации книги мэра Москвы — Юрия Лужкова.

 «Астраханская» родина московского мэра

Свои воспоминания о Москве Юрий Михайлович Лужков опубликовал в 1996 году, и права на экранизацию книги «Мы дети твои, Москва» в том же году купил продюсер А. Михайлов. Тот самый Александр Витальевич Михайлов, что блестяще сыграл не в одном отечественном фильме, но особенно запомнился по фильму «Любовь и голуби». Он был генеральным директором студии, созданной при участии Фонда Ролана Быкова.

Р.Быков придумал проект, для которого предстояло снять несколько лент с воспоминаниями о детстве выдающихся людей разных поколений. В качестве режиссера для первого фильма этого проекта был выбран Владимир Хотиненко. В ноябре 2000 года известный российский режиссер прибыл в Астрахань, чтобы снимать здесь жизнь «подростков периода Великой Отечественной войны». Правда, в то время картина имела рабочее название «Третий Рим». В ней планировали снимать астраханских мальчишек, впрочем, в одном из кадров зритель увидит С. Тараскина, актера нашего ТЮЗа. Съемки затянулись, картину передали режиссерам В. Морозову и А. Светлову и первый показ картины состоялся в 2004 году. Самого столичного мэра в фильме вывели в роли мальчика Егорки в кожаной кепке, одетой задом-наперёд, и одновременно в роли сценариста, которую сыграл Евгений Стеблов. А роль родного дворика столичного градоначальника, сыграл двор дома, сгоревшего совсем недавно и находившегося в непосредственной близости от монументального Театра оперы и балеты.

Новая Каледония

Так называется особое административно-территориальное образование Франции, расположенное в Тихом океане. Райский уголок со среднегодовой температурой в 23-24 градуса, в свое время выступал в роли места ссылки. Когда к французам пришло понимание, что такие комфортные условия ссылке не подходят, отказываться они от островов не стали, тем более, что здесь и сегодня идет добыча никеля, процветает туризм, растут кокосовые пальма и кофейные деревья.

16 августа 2005 года в Астраханской области начались съемки полнометражного фильма «Нижняя Каледония». Каледония «нижняя» — не «новая», но прелести Нижнего Поволжья, возможно, каким-то образом, повлияли не только на место съемок, но и на название киноленты Юлии Колесник. «Почти физическое ощущение раскаленного знойного ветра, звенящей тишины, опаленных солнцем красок жизни — такого не создашь при помощи компьютерной графики. Этот комплекс киноэффектов, безотказно подействует на зрителя», — считали создатели фильма. По сведениям газеты «Волга» место для съемок выбрали близ с. Сероглазовка Енотаевского района. Кто-то из очевидцев съемочной эпопеи утверждает, что снимали кино возле п. Волжского того же района, а на одном из сайтов говорится о деревне Табун Арал (в источнике «Табул — Араш» — да простим всех тех, кто не может привыкнуть к астраханским топонимам), что тоже входит в Енотаевский район. Причем, приводится интересная характеристика этого населенного пункта: « Деревня абсолютно необычна, заброшенная, места уникальные, жители правильные. Деревня, куда кроме лодки и парома добраться больше не на чем».

В «Нижней Каледонии» одну из ролей сыграла актриса нашего музыкального театра Н.Зашмарина. Вот как о своей съемочной практике вспоминала певица: «сначала для того, чтобы снять рыцарей под дождем их поливали из пожарной машины, а затем начался настоящий ливень. Наблюдала за работой гримеров, как они вдвоем за 20 минут умело «нарисовали» лица войску численностью 30 человек». После своего дебюта в кино актриса поняла, что сниматься в кино и снимать в кино — очень тяжелый труд.

«Новый» гиперболоид

Гиперболоид — поверхность, образуемая вращением гиперболы — кривой линии, получаемой от сечения конуса. Но это из физико-математической плоскости. Любой уважающий себя советский читатель, конечно, читал фантастический роман А.Н.Толстого «Гиперболоид инженера Гарина». Прочел его в свое время и Александр Абдулов, а в июле 2007 года приехал в Астрахань, чтобы начать  съемки актуализированной версии этого литературного произведения.

Опираясь на роман А.Н.Толстого, А. Абдулов видоизменил и время, и самих героев. Его Горин (а не Гарин) — тоже инженер, но одержимый властью над миром с помощью денег. «Запах денег провоцирует метаморфозу, столь характерную для дня сегодняшнего, — изменения в сознании, в моральных установках», — писал корреспондент газеты «Волга» после встречи с киноэкспедицией. Собственно и рабочее название фильма — «Выкрест» — человек, сменивший веру, конечно, имел мало общего с легендарным произведением советского классика.

 Будучи в наших краях, А.Абдулов остановил свой выбор на окрестностях села Каралат Камызякского района, куда срочно завезли 200 тонн крупнозернистого песка для каскадерских  трюков. Снимали всего неделю, а в фильме наши тростниковые крепи и волжские просторы должны были занять всего 5-7 минут. Астраханский эпизод в фильме посвящен борьбе с браконьерами, которых предложили сыграть местным жителям. После недолгих сомнений, те согласились, а вот осетров с икрой доставали астраханские власти.

К сожалению, работа над фильмом завершена не была, преждевременный уход из жизни любимого актера, не дал возможность поставить точку в этом интересном проекте.

«Бумажный солдат» из «Отряда»

В том же 2007 году, только в октябре начал съемки фильма под рабочим названием «Отряд» Алексей Герман-младший. Нашим палестинам снова предстояло стать Казахстаном, и более того, станция Нижний Баскунчак выступала в роли Байконура. Каждый, кто посмотрел этот фильм, узнает и знаменитое соленое озеро, и силуэт горы Большое Богдо. «Я с ноября прошлого года разыскиваю  старую станцию, — рассказала одной из местных газет директор картины. — Объездила весь Казахстан — ничего. И вот в Нижнем Баскунчаке наконец-то повезло». Декорации привезли из Москвы и Питера, на огромных КАМАЗах. Из привезенного построили казармы с вышками, две водонапорные башни, небольшую деревушку. Долго искали черную «Волгу» ГАЗ-21, нашли белую, перекрасили для съемок, потом вернули ее в изначально белое состояние. Ну а массовка набиралась из местных жителей, которые колоритно сыграли свои роли. Приволжская железная дорога помогла съемочной группе еще и вагонами: «в астраханском вагонном пассажирском депо будут также арендованы вагоны, которые очень похожи на те, что были в 50-х годах прошлого века», — писала одна из астраханских газет. 1 сентября 2008 года фильм с новым названием «Бумажный солдат» увидели первые зрители.

«Хозяйка тайги»

В августе 2008 года «НТВ-кино» начало съемки на Астраханском железнодорожном вокзале. Действия сериала «Хозяйка тайги» должны были переместиться вместе с героями в отпуск, который те решили провести в дельте Волги. «Работу над фильмом съемочная группа начала в плацкартных вагонах поезда № 93 Москва-Астрахань, — читаем в астраханской прессе. Один из фрагментов снимался у здания старого железнодорожного вокзала». Затем киноэкспедиция переместилась в с. Вышка Лиманского района.

От природы Нижнего Поволжья вся съемочная группа была в восторге: «Каждый день здесь как будто пролистываешь Красную книгу. Видели бакланов, орланов, других обитателей дельты», — рассказывал районной газете режиссер. Поразили съемочную и группу и местные жители с очень колоритной внешностью и сильным желанием поучаствовать в процессе. Но астраханцы не только изображали массовку, они выдвинули из своих рядов полноправных актеров. Роль Цыгана в сериале сыграл астраханский театральный актер Валерий Штепин, а роль врача, продающего икру под видом донорских органов — Александр Беляев. Последний признался: «Смотреть кино — интересно, а вот сниматься там — нет. Тебе говорят: «Встань там, скажи это», а что из этого склеят и как озвучат, неизвестно».

Отметим и еще один момент — роль черной икры сыграла крашенная в черный цвет гречка.

«Показался глиняный город,

которого уже никогда не будет на земле,

а может, никогда и не было»

С июня по декабрь 2010 года — за такой короткий срок был снят фильм А.Прошкина «Орда». Наверное, каждый астраханец знает о том, где снимали этот фильм, а жители Харабалинского района и сегодня готовы рассказывать об особенностях съемочного процесса. На память о той киноэкспедиции остался в астраханских степях древний город, который может посетить каждый желающий окунуться в историю.

В 2012 году Астрахань вновь стала площадкой для съемок фильма-ностальгии, который вышел на экран под названием «Однажды». Снимал его уроженец нашего города Ренат Давлетьяров, а натуру выбирали по всему городу. Здесь и двор по ул. Чехова, и площадь за Татар-базаром, и парк на «Десятке». В том же году астраханские пейзажи стали съемочной площадкой для фильма «Казачья сказка» по произведения нашего же писателя Андрея Белянина.

В 2015 году очередная киноэкспедиция начала съемки фильма-продолжения «День выборов-2». «Остановились на Астрахани по ряду причин. Первая и самая главная для нас — это то, как мы были приняты в городе. Нас потрясло отношение людей к кино, желание снять, работать и помогать в производстве проекта. Второй момент — это летняя история, и изначально предполагалось, что это должна быть очень и очень жаркая погода, которая бы чувствовалась на экране. И конечно, нам нужен был обязательно город на Волге» — делилась творческая группа.

***

Помимо профессионалов снимала в Астрахани свои фильмы и местная молодежь, одно из их кинематографических произведений называлось «Cogito». А стало быть, родной город интересен не только именитым, но приезжим кинематографистам, но и вдохновляет родных граждан. А как может быть иначе?

Размышляя над съемочными процессами игрового кино в Астрахани, начало которым было положено в 1920-х, можно с уверенностью сказать, что по большей части наш  край интересовал киношников в связи с его старинной архитектурой, особым природным колоритом и этническими особенностями. Всё это неплохо бы сохранить в надежде на то, что все это вместе и есть наша астраханская неповторимость. Чтобы это понять — необходимо принять, чтобы осознать — достаточно поразмыслить.

С душой поэта и волей капрала

Именно этими качествами, по мнению Анджея Вайды, должен обладать режиссер. Закончив наш разговор о том, какие фильмы снимали в Астрахани, мы, однако, не забыли, что наш город — родина многих известных актеров и режиссеров. Восполнить этот пробел хотим настоящей публикацией, которую посвятим кинорежиссерам.

 Владимир Даль в своём Толковом словаре определил  понятие «режиссер» следующим образом: «Управляющий актерами, игрою, представленьями, назначающий, что давать или ставить, раздающий роли». Появилась эта профессия сравнительно недавно — в конце XIX века, когда в европейских театрах впервые  выдвинули принципы ансамблевости и подчинения всех компонентов спектакля единому замыслу. Из театра режиссеры прямиком отправились в зарождающееся кино.

Кино — великая сила,

если продуманы все кадры

Творческий симбиоз братьев Васильевых вошел в историю отечественного кинематографа, строго говоря, благодаря фильму «Чапаев». Они были однофамильцами — Георгий Николаевич и Сергей Дмитриевич. Первый родился в Вологде, второй в Москве. Георгий Николаевич приехал в Астрахань в пять лет, его отец был следователем по уголовным делам, и начинал свою карьеру в Уральске,  продолжил в Черном Яру. В 1904 году он был переведен в Астрахань и здесь был назначен членом окружного суда. Георгий учился в Астраханской гимназии, которую окончил с золотой медалью. По ее окончании поступил на механический факультет Варшавского политехнического института в Нижнем Новгороде, и проучился там  почти год. Из-за тяжелого материального положения семьи, ему пришлось вернуться в 1918 году  в Астрахань. Здесь он устроился на работу на должность руководителя филиала № 5 карточного бюро Горпродкома, в 1920 году пошел воевать против Колчака, а в 1922 году оказался в Москве, где по окончании интендантских курсов стал работать приемщиком в Главном военно-хозяйственном управлении.

Одновременно занимался в Московской театральной студии «Молодые мастера» под руководством И.Н. Певцова (1922),  работал журналистом. В 1924 году пришел на студию «Госкино»  редактором-монтажером, перемонтировал зарубежные  и художественно не удавшиеся советские картины. В 1925 году Георгий Николаевич познакомился со своим однофамильцем, и они стали работать рядом и вместе. Виктор Шкловский, который и изобрел название для этого творческого тандема, вспоминал: Снимали одну картину, которая не понравилась. Дали им другую картину, очень маленькую, о кроликах. Они сами написали сценарий. Играл, значит, актер, который говорил: «Товарищи, я кролик, я могу снять свою шкуру». Он снимал свою шкуру и потом рассказывал про себя, какой он полезный. Следующую картину им дали «Чапаева», только немой. Когда они начали снимать, директор, это было смелое время, начал снимать немую картину как звуковую, потому что выходит. Добров тогда был директор кино, и он сказал: «Ну, что ж, в клубном прокате пройдет, но свои деньги мы не вернем». Эту картину в первый год проката посмотрело 30 миллионов зрителей.

Фильм — это жизнь,

с которой вывели пятна скуки

 

Астраханцы считают его своим, хотя родился он в Баку в 1939 году. На самом деле, его родители — астраханцы, познакомились на пассажирском судне, совершавшем рейсы из Баку в Иран. Антонина Александровна — мать Владимира Меньшова работала на судне горничной, а отец — Валентин Михайлович был первым помощником капитана.

Путь Владимира Меньшова в Астрахань шел через Архангельск, куда отца перевели в 1947 году, но уже через три года семья переехала в Астрахань. Здесь  Владимир Меньшов окончил  школу с серебряной медалью и решил поступать в Институт кинематографии. Первая попытка не удалась, и, вернувшись домой  в сентябре 1957 года он пошел работать на завод имени Карла Маркса учеником токаря, чтобы основательно подготовиться к экзаменам и набраться жизненного опыта. «Опытный» период занял четыре года, и Меньшов за это время освоил ряд новых профессий — поработал и на шахте в Воркуте, и матросом на водолазном катере в Баку, и актером вспомогательного состава в труппе Астраханского театра имени Кирова. К своей заветной цели пришел в 1961 году, когда стал студентом актерского факультета Школы-студии МХАТа.

Жизнь не спешила поворачиваться к Владимиру Меньшову своей глянцевой стороной, однако в 1970 году он удачно дебютировал в фильме «Счастливый Кукушкин» и началась его карьера киноартиста. В 1979 году он снял ленту, которая до сих пор любима россиянами. Вот как о ней говорил сам Владимир Меньшов: «От фильма «Москва слезам не верит» никто ничего сногсшибательного не ожидал. Так, бытовая мелодрама... Но хоть раз в жизни такое должно случиться: сумасшедшие сборы, номинация на «Оскар», коммерческие премьеры в десятках разных стран. Она была продана в 102 страны! Работало сарафанное радио: в первый день зал был заполнен наполовину. А уже на следующий — во всех городах — очереди на километр. А ведь в картине никаких звезд не было, кроме Баталова…».

 

Фильм должен беспокоить зрителя

как камешек в ботинке

Среди режиссеров-астраханцев — Ремизов (Шухер) Олег Борисович. Он родился в Астрахани в  1954 году, окончил филологический факультет Астраханского педагогического института (1975), а затем и режиссерский факультет ВГИКа (1983, мастерская М. Хуциева). Свои ленты он начал снимать в самое неудачное для отечественного кинематографа время. В 1987 году на экраны вышел фильм «Везучая», а в 1992 году — «Старые молодые люди».  В 1999 году вместе с Роланом Быковым начал работу над пилотным фильмом телепрограммы «Сюжеты двадцатого века», но работа над ним завершена не была  из-за смерти Р. Быкова.

В 1961 году в Астрахани родился Рена́т Фавари́сович Давлетья́ров. Получив в ВУЗе специальность инженера-технолога, в 1985 году Ренат Давлетьяров уехал в Москву, где работал в качестве постановщика декораций на киностудии «Мосфильм». В 1989 году стал директором картин, а в 2011 году дебютировал как режиссер. Родной город запечатлел в фильме «Однажды» (2014 г.)

Однако, среди известных российских режиссеров, одна фамилия стоит особняком. Его мало кто знает, потому что Владимир Владимирович Осьминин — режиссер-документалист.

В игровом кино режиссер — это Бог,

а в документальном Бог — режиссер.

С началом войны его отец был назначен на должность редактора в Совинформбюро при СНК СССР, а мать с няней и сестрой эвакуировали в Нижнее Поволжье. Родился Владимир Осьминин в Астрахани 11 октября 1941 года. Когда в августе 1942 года на подступах к Астрахани шли бои, его мать — Ирина Михайловна, педагог-методист детского дома, под артобстрелом каким-то чудом посадила детей на пароход, уходящий из Астрахани в Гурьев. Почти 60 детей-сирот и свои — Светлана и Владимир ехали в глубокий тыл почти полгода. В 1943 году семья вернулась в Москву.

 

В 1960 году Владимир Осьминин  поступил во Всесоюзный институт кинематографии и был принят на режиссёрское отделение в мастерскую документального кино Ильи Копалина. Владимир Осьминин — создатель более 600 документальных и научно-популярных фильмов, его называли  классиком ещё при жизни. У него был индивидуальный кинематографический почерк, который позже киноведы назовут «лирическим пафосом». Он делал фильмы о колхозах и агрогородах, боевых действиях во Вьетнаме, Афганистане, Осетии, сплавлялся на плотах и ходил на подводной лодке, спускался в шахту, освещал международные форумы. Конечно, в этой бурной жизни, Астрахань была лишь крошечным эпизодом его жизни, мимолетным и скорее всего не запомнившимся.  Но она в его жизни была.

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.