К столетию А. Калинина

Мы в ответе за них

Самое первое воспоминание, которое долго хранилось где-то в загашниках памяти: Отец стоит на табуретке на крыльце и пытается починить только что рухнувшее гнездо ласточек, полное едва начинающих оперяться птенцов. Я стою возле его ног, прижимая к груди маленьких беспомощных птичек, над нами кружится с десяток, если не больше, встревоженных ласточек... Я чувствую, из моих глаз вот-вот брызнут слезы — только вчера видела, как наша Манька поймала на лету ласточку. «Готово, — говорит Отец. — Давай сюда птенчиков».

Вижу, как аккуратно кладет он их за борт похожего на большой  неровный  карман  нового «гнезда». Манька тоже смотрит... «Теперь нужно уйти, а то родители тревожатся», — говорит Отец, слезая с табуретки. Мы — я, старшая сестра Любаша, Мама и Отец — отходим метров на десять от порожка и смотрим, что же будет. Манька не отходит, но ласточки как будто не боятся ее — ведь гнездо выше большой дубовой двери, оно под самым потолком нашего порожка. Ласточки, покружив еще несколько минут, разлетаются кто куда. Скоро одна из них подлетает к новому гнезду, что-то передает на лету птенцам, широко раскрывшим большие желтые рты. То же самое делает и вторая. «Они умные птицы, — говорит Отец, довольный своей работой. — И почему-то всегда их тянет поближе к жилью человека. У нас в Тарасовке было много ласточек. Мне было года три или четыре, я, помню, наблюдал за ними подолгу. И очень им завидовал... Они могли лететь куда угодно и увидеть весь свет. В детстве мне очень хотелось знать, как живут, что делают, о чем думают люди в других странах. Но птицы тоже не свободны, — неожиданно заключает он. — Зависят от погоды, от человека в большой степени. Мне казалось, я вырасту и буду самым свободным человеком на свете...».

Ласточки еще не раз прилетали к нам по весне. И долго пользовались удобным новым гнездом. Потом оно стало разваливаться, и наш водитель подбил его к новому сезону куском какого-то материала  наподобие современной пластмассы. Сделал это очень аккуратно, но ласточки почему-то в тот  год не   поселились   над   порожком — они сражались за гнезда под крышей летней кухни, туалета, гаража, словом, решали с боем свой квартирный вопрос, но новое комфортабельное   гнездо отныне пустовало. Зато они облюбовали внутренние покои полуразвалившегося   сарайчика из ракушечника — местный строительный материал до и послевоенного времени. Помню, я ударяла молотком по тискам, и из гнезда высовывались четыре желтых разинутых рта. Я делала это слишком часто — и птенцы каждый раз доверчиво подставляли свои вечно голодные рты. Отец сказал, застав меня за этим занятием: «Не надо обманывать птиц. Ты ведь умнее их, правда?»

Я увидела в его глазах лукавый задор.  Я  думала  долго  над  его фразой и в итоге решила, что я на самом деле умнее птиц, что мне очень в ту пору польстило. Правда, теперь я думаю иначе... С тех пор я больше никогда их не обманывала, хотя до этого мне много раз выговаривала бабушка, вероятно, и другие взрослые. Отец с детства много рассказывал мне о зверях, птицах, змеях.  Помню  его  слова:  «Человечество не погибнет, пока живы кошки. Они — наши главные защитники». Он сказал это после того, как наша кошка притащила  откуда-то  большого  скорпиона.  Укушенная  им,  она  долго болела.  Отец  сам  промывал  ей раны, вскрыл страшную шишку, полную  гноя.  Кошка  смотрела на  него  благодарными  глазами и даже  не пыталась вырваться. Она долго проболела, но выжила и даже еще рожала котят.   А еще, вспоминаю, в одну из послевоенных весен Дон разлился так, что мы выезжали со двора на лодке, и в низах дома стояла вода. Откуда-то появились крысы:  крупные,  наглые,  даже  кусачие. Они плавали в холодной речной   воде,   вскарабкивались на   мелкие   льдинки,      дрались между собой. Помню, мама боялась выходить на улицу, но они и в дом ухитрялись залезать. И тут наши кошки проявили свое блистательное мастерство. Каждое  утро  они  выкладывали  на нашем  крыльце  по  пять-шесть жирных   задушенных   туш.   И сами разжирели на свежем мясе. Я подросла и, беря пример с родителей — мама ведь тоже все живое боготворит, — стала при- носить в дом упавших из гнезда скворчат,   воронят,   у   которых погибли  оба  родителя.  Однажды поймала в степи копчика со сломанным    крылом,    который уже  был  истощен  так,  что  не держал   головку.   Папа   смастерил ему что-то вроде лубка — и копчик месяца через два взмыл в свое любимое небо как ни в чем не бывало. Но до этого он успел изрядно  помучить  меня и моих подружек. Целями днями лазили мы по мелководью и прибрежным зарослям, обеспечивая нашего домашнего хищника живой дичью: лягушками, мелкой рыбешкой, крупными кузнечиками и стрекозами. Осенью он прилетал к нам на усадьбу. Сделав несколько кругов над домом, садился на один и  тот же столбик с широким  срезом на заборе, куда Папа клал ему сырник. Наш хищник оказался настоящим лакомкой.

...А как-то наша кошка Мадам Бурда притащила большую красивую змею и бросила возле порожка. Я думала, змея умерла и, поддев ее аккуратно палкой, хотела отнести за двор, к Дону. Но змея пошевелилась, и я отнесла ее за нашу летнюю кухню в заросли всевозможных трав, где валялась груда старых сох и слег.

Вижу, Отец поставил возле дров миску с молоком. Наутро она оказалась пустой. Правда, могли выпить кошки. Миска с супом тоже опустела, но теперь наши кошки были вне подозрений: они не выносят постный суп. Я часто садилась на скамеечку неподалеку от этих зарослей в надежде увидеть мою «знакомую». Я так ее больше и не увидела, зато часто чувствовала  на  себе  ее  пристальный взгляд.  Да,  это  так  —  я  всегда чувствую, когда на меня кто-то смотрит,   особенно   если   этот кто-то  принадлежит     к  миру моих меньших братьев и сестер. Отец посвятил не одно стихотворение  зверям  и  птицам, жившим в  разное  время  в нашем  доме.  Иногда  он  просто импровизировал,   лаская   того же Маркиза, нашего дворового Дон Жуана и Казанову в одном лице:

Рыжая собака,

Мимо не пройти —

Начинает плакать

Прямо на пути.

Вроде твоя чашка

До верху полна,

Почему ж, дворняжка,

Ты тогда грустна?

Ну, скажи, пожалуйся,

Мне ведь невдомек...

— Отстегни, пожалуйста,

От меня цепок.

Были и грустные стихи, над которыми мы все плакали. Нашего любимца Дружка сбил насмерть самосвал, и Папа написал на его смерть целую эпитафию, где были и такие слова:

...Нет, он лежал не побежденный

В любовных битвах, не в крови,

Он самосвалом пятитонным

Был сбит на поприще любви.

А весной  двухтысячного года у нас в доме появился наш любимый Карлушка. Было еще стыло и неуютно на дворе, но Отец все равно бродил по саду, наверняка что-то обдумывая, о чем-то вспоминая... Как вдруг услышала я его истошный крик:

«Наташа, сюда, скорей! Тут все в крови. Скорей!!» Я выскочила из дома в чем была. За гаражом Папа обнаружил окровавленного галчонка, возле которого вертелась наша кошка Саломея, самая отъявленная  хищница,  как и ее библейская тезка. Кошку я прогнала метлой, а галчонок забился под лист шифера. Достали с трудом. Позвали местного ветеринара Люду Валигурскую, но спасти птице крыло не удалось. Зато все быстро зажило, и Карлушка — мы все так называли его за его сходство с крохотным согбенным карликом из сказки — поселился в просторной  пластмассовой клетке на окне. Тоже оказался гурманом: никаких земляных червей,  никаких  мух и кузнечиков — подавай только творожную массу с изюмом, бананы, колбасу самую дорогую и, конечно же, вареное мясо и кур. Безошибочно узнавал, когда я подъезжала к воротам и хлопала дверцей своей машины — такой крик поднимал, что кот Тохтамыш, любивший спать на подоконнике рядом с клеткой, только что уши лапами не затыкал — не догадывался, видно. Слух у Карлушки отменный был, ни  разу не спутал с чужой машиной. Снимало его и телевидение, и радиоэфир не раз он озвучивал, дополняя или даже критикуя выступления хозяина. Восемь лет прожил он у нас в неге и довольстве. Умер в апреле. От старости — утешали нас сведущие люди. Отец лишь сказал едва слышно: «Теперь за мной очередь». В тот год по весне один за другим отправились в мир иной кот Тохтамыш — ему было 12 лет, и Вовочка, наш дворовой пес, проживший около 16-ти лет. Потом Папина очередь наступила...

И вот когда мне к 22-му августа, то есть дню рождения Анатолия Калинина, к забору поставили коробку с четырьмя едва открывшими  глаза  котятами,  а потом еще троих подбросили, я стала задаваться вопросом: что будет дальше? Как мне быть? Смогу ли управиться я со всем этим племенем  разношерстных и разноцветных котов и кошек? Не считала я их  количество, хотя у каждого есть свое имя: Маугли, Карамболина, Рашель, Ундина, Барсик, Ваня... Каждый день варю 15-литровый казанок рыбной ухи, которую смешиваю потом с хлебом. И собакам — их у меня три и тоже все подброшенные — варю десятилитровую ка- стрюлю вермишели либо каши с куриными костями, головами, крыльями... Кое-кто смотрит косо на меня: дескать, делать ей нечего. Некоторые даже кривятся, входя к нам на усадьбу и видя сытых кошек, расположившихся на теплых камнях аллеи. Но таких, к счастью, меньшинство. А я размышляю все чаще о бессердечности людей, которые, наигравшись, бросают своих питомцев на произвол судьбы. Вернее, на погибель, потому что брошенная кошка, котенок тем более, болеет всевозможными болезнями и в итоге умирает. И думаю я с грустью: а ведь многие и родителей своих бросают, отдают в дома престарелых. Их дети, глядя на все это, потом точно так поступают с ними.

Дачников у нас в хуторе много. В конце августа они разъезжаются по своим квартирам, обставленным красивой дорогой мебелью, где кошкам, наверное, нет места. Бедные вы мои звери, думаю я, часто мучаясь из-за своего мягкосердечия бессонницей. Голодные, преданные хозяевами, жмущиеся  к  людям и заглядывающие им в глаза, то есть в самую душу. После такого взгляда можно ли пройти мимо несчастного котенка или щенка, уж не говоря о том, чтобы подфутболить носком ботинка, как еще иногда кое-кто делает. Им больно. Быть может, еще больнее, чем нам, кто знает?..

И я вспоминаю строки моего Отца, написанные еще лет сорок назад. Искренние, до боли в сердце пронзительные, призывающие нас к деятельному добру, дабы наша распрекрасная цивилизация не потеряла в самом ближайшем времени человеческий облик  и  не  превратилась в бездушного и бессердечного монстра:

Ни от могилы затравевшей,

Ни от солдатки постаревшей,

Ни от сиротского крыльца

Не отворачивай лица.

От свадьбы, похорон и драки,

От перееханной собаки

И отголодногоптенца

Не отворачивай лица...

От кривды правду защищая,

За все и всюду отвечая

По завещанию отца...

Не отворачивай лица.

Мы на самом деле за  все в ответе. А уж тем более за этих бессловесных тварей, которых наши законы еще не защищают так, как это считается само собой разумеющимся в цивилизованном мире.  Жаль...

Наталья   КАЛИНИНА

Никого на земле не обидеть

 

История    Усть-Донецкого района  неразрывно   связана с жизнью и творчеством талантливого российского писателя Анатолия Вениаминовича Калинина. Год 2016 запомнится всем как год столетия со дня рождения Анатолия Вениаминовича. Его книги навсегда вошли в сокровищницу русской литературной классики, а с ними и колоритные характеры казаков и казачек древних придонских хуторов и станиц, и знаменитые правобережные виноградники, от которых сегодня уже мало что осталось, и прорезанная синей лентой Дона ковыльная степь…

Но о литературном достоинстве калининской прозы и стихов пусть рассуждают профессионалы, я на себя такую смелость не возьму. Расскажу о деятельности Анатолия Вениаминовича в качестве депутата Верховного Совета РСФСР, а точнее о том, как он использовал свой авторитет большого писателя и депутата для помощи землякам в решении конкретных производственных проблем.

В 1974 году я был назначен начальником строительного управления — СМУ-3 «Ростовгражданстрой». А через два года руководство района поручило нашему предприятию в рамках подготовки к празднованию 60-летия писателя выполнить кое-какие ремонтные работы в старом доме писателя. Тогда председатель райисполкома И.Е. Чугунов и познакомил меня с Калининым.

Я достаточно много читал, и с творчеством Анатолия Вениаминовича был хорошо знаком. Нетрудно представить, какое впечатление про- извело на меня, тогда ещё молодого человека, знакомство с классиком. Но робость и ско- ванность ушли очень быстро, меня просто поразила простота общения, свойственная Анатолию       Вениаминовичу.

Невольно возникало впечатление, что с этим человеком ты давно  и  коротко  знаком, и с ним можно без всякого стеснения поделиться своими проблемами.

И надо сказать, что многие руководители нередко обращались к Калинину, в том числе и я. Не по мелочам, конеч- но, а когда какая-то важная проблема никак не решалась. Приведу пример.

На балансе СМУ-3 в Усть- Донецком находились 5 бараков, построенных ещё в годы строительства порта в качестве временного жилья, где проживали 125 семей, в основном первостроителей. Как гласит шутливая русская пословица: «Нет ничего более постоянного, чем временное». Усть-Донецкий в те годы уже приобретал свой современ- ный, благоустроенный вид, а тут в центре посёлка — временные сооружения, без всяких удобств, некоторые буквально в аварийном состоянии. Денег на строительство такого количества жилья у управления нет. Районное руководство при самой активной поддержке Анатолия Вениаминовича обратилось в Министерство жилищного и гражданского строительства, и министерство выделило  средства  и включило в план строительных работ СМУ-3. В течение короткого времени было построено более 200 квартир, куда вселились не только строители, но и работники бюджетной сферы, пенсионеры и т.д. А на месте бараков выросли благоустроенные пятиэтажные дома. Устьдончане, выросшие и повзрослевшие в новых квартирах, вряд ли сегодня знают и помнят, что их родители в своё время переселились из бараков в благоустроенное жильё с помощью Анатолия Вениаминовича Калинина.

«Алексею      Филипповичу Чемоданову в надежде, что та добрая память, которую уже оставили усть-донецкие строители на пухляковских склонах, будет и укрепляться, и умножаться».

Книга с таким автографом появилась у меня по поводу окончания строительства газораспределительной станции и дома для операторов в Пухляковском. Анатолий Вениаминович внимательно следил за ходом работ, присутствовал на планерных совещаниях, и это обязывало нас к скорейшему завершению работ, об отставании не могло быть и речи. При деятельном участии Калинина мы построили в Пухляковском холодильник на 900 тонн, восьмиквартирный жилой дом, здание сельского Совета, производили ремонтные работы. Пожилые хуторяне наверняка помнят, как заботился о хуторе Анатолий Вениаминович, как  по его настоянию в хуторе была открыта школа искусств, картинная галерея. Сумеют ли они передать эту добрую память подрастающим поколениям пухляковцев?

Анатолий    Вениаминович хуторские проблемы воспринимал как свои личные. Помню, при строительстве холодильника потребовались нестандартные железобетонные плиты больших размеров. В Ростовской области такие не выпускались, и мы с заместителем председателя райисполкома Анатолием Степановичем Шейко запаслись книгами с автографами Анатолия Вениаминовича и письмами на депутатских бланках и отправились в Донецкую область. Нужный завод нашли в городе Енакиево. Думаю, что без участия Анатолия Вениаминовича нам ни за что не удалось бы оперативно решить вопрос об изготовлении и поставке этих конструкций.

Калинин был хорошо знаком с министром жилищно-гражданского строительства Российской Федерации О.К. Зибровым. В один из его приездов в Ростовскую область состоялась встреча в хуторе Пухляковском, в которой уча- ствовали Анатолий Вениаминович Калинин, руководители района и треста «Ростовгражданстрой». Личные отношения всегда играли в производственных делах важную роль, тем более в те годы, когда темпы строительства опережали темпы производства строительных материалов и строительной техники. После того памятного совещания в Пухляковском мне не раз приходилось, вооружившись письмами и книгами с автографом Анатолия Вениаминовича, бывать в Москве на приёме у министра, добывать то наряды на строительную технику, то на дефицитные по тем временам алюминевые оконные рамы для строительства школы №2 в Усть-Донецком  или Детского дома, то ещё что- либо.

Получить дефицитные стройматериалы в те времена было непросто даже с нарядами министерства. Моим товарищем в этих экспедиторских  делах  чаще  всего был  заместитель  председателя   райисполкома   Анатолий Степанович  Шейко.  Мы  запасались письмами Анатолия Вениаминовича,    книгами    с автографом,  ехали  на  строи- тельные  предприятия  в  Воронеж,    города    Украины    и размещали наши заказы. Поверьте, при плановой системе хозяйства   это   было   совсем не просто, но книги и письма Анатолия Вениаминовича помогали открывать двери всех министерств  и  предприятий, и  большинство  сложных  вопросов решались оперативно. 70-80-е    годы    прошлого века часто пренебрежительно называют «годами застоя». В своё  время  кто-то  из  кабинетных   историков   запустил в  обращение  этот  хлесткий штамп,  а  сегодняшнее  поколение  политологов  бездумно его   повторяет.   По   крайней мере, для нас, строителей, это были  годы  созидания  и  развития. И большой российский писатель Анатолий Вениами- нович Калинин вовсе не был этаким хуторским мудрецом-отшельником,  постоянно  парящим  где-то  в  заоблачном пространстве   литературного творчества.  Он  всегда  был  в курсе всех районных проблем и, если мог в чем-то помочь своим  авторитетом  писателя и депутата Верховного Совета РСФСР, без лишних слов подключался и помогал.

В истории русской литературы он, конечно, остался как талантливый донской писатель, младший современник и личный друг великого Шолохова. Но у нас, устьдончан, близко знавших Анатолия Вениаминовича, помнящих его неповторимую светлую улыбку, его любовь и уважение к землякам, его постоянную готовность помочь в любом деле, эта память должна быть особой, как память о родном и близком человеке. И эту живую память мы обязаны передать нашим детям и внукам.

 

А. ЧЕМОДАНОВ,

почётный гражданин Усть-Донецкого района

Человек с большой буквы

По окончанию института я был направлен на работу в Усть-Донецкий мехлесхоз в качестве лесничего. Конечно, слышал о живущем в районе писателе — однофамильце, но встречаться не приходилось. В 1973 году меня пригласили на работу в райком КПСС инструктором сельхозотдела.

Помню, весной 1974 года весь аппарат был занят подготовкой к очередному пленуму райкома, в один из дней все собрались в приёмной первого секретаря на планерку. Неожиданно для всех в дверях приемной показался высокий, элегантно одетый человек. Лукаво прищурившись, он поздоровался: «Здравствуйте, аппаратчики!»

Мы невольно выстроились в шеренгу, а он подходил к каждому, здоровался за руку и представлялся незнакомым. Дошла очередь до меня. Он протянул руку и представился: «Калинин». Я пожал его руку, улыбнулся и тоже представился: «Калинин».

–О, тёзка! — Удивился Анатолий Вениаминович и тут же стал расспрашивать, кто я, откуда родом.

Так состоялось моё первое знакомство с писателем.

Через какое-то время состоялся пленум райкома, на котором Калинин присутствовал и выступал. В перерыве к нему то и дело подходили знакомые, но я стоял в сторонке и попросту стеснялся подойти. Но Анатолий Вениаминович сам меня заметил, подошёл и шутливо спросил:

–Ну, что, тёзка, осваиваешь бюрократическую науку?

–Привыкаю — отшутился я.

–Ну, давай, привыкай. Как-нибудь встретимся.

Запомнился 60-летний юбилей Анатолия Вениаминовича, который широко отмечался в Пухляковском. Было много высоких гостей, был первый секретарь обкома КПСС И.А. Бондаренко, секретари райкомов, ученые артисты, писатели. Запомнилось выступление первого секретаря Вешенского райкома партии Булавина, подарившего Калинину казачью шашку.

Но по-настоящему мы сблизились с Анатолием Вениаминовичам, когда я был избран председателем рыбколхоза имени III Коминтерна в станице Раздорской. Как-то он неожиданно приехал в колхоз и выразил желание пообщаться с рыбаками. Мы переправились на левый берег Дона, где располагались рыбоводные пруды. Конечно, рыбаки были рады встрече с писателем, угостили его замечательной донской ухой, а потом завязалась долгая дружеская беседа. Анатолия Вениаминовича интересовало буквально всё: как складываются производственные дела, чем вообще живёт станица, семейные отношения. Немало вопросов нашлось и у рыбаков.

Уезжая, Калинин сказал:

–Ну, что ж, теперь тебя жду в гости!

Через какое-то время я решился поехать к Калинину домой. Было, конечно, сначала чувство неловкости и робости, но всё это быстро прошло, особенно после знакомства с Александрой Юлиановной Калининой, удивительно открытой, дружелюбной и гостеприимной женщиной. Темы для разговора, конечно, нашлись: круг моих друзей и знакомых обеспечивал мне достаточную информированность в районных делах, а Калинина интересовало буквально всё. Да и мне было о чём спросить Анатолия Вениаминовича. Так начались наши регулярные встречи, скоро я стал в доме Калининых «своим человеком».

Помню, как-то я познакомил Анатолия Вениаминовича с Валентином Петровичем Самко — директором крупнейшего пензенского пивзавода. Анатолий Вениаминович хорошо знал старшего Самко — Петра Митрофановича, который в послевоенные годы руководил отделением откормсовхоза в станице Раздорской. Сначала Анатолий Вениаминович относился к молодому успешному предпринимателю несколько настороженно, но постепенно они становились всё интересней друг другу, тем более, что Калинин много бывал в Пензе и хорошо её знал.

Как-то накануне очередного дня рождения Анатолия Вениаминовича мы выпросили у Ирины Алексеевны Щебуняевой катер «Лицеист», который в то время был приписан к Усть-Донецкой школе №2. Дошли на катере до Пухляковского, сошли на берег, поднялись к Калининым. Поздравили Анатолия Вениаминовича с днём рождения. Он сразу согласился на наше предложение прокатиться на катере и даже пригласил с собой ростовского композитора Клиничева, который в это время гостил у него. На катере мы дошли до Мелиховской, остановились на косе, кто-то отправился купаться. Анатолий Вениаминович стал читать по памяти стихи — свои и русскую классику. Память у Калинина была уникальной: он читал почти не отвлекаясь где-то в течение двух часов.

Лет, наверное, пять мы с Леонидом Васильевичем Кравченко и другими друзьями Анатолия Вениаминовича устраивали такие поездки в августе, накануне дня его рождения. Кстати, отмечать свои дни рождения он не любил, он не раз мне сам говорил об этом. Но эти поездки на катере по Дону в кругу друзей, полностью лишенные всякого официоза, очень ему нравились, как он сам не раз признавался, давали заряд бодрости, хорошего настроения и настраивали на творческий лад.

Приезжая домой к Анатолию Вениаминовичу я часто встречал у него посетителей — писателей, поэтов, художников. Были и люди к искусству отношения не имеющие, приезжавшие со своими проблемами и просьбами. Он ни от кого не «отмахивался», всех внимательно выслушивал, старался вникнуть в проблему, не раз при мне звонил кому-то из высокого начальства в Ростов, в Москву или писал письмо. Ведь он был депутатом Верховного Совета РСФСР, а слово депутата в те времена много значило. Он всегда воспринимал чужие, особенно значимые для многих людей проблемы, как свои, реагировал на каждую просьбу, каждый вопрос.

В последние годы он часто звонил мне на работу и домой. Многое из того, что принесла с собой перестройка и, тем более, последующие 90-е годы, он так и не принял сердцем, старался помочь сохранить всё лучшее, что было создано людьми его эпохи. Не раз в эти годы мы бывали у него с Леонидом Васильевичем Кравченко, в то время директором Пухляковского техникума. Они не раз советовались, как сохранить техникум. Думаю, не ошибусь, если скажу, что во многом благодаря усилиям этих людей наш техникум ещё до сих пор жив.

Живо интересовался Калинин проблемами движения за возрождение казачества на Дону, тяжело переживал раскол в его руководстве, не раз встречался с его лидерами, вёл с ними длительные беседы. Мне редко приходилось при этом присутствовать, поэтому не могу утверждать, на чью сторону склонялись симпатии писателя, но что абсолютно точно — он старался примирить и объединить всех.

Часто, особенно накануне каких-либо значимых выборов, на калининском дворе появлялись те или иные политики всех рангов. Анатолий Вениаминович всех внимательно выслушивал, старался усвоить и понять предвыборную программу, ни с кем в особые дискуссии не вступал. Но и публично выступать в поддержку того или иного кандидата тоже не спешил. Как-то он сказал мне, что претендовать на высокий пост вправе любой волевой и неглупый человек, а уж, кто из них более достоин, — пусть решает народ без всяких подсказок.

Примерно дня за три до ухода из жизни Анатолия Вениаминовича я приехал в Пухляковский. Поздоровавшись, Наталья Анатольевна сказала, что у отца только что были врачи, и сейчас он отдыхает.

–Ну, хорошо, позже заеду,- сказал я.

В это время послышался голос Анатолия Вениаминовича:

–Кто там, Наташа?

–Да, «братушка»,- назвала меня шутливым  прозвищем Наталья Анатольевна.

–Ну, пусть заходит!

Я вошёл. Он лежал на койке, стал извиняться, что встречает меня лёжа. На меня смотрели его внимательные глаза, как будто он хотел сказать что-то сокровенное, на что уже не хватало сил. Я сказал, что ему нужно отдохнуть и обещал скоро заехать ещё. Но это была последняя наша встреча.

Говоря о Калинине, можно привести десяток эпитетов в превосходной степени, но я скажу коротко: я благодарен судьбе за то, что она в жизни свела меня с этим Человеком с большой буквы.

М. КАЛИНИН,

п. Усть-Донецкий

      ЛЮБОВЬ КАЛИНИНА

 ВСЕГДА БУДУ ПОМНИТЬ ТЕБЯ, ДОРОГОЙ ПАПА…

22 августа 2016 года моему отцу, Калинину Анатолию Вениаминовичу, исполнилось бы 100 лет. Моя память высвечивает разные моменты из нашей жизни, одни из которых заставляют радоваться,  другие ─ страдать за папу. Все было в его жизни ─ голодные детские годы, две войны, потери… Одно могу сказать: жил он всегда на светлой стороне жизни, не позволяя темному, злому, мстительному чувству овладеть его душой. Мы, дети, конечно же, не сразу это поняли, но, поняв, возрадовались, что Господь особенно отметил нас, наградив таким отцом.

Его советы мне были необходимы, и я часто просила его разобраться в той либо иной ситуации. Он никогда мне не отказывал. Я прислушивалась к ним, видя перед собой его добрые, участливые, внимающие и так глубоко и страстно сопереживающие глаза.  Чем старше я становилась, тем больше хотелось мне общаться с отцом, тем больше любила его. От него я всегда узнавала много интересного о настоящей литературе, о том, что следует в первую очередь прочитать. Так было с раннего детства. Я спрашивала о его пристрастиях в классической музыке, о любимых исполнителях, иногда спорила с ним, но потом чаще всего понимала, как он прав, ибо любит и понимает все по-настоящему талантливое, искреннее, прочувствованное сердцем. Отец терпеть не мог халтуры, однодневок,  созданных ради славы и денег и сам никогда ничего подобное не писал. К сожалению, я не имела возможности много общаться с папой, поскольку жила сначала в Новочеркасске у папиных родителей, потому что с детства кроме общеобразовательной школы занималась еще и в музыкальной. Всегда с нетерпением ждала лета, которое обычно проводила в Пухляковке, где собиралась вся наша семья. Во время войны, в ноябре  сорок первого года, Отец познакомился с Сашей Веракс, которая работала машинисткой в прифронтовой газете. Это была любовь с первого взгляда ─ и с его, и с ее стороны. Саша не просто заменила мне умершую маму, но стала самой близкой подругой. Мамой я ее никогда не называла ─ всегда помнила свое первое впечатление о Саше: хрупкой, молодой, веселой, красивой. К тому же папа называл ее Сашей, Сашенькой, а я в ту пору во всем ему подражала.

Папа всегда мечтал «жить поближе к земле, дышать донским воздухом» и эта его мечта воплотилась  после войны ─ в 1946 году, получив гонорар за роман «На юге», отец купил большой красивый дом на яру, правда, старый, требующий основательного ремонта. Но я забегаю вперед. В 1944 году родилась Наташа, моя любимая и единственная сестра, для которой этот дом на берегу Дона стал самым родным на свете местом.

В хуторе Пухлковском в ту пору не было ни воды, ни электричества, ни, разумеется, газа. Но мы жили весело, помогая родителям в огороде, по дому. Основная тяжесть забот легла на плечи бабушки Нюры, Сашиной мамы, которую все мы очень любили.

После войны люди, соскучившиеся по мирному труду, с удовольствием работали на своих огородах, в степи. Было трудно и голодно, особенно тем, у кого были маленькие детишки, а кормильца убили на войне. Папа старался помогать, чем мог, у нас за столом почти всегда собиралась дружная ватага наташиных подружек, которые, накупавшись в Дону, с удовольствием уплетали картошку с огурцами, кабашную кашу и прочие деревенские деликатесы, которые, кстати, росли на нашем огороде.

Отца полюбили сразу. Приходили с советами, как выращивать виноград, чубуки приносили, ну, и о себе конечно рассказывали. Папа всех принимал, внимательно выслушивал… Хуторяне стали героями практически всех произведений Анатолия Калинина. Более того, они узнавали себя в героях рассказов, очерков, романов писателя. Большинство этим гордились, но не все, конечно…

Война оставила свой кровавый след в сердце каждого человека. Отец прошел всю войну с Пятым Донским казачьим корпусом, и до последних дней жизни он не мог забыть тех страданий, которые легли на плечи нашего народа во время войны. Помню, отец часто повторял: «У человека может быть только одна Родина». Он любил свою страну беззаветно, даже в мыслях не представляя себе, как можно предать Родину.

Дом обживался, становился все уютней. Во дворе бегали ежики, которые при появлении собак скатывались в колючие клубки, коты приносили откуда-то огромных жирных крыс,  выкладывали на порожке каждое утро. Мы все любили этот пестрый «зоопарк», не представляя без него жизни. Отец говорил, что звери и птицы оберегают человека, делают его добрей, чище душой. Еще он сказал как-то, что у зверей нам, людям, можно многому поучиться.

У меня часто спрашивают: Каким был в быту ваш отец? Мне трудно ответить на этот вопрос ─ папа всегда так много работал, что мы подчас его не видели целыми днями. Конечно, он не мог принимать участие во всех событиях нашей жизни, но на наши просьбы, даже мелочные, откликался с готовностью.  Его мягкость и деликатность сразу же привлекали к себе людей, не говоря уже о нас, его близких.  Он был нормальным человеком в самом высоком смысле этого слова, поскольку всегда оставался собой ─ на людях, дома, везде, где угодно. Помню, писатель Василий Воронов написал об отце: «Есть такая пословица: «Село не стоит без праведника. Праведник ─ духовный ориентир, нравственная опора для людей. Таким праведником для Дона был Анатолий Калинин. К нему ехали за советом государственные мужи и простые люди. Хуторяне чтут своего земляка». Когда-то Шолохов, поздравляя папу с днем рождения, написал: «Живи долго, ты людям нужен, от тебя человеческое тепло идет».

Папа всегда находил время помочь молодым литераторам. Среди них Борис Плевакин, Борис Куликов, Борис Примеров, Бажен Петухов и другие, ставшие впоследствии известными и широко читаемыми поэтами и прозаиками.

…Я могу бесконечно говорить о папе. Помню, когда мне было шесть лет, мы втроем (папа, Саша и я) поехали в Кагальник.  Отец хотел поработать в этот короткий отпуск. И вот я, помню, разбаловалась, стала шуметь, кричать. Папа рассердился, взял ремень, вроде как бы собираясь меня наказать, но даже пальцем не притронулся. Просто побранил, поцеловал и сказал: «Доченька, ты ведь уже большая и умница, не надо больше так делать. Я должен написать свой роман как можно скорей…» Сейчас вспоминаю этот эпизод и думаю, что только такими и должны быть родители. Добро успокаивает и учит одновременно. Мы с Наташей ни грубостей, ни злости не видели от наших родителей, дедушки и обеих бабушек.

Я часто вспоминаю наше небогатое, но очень счастливое детство ─ счастья подобного не купить ни за какие деньги. Сам воздух был напоен счастьем. Особенно когда все мы собирались летом в Пухляковке. Купались в Дону, слушали пластинки классической музыки, много читали и всегда обсуждали прочитанные книги. Это получалось непроизвольно и обычно наши симпатии и антипатии совпадали. Папа никогда не вел себя назидательно, не читал моралей и всяких проповедей. Он просто и ненавязчиво подчас объяснял смысл прочитанной нами книги, подводил нас к правильному выводу.

…Много лет прошло с тех пор. Я сама выбрала себе специальность концертмейстера, потому что больше всего на свете люблю классическую музыку. Закончила музыкальный институт имени Гнесиных, работала с такими исполнителями, как Наталья Троицкая, Наталья Михайлова, Ольга Бузина ─ они все лауреаты международных конкурсов. Приходилось встречаться и с Дмитрием Хворостовским, и с Ириной Архиповой, со многими другими великими певцами, которыми гордится наша страна. Объездила я с гастролями много стран, но всегда моя душа тосковала по Новочеркасску, Пухляковке, нашим донским степям…  Я никогда не забывала свои казачьи корни, гордилась ими, хотя и не кичилась этим перед другими. Воспоминания о нашем приволье, о неброской, но такой проникновенной красоте нашей природы всегда поддерживали меня в дальних странах. Как и мысль о том, что за границей я должна показать себя и свое мастерство в самом лучшем виде, ибо представляю свою Великую Родину.

…И снова я возвращаюсь мысленно к отцу, думаю о том, как правильно поступил он, выбрав постоянным местом жительства хутор Пухляковский. Не смог бы он написать в Москве ни «Цыгана», ни «Суровое поле», ни другие свои произведения. Во всех романах, повестях и даже очерках Калинина вся атмосфера пропитана ароматом степей, она прозрачна, и мне, музыканту, в каждой фразе, в каждом абзаце чудится музыка. Недаром ведь он так любил ее, часто просил меня сыграть то либо иное произведение, иногда, помню, плакал…

Вспоминаю тех, кто побывал в нашем пухляковском доме, кто приезжал каждый год, иной раз оставаясь на неделю, а то и больше. Вспоминаю беседы на лавочке под кудряшом, который, увы, сломала буря. Нас, детей, никогда не прогоняли, разрешали слушать допоздна беседы взрослых, которые мы впитывали с жадностью. Евгений Семенович Матвеев, первый «киношный» Будулай, часто бывал у нас. Отец его любил, эта любовь была взаимной. С Матвеевым мы познакомились в 1958 году, когда в нашем хуторе снимали фильм по рассказу Шолохова «Жеребенок». Он уже тогда был очень известным актером, местные девчата за ним толпами ходили, да и мы с Наташей с удовольствием слушали его рассказы об актерах, с которыми он вместе снимался в кино, о Малом театре, где играл в пьесах Островского, Ибсена, современных драматургов. Детская и юношеская память очень цепкие, многое откладывается в голове, да и в сердце после вот таких интересных встреч. Помню, как Сергей Федорович Бондарчук, которого отец любил и почитал за талант, сказал, поездив по степи, а потом увидев наш дом, двор, вид с яра на Дон: «Здесь святые места. Бог здесь. И искать его не надо…»

Хотелось бы мне вспомнить замечательную художницу Марию Владимировну Савченкову, донскую ─ новочеркасскую ─ казачку, давнего друга отца. В 1948 году она, еще совсем молодая, красивая, талантливая, сняла вместе с подругой на лето квартиру у нашего соседа, Ивана Филипповича Сидорова. У них с папой разница всего в один год, как и с Сашей, то есть по возрасту она, что называется, между ними. Подружились мгновенно. Мария Владимировна написала мой портрет  ─ мне было тогда 11 лет. Даже не портрет, а так, зарисовку девчонки в синем платьице со шляпой на коленях, в которой лежат наши донские яблоки. Я берегу этот портрет, который напоминает мне о самых счастливых днях моей жизни…

Я не стану перечислять добрые дела, которые сделал мой отец за свою жизнь. Я была счастлива, я гордилась отцом, когда при его участии  распахнула двери сельская картинная галерея. Да какая! Мои друзья, приезжающие в разное время в Пухляковку, всегда посещают эту галерею.  Рассказывают о ней своим друзьям. А ведь все началось с картин из нашего пухляковского дома, которые папа подарил государству и которые послужили основой картинной галереи. Есть там настоящие шедевры ─ Николая Овечкина, Василия Нечитайло, Марии Савченковой и многих других художников, среди них и академики, и талантливые студенты художественных вузов, впоследствии сделавшие блистательную карьеру.

…Еще вспоминаю, как отец с Сашей, бывая в Москве, всегда ходили на мои концерты. И я волновалась больше, чем обычно, когда они сидели в зале. Старалась изо всех сил. Папа был очень занят в Москве ─ сессии Верховного Совета, издательские дела, встречи с друзьями, а мы с Сашей ходили по театрам. Если мог, он тоже к нам присоединялся, с удовольствием слушая оперы. Знаю, были у него любимые певцы и певицы:  Мария Максакова, Владимир Атлантов, Елена Образцова… Любил папа старый МХАТ, в котором играли такие великие актеры как Борис Ливанов, Алексей Грибов, Алла Тарасова. И хорошие фильмы любил смотреть. Например, «Идиота» по Достоевскому, где главную роль играл несравненный Юрий Яковлев, или французский фильм «Большие маневры»  с Жераром Филиппом в главной роли… Вот только времени у него не хватало на досуг. Впрочем, его досугом была литература, его герои ─ Будулай, Антонина Каширина, Наташа  Луговая… И дневник ему некогда было вести, а ведь многие писатели, я знаю, каждый день записывают «для вечности» свои мысли, впечатления, ощущения. Сейчас, по прошествии времени, кажется мне, что папа мой ─ это сама вечная мудрость, доброта, сострадание к чужой боли. Впрочем, я запомнила его слова, услышанное еще в детстве: «Не бывает чужой боли. Как не бывает чужой беды». Если бы все так думали, на земле бы не было этих страшных войн.

Уже на склоне лет папа посвятил Саше, своей единственной и любимой Сашеньке, вот такие строки:

 

За тобою как тень брожу,

Нет тебя на земле прелестней,

Об одном тебя лишь прошу

Навсегда там остаться вместе…

 

Я и сейчас плачу, когда читаю их. Думаю: а если бы папа не встретил свою Сашу?.. Нет, такого быть не могло, не могло…

Хочу завершить свои воспоминания телеграммой, которую папа прислал мне на мое сорокалетие. Вернее, он ее сочинил, но Саша и Наташа тоже были соавторами:

«ПОКА У ТЕБЯ ЕСТЬ ОТЕЦ ТЫ ЕЩЕ ДИТЯ ТЧК И Я РАДУЮСЬ ЧТО У ТЕБЯ ТАКОЕ ЗОЛОТОЕ СЕРДЦЕ ТЧК МИЛЫЙ МОЙ ПЕРВЕНЕЦ БУДЬ ЗДОРОВА И СЧАСТЛИВА ВСЕГДА ТЧК САША НАТАША И Я ЦЕЛУЕМ ТЕБЯ 40000 РАЗ = ПАПА»

Уроки Мастера

22 августа 2016 года исполнится 100 лет со дня рождения Анатолия Вениаминовича Калинина — нашего славного земляка. Его имя навсегда вошло в историю, как имя ведущего фронтового журналиста «Комсомольской правды», талантливого российского писателя шолоховской школы, автора популярных повестей и романов, по сюжету которых сняты полюбившиеся всем фильмы, много лет не сходящие с экрана.

Устьдончанам старшего поколения он запомнится и как депутат Верховного Совета РСФСР, много сделавший для района и области.

Я благодарна судьбе за то, что она подарила мне встречи с этим замечательным человеком, встречи незабываемые.

В 1969 году я пришла на работу в сектор партийного учёта Усть-Донецкого райкома КПСС. В силу своей должности часто приходилось встречаться с Анатолием Вениаминовичем на районных мероприятиях — партийных конференциях, пленумах и т.п. Меня всегда поражали его удивительная скромность, простота в общении с людьми.

Как-то мы были с мужем в Пухляковском, в гостях у нашего земляка Виктора Васильевича Касаткина, который жил по соседству с семьёй Калининых. Сидим во дворе, общаемся, и вдруг заходит Анатолий Вениаминович: присел по-домашнему за стол, включился в разговор. Я ещё раз поразилась его умению на равных общаться с людьми, заинтересованностью их проблемами.

Запомнилась встреча в феврале 1974 года, которая состоялась в доме Калининых. В то время проводилась кампания по обмену партийных билетов. Анатолий Вениаминович как раз в эти дни собирался в Москву, на съезд писателей, и ему надо было срочно получить партийный билет нового образца. Мне поручили съездить в Пухляковский и вручить ему новые документы.

Анатолий Вениаминович встретил нас с водителем Виктором Шилякиным у калитки, пригласил в дом. Александра Юлиановна напоила нас горячим чаем, что было очень кстати, так как мы изрядно промерзли в дороге. Всё было так просто, уютно, скромно, но тепло и душевно.

В память об этой встрече Анатолий Вениаминович подарил мне на память две своих книги — «Суровое поле» и «Возврата нет», с автографом. Теперь они занимают вместе с другими книгами А.В. Калинина достойное место в нашей домашней библиотеке, я их берегу, как самую дорогую ценность.

В августе 1986 года мне пришлось принимать участие в торжествах, посвящённых 70-летию Анатолия Вениаминовича. Проходили они в Доме культуры хутора Пухляковского. Мне была поручена регистрация гостей, прибывающих на празднование юбилея писателя.

Считаю, что мне очень повезло в тот день: я увидела многих известных актёров, сыгравших главные роли в фильмах «Цыган» и «Возврата нет» по произведениям писателя, известных художников, писателей, других известных людей, хотя бы парой слов перебросилась с каждым, послушала их выступления.

Анатолий Вениаминович был частым гостем в Усть-Донецком райкоме партии, так что встречаться приходилось много, я рассказала только о нескольких случаях, которые мне запомнились.

Слово писателя достигает до самого сердца, проникает в душу. Прочитав однажды его книги, к ним хочется возвращаться вновь и вновь. Его книги учат жить, любить жизнь, природу, стремиться ко всему прекрасному в этом мире, а значит, делают наш мир лучше. Мир, которому Анатолий Вениаминович Калинин оставил свои книги, а с ними свою любовь.

Всей своей жизнью он преподал нам уроки высокой нравственности и ответственности за всё происходящее, уроки любви к своей стране, к Донскому краю, уроки правдивости и искренности, простоты и скромности, доброго отношения, уважения и сострадания к людям, которым он всегда помогал решать любые жизненные проблемы.

Уверена, что Анатолий Вениаминович Калинин навсегда останется в благодарной памяти не только его земляков, но и всех тех читателей, кто когда-либо прикоснулся к его творчеству.

А. ЧИЖМИНА,

с июня 1969 по ноябрь 1991 года заведующая сектором партучёта Усть-Донецкого РК КПСС

В памяти навсегда

Около полугода остается до знаменательной даты — 100-летия со дня рождения нашего  земляка — талантливого писателя, лауреата Государственной премии РСФСР имени А.М. Горького Анатолия Вениаминовича Калинина.

Я знаю Анатолия Вениаминовича с раннего детства. Дело в том, что я родился и вырос в хуторе Пухляковском, где сразу после войны поселилась семья Калининых. Мои дедушка и бабушка по матери — Нимфадора Федотьевна и Николай Иванович Поповы были ближайшими соседями Калининых.

В фотолетописи «От мгновений к вечности», которую Наталья Анатольевна Калинина выпустила к дню рождения отца в 2015 году, нашлась страничка, посвященная отношениям Калинина с соседями. На фотографиях писатель, ещё совсем молодой, худощавый, с буйным чубом, берет уроки садоводства и виноградарства у моего деда Николая Ивановича Попова. Дед умер рано, я был слишком маленьким и не помню его. Но у бабушки Нимфадоры с матерью бывал часто и конечно, общался с Калиниными.

Много лет спустя, когда я уже работал инструктором Усть-Донецкого райкома партии, Анатолий Вениаминович подарил мне книгу очерков «Две тетради» с автографом: «Дорогому Александру Кольцову, которого я помню ещё совсем «несолидным» пухляковским Сашей. Всё пусть будет в Новом году у него и в его семье счастливо.

А. Калинин, 15 ХII.81»

Насчет «солидности» Анатолий Вениаминович, конечно, пошутил, особой солидностью я никогда не отличался, просто серьезно относился к любой работе, которую приходилось выполнять, но не о том речь.

В книге, подаренной Анатолием Вениаминовичем, есть очерк «Письмо другу», написанный в форме ответа на письмо одного из первых послевоенных руководителей Раздорского района Марии Степановны Кашириной. Не могу не процитировать:

— Мне легче всего представить вас, Мария Степановна, в серой кофте и чёрной юбке, в чувяках, налегке. Часов в пять выходите вы из райисполкома, а к шести уже у нас, в хуторе, если по дороге не заходите в виноградный сад, в бригаду к Клавдии Николаевне Чекуновой. Жива она, хотя и работает уже не в саду, а в поле. Но работает всё с той же красивой и злой страстью. Всех четверых детей своих вырастила. Александр уже отслужил в армии, а Василий ещё служит. Мария вышла замуж. Младшая, Ольга, окончила техникум. Теперь она агроном-виноградарь. Да, без мужа четверых подняла на ноги Клавдия Николаевна… А у её сестры Ирины Николаевны уже шестеро. Вчера она приходила на наш край хутора к своей матери Нимфадоре Федотьевне, и мы поговорили через забор немного. Ирина Николаевна ждёт седьмого ребёнка. Уже сейчас у неё около трёхсот трудодней, а у её мужа, Ивана Кольцова, — до семисот. На таких, как Клавдия, Ирина, муж Ирины, держится колхоз, они не бежали из него в самые тяжёлые годы, они и своим детям внушили, что только в колхозе для них жизнь. Ирина с Иваном тоже выучили своего сына Петра на агронома-виноградаря. Теперь у моей соседки Нимфадоры Федотьевны Поповой уже и внук, и внучка — агрономы.  В нашей стране, конечно, никого этим не удивить, но Вы-то, Мария Степановна, знали родителей Ирины и Клавдии. Это же были беднейшие из казаков, они и помышлять не могли, что от их корней отпочкуются агрономы.

Книгу очерков «Две тетради», подаренную мне Анатолием Вениаминовичем, я берегу и ценю, потому что там наряду с очерками военных времен, опубликована серия очерков о нашем районе, о его людях. Среди них много руководителей, пользовавшихся в своё время широкой известностью, — секретарь Раздорского ещё райкома партии Лев Борисович Ермин, который потом стал секретарем Пензенского обкома КПСС, директор Пухляковского винсовхоза Тимофей Иванович Вороновский председатель колхоза «Родина» Иван Иванович Гундоров и секретарь парткома Михаил Иванович Мерзляков, руководивший райкомом в 70-х годах Александр Александрович Акишев, и многие другие. Но героями калининских очерков стали и рядовые труженики, такие, как мои дедушка и бабушка, моя тетка Клавдия Николаевна Чекунова, мои отец и мать. То и дело встречаешь в очерках знакомые фамилии, знакомые названия, описанные с детства знакомых пейзажей.

Как сейчас, стоит перед глазами картинка: иду в школу, в станицу Раздорскую (в Пухляковском была только начальная школа), прохожу бабушкин дом. В проулке, ведущем к дому  Калининых, ворота настежь, во дворе у готовой к дороге «Победы» хлопочет Александра Юлиановна, из глубины двора идёт Анатолий Вениаминович. Значит, собрались куда-то далеко — в Ростов, а может, — в Москву. Александра Юлиановна по молодости была не только личным секретарем-машинисткой Анатолия Вениаминовича, но и его личным водителем в дальних поездках.

В школу, в Раздорскую, мы ходили «нижней» дорогой вдоль берега Дона, поросшего столетними вербами, дубами, тополями. По этой живописной дороге и сегодня приятно пройти, а в те времена она была ещё красивее. Калинин не раз писал в своих очерках, что эту красоту надо ценить и оберегать: беречь вековой пойменный лес, беречь от хищнического вылова рыбные запасы Тихого Дона, беречь старинные виноградники, покрывавшие когда-то правый берег от Раздорской до Пухляковского.

Возрождению правобережного виноградарства в очерках Калинина посвящено немало строк, увы, в конце 80-х, в годы кампании по борьбе с пьянством, под топор попали и вполне жизнеспособные виноградарские совхозы, такие, например, как «Раздорский», славившийся своими виноградниками и фруктовыми садами. Но Анатолий Вениаминович до конца жизни был убежден, что именно донское правобережье должно стать родиной лучших донских вин на основе старинных донских сортов винограда.

Мои земляки — пухляковцы, даже далёкие от литературы, должны с благодарностью вспоминать об Анатолии Вениаминовиче. Ведь он был не только писателем, прославившим в своих книгах донской казачий край и его людей. Как депутат Верховного Совета РСФСР он очень много сделал для социального развития Усть-Донецкого района и уж, конечно, для хутора, в котором ему довелось жить.

Я помню Пухляковский своего детства: непролазная грязь в осенне-зимний период, темные улицы и переулки и единственное место культурного досуга — сельский клуб в приспособленном помещении, сложенном из ракушечника и самана, который мы, мальчишки звали кинотеатр «Сквозняк». Правда, популярные фильмы у нас часто шли раньше, чем в городе, благодаря предприимчивости нашего киномеханика Владимира Ильича Смородина. Только в начале 60-х годов с образованием винсовхоза «Пухляковский», который возглавил Тимофей Иванович Вороновский, и укреплением техникума, директором которого был Виктор Иванович Кулаков, началось постепенное возрождение хутора. На месте нашего «Сквозняка» стали строить музыкальную школу, на месте коровника возвели просторное современное здание Дома культуры, укреплялась материальная база техникума, появились общежитие, столовая, новый учебный корпус, построили здание школы, которая стала восьмилетней, а затем и средней.

Где-то в  середине 70-х совхоз и техникум стали единым учебно-производственным звеном, директором совхоза-техникума был назначен Иван Иванович Коробко. Активно велось жилищное строительство, появились асфальтированные улицы, водопровод, газ.

Конечно, надо отдать должное пухляковским руководителям, это были предприимчивые, энергичные люди, но в любом деле, которое они предпринимали, обязательно есть вклад Анатолия Вениаминовича, он максимально использовал свой авторитет писателя и депутата Верховного Совета РСФСР, чтобы помочь землякам. Особое внимание — детям, это только благодаря Калинину появились в Пухляковском картинная галерея, школа искусств, филиал Раздорского этнографического музея донского казачества. Он очень хотел, чтобы хуторские казачата имели равные возможности для развития со своими городскими ровесниками.

С моей семьей Анатолия Вениаминовича всегда связывали добрые отношения, особенно с мамой. Она всегда была острой на язык, активной женщиной, и Калинину всегда было интересно с ней поговорить. Бывали случаи, когда требовалась конкретная помощь, и Анатолий Вениаминович всегда помогал.

Мне 16 лет довелось работать в аппарате райисполкома и райкома КПСС, Анатолий Вениаминович, как правило, был участником сессий, пленумов, конференций, так что встречались часто. Относился он ко мне по-отечески, часто вспоминали о моём пухляковском детстве, о проблемах, которые приходилось решать, чтобы хуторская детвора могла учиться в хорошей школе, приобщаться к искусству, спорту. Обсуждали и другие современные проблемы. Никогда не забывал Анатолий Вениаминович спросить о родителях, о братьях и сестрах, всегда говорил о них с уважением.

Он всегда был в курсе всех районных проблем, всегда воспринимал их, как свои, всегда был готов помочь.

Подаренная мне Анатолием Вениаминовичем книга интересна для меня не только очерками о нашем районе. Будучи военным корреспондентом, он участвовал в освобождении Крыма, города-героя Севастополя. Корреспонденции о боях за Севастополь вошли в первую часть.

Так уж случилось, что в конце 60-х годов мне пришлось более трёх лет служить в Военно-морском флоте и именно в Севастополе. Мне вдвойне интересно читать очерк Анатолия Вениаминовича о боях за Крым, встречать знакомые названия. Думаю, что, если бы Калинин дожил до наших дней, он был бы рад возвращению города русской воинской славы Севастополя в состав России.

А. КОЛЬЦОВ,

 ветеран труда,

Усть-Донецкий

Просить о помощи его не приходилось…

Время необратимо и быстротечно. Совсем скоро жители нашего района, Ростовской области, вся читающая Россия отметят 100-летие со дня рождения российского писателя, нашего славного земляка Анатолия Вениаминовича Калинина.

Мне, как старожилу района, многократно приходилось встречаться с писателем, и не просто встречаться и о чем-то беседовать, а вместе решать стоящие перед районом проблемы.

В 70-х годах прошлого века Усть-Донецкий район бурно развивался: строились школы, прокладывались новые дороги, сдавались в строй жилые дома, поднимались механизированные животноводческие комплексы, развивалось виноградарство.

В хуторе Пухляковском успешно работал сельскохозяйственный техникум, готовивший специалистов сельского хозяйства, в том числе виноградарей и виноделов. Техникум набирал популярность у молодежи, но материальная база отставала, студенты размещались по съемным квартирам у местных жителей, да и преподаватели устраивались кто как мог. Нужны были современные общежитие, столовая, жилье для преподавателей. Средствами для такого строительства руководство техникума не располагало.

Анатолий Вениаминович в те годы часто посещал райком партии, обсуждал проблемы и нужды района с первым секретарем райкома Александром Александровичем Акишевым. Разумеется, затрагивались и вопросы подготовки квалифицированных кадров для села, а в связи с этим — нужды Пухляковского сельхозтехникума: общежитие для студентов, столовая, жильё для преподавателей.

Именно Анатолий Вениаминович выступил в этом деле инициатором.

В те годы он был активным депутатом Верховного Совета РСФСР, имел возможность напрямую обращаться в самые высокие инстанции. Анатолий Вениаминович умело использовал статус депутата и личные связи — и вот, первая победа: выделены средства для проектирования общежития, столовой и двух многоквартирных жилых домов для преподавателей.

Деньги выделены — это, конечно, главное, но ведь ими ещё надо с толком распорядиться. Акишев держал дела в техникуме под контролем и, чтобы избавить Анатолия Вениаминовича от мелких забот, было принято решение поручить координацию всех работ по строительству промышленно-транспортному отделу райкома, которым я в те годы руководил. Меня закрепили ответственным за ход всех дел, причем, Александр Александрович строго-настрого запретил мне «грузить» Калинина повседневными проблемами и заботами, которые неминуемо возникают на стройке.

Наша первая встреча произошла весной: я приехал налаживать отношения с генподрядчиком — шахтинским стройтрестом и его субподрядчиками, и вот неожиданно на будущей стройплощадке к нам якобы совершенно случайно подошел Анатолий Вениаминович.

Он вклинился в наш разговор, стал интересоваться всеми вопросами стройки, особенно условиями для строителей: где будут жить как питаться? Особенно интересовался бульдозеристами, которым предстояло первыми приступить к работе.

Он ничего не навязывал, не устанавливал сроков и даже ничего не рекомендовал, но умел так построить разговор, что подрядчики невольно проникались важностью значения стройки, хотя объекты в Пухляковском были шахтинским строителям, как говорят, не с руки, и первые организационные вопросы решались непросто.

Так и не выполнил я строгого наказа первого секретаря — не беспокоить Анатолия Вениаминовича, он сам, по своей инициативе подключался к решению разных проблем. Как только на стройке уладились вопросы с размещением рабочей силы, Анатолий Вениаминович, оставшись со мной наедине, напрямую просил: «С чего начнем?» Я ответил: «Со стройматериалов!»

Производство стройматериалов отставало от темпов строительства, в дефиците было буквально все — кирпич, цемент, фундаментные блоки, металл, столярка, перемычки. На все надо было выбивать фонды. Но даже имея фонды, непросто было получить желаемые стройматериалы на заводе — изготовителе, и тут часто личный авторитет Калинина, его депутатский статус оказывались незаменимы.

Когда закончили земляные работы, монтаж подъемного крана, Анатолий Вениаминович, присутствовавший при закладке первых фундаментных блоков, сказал мне: «Ну, вот теперь я вижу, что дело пошло, что всё сделаем.

На стройплощадке Калинин бывал часто, причем, не приезжал в чьем-то сопровождении, а просто заходил, как обычный человек. Работая вместе с ним над какой-то общей проблемой, я всегда поражался, как он всё успевает? Успевает принимать десятки людей, не забывает о творчестве, выполняет депутатские обязанности…

Во дворе Калининых то и дело гостили киноартисты, участвующие в съемках, молодые писатели, художники, просто пухляковцы со своими проблемами и заботами. Он успевал уделить внимание каждому, к нему шли с горем, с бедой и с радостью, и он ни от кого не отмахнулся, каждому уделял внимание.

Пришёл день, когда строительство закончилось, сдали общежитие, жилые дома для преподавателей, столовую. На открытии Калинин сказал много тёплых слов в адрес строителей, о студентах и преподавателях, жителях Пухляковского, в той или иной мере причастных к стройке. Сказал так, что все почувствовали гордость за сделанное доброе дело. Себя же он как бы отодвинул в тень, как будто он был и вовсе непричастен к этому большому для хутора Пухляковского событию.

В связи со строительством Атоммаша по территории нашего района прошел газопровод к городу Волгодонску. Газопровод строили болгарские строители, делать какие-либо врезки категорически запрещалось, все-таки Атоммаш был одной из крупнейших строек страны. По счастливой случайности начальником грандиозной стройки в Волгодонске оказался близкий знакомый Анатолия Вениаминовича по депутатской деятельности.

В разговоре с Акишевым Калинин предложил воспользоваться этой дружеской связью и попытаться прорвать кольцо блокады вокруг газопровода. Однако даже начальник строительства Атоммаша не мог самостоятельно решить этот вопрос, но чётко обозначил путь, по которому надо идти. Добиться положительного решения можно было только в Совете Министров. Началась подготовка к поездке в Москву, Анатолий Вениаминович принимал в ней самое непосредственное участие. Были подготовлены письма к московским товарищам Калинина, с просьбой оказаться всяческое содействие. Руководством района было принято решение направить в Москву меня. Анатолий Вениаминович подобрал собрания своих сочинений и разные донские сувениры. В те годы в Москве было трудно попасть даже в рядовую гостиницу. Анатолии Вениаминович пишет письмо директору гостиницы «Россия», где за Калининым как за депутатом Верховного Совета РСФСР был закреплен номер. Так что мне посчастливилось пожить в первоклассной, по тем временам, гостинице, в депутатском номере.

Я специально привожу такие подробности, чтобы читатель понял насколько углубленно занимался Калинин этой проблемой, продумал и предусмотрел всё до мелочей, чтобы устранить даже самые мелкие преграды, которые могли мне помешать.

Потом был Дом правительства, встреча с Председателем Совета Министров СССР Николаем Ивановичем Рыжковым, который встретил меня очень тепло, подробно расспросил о делах в районе, очень уважительно отозвался об Анатолии Вениаминовиче и его творчестве. При мне председатель правительства дал поручение помощнику — содействовать мне в решении всех вопросов.

Короче говоря, мне подписали все необходимые документы. Не помню толком, как я вышел из здания Правительства, как доехал до Шахт. Не заезжая домой, я сразу отправился к Анатолию Вениаминовичу в Пухляковский, хотя была уже глубокая ночь, и доложил о решении вопроса со всеми подробностями. Калинин расспрашивал обо всем в мелочах и очень радовался, что все, что мы хотели, нам удалось.

Потом были работы по проектированию газопровода по району, строительство газопровода, помню, что первыми в Усть-Донецком на природный газ перевели хлебопекарню и котельные жилых микрорайонов. Но это уже, как говорится, другая история.

Важно, что благодаря инициативе Анатолия Вениаминовича мы обошли в деле газификации Константиновский район на 10 лет, а Семикаракорский  — на 15.

Повторюсь, Анатолий Вениаминович обладал удивительной скромностью, с этим, пожалуй, никто не станет спорить. Когда газ пришел в хутор Пухляковский, собрался сход граждан. Анатолий Вениаминович ни слова не сказал о своем участии в этом деле, хотя оно без всякого преувеличения было решающим. Благодарность хуторян, все почести достались проектировщикам и строителям. И так было всегда.

Мне посчастливилось много общаться с Анатолием Вениаминовичем, чаще всего по рабочим вопросам, когда приходилось опираться на его авторитет депутата и писателя при решении каких-то непростых проблем. Причем, его никогда не приходилось о чем-то просить, уговаривать. Стоило лишь изложить суть проблемы, и Анатолий Вениаминович тут же начинал выдавать варианты решения.

Так при строительстве рыбоводных прудов в рыбколхозе имени III Коминтерна возник острый вопрос о получении оборудования для уникальной насосной станции. Решить проблему мог только министр рыбного хозяйства. По предложению Калинина, меня вновь направили в Москву. Оказалось, что министр хорошо знает Анатолия Вениаминовича, он с уважением принял его письмо с просьбой помочь нашим рыбакам. Министр пригласил своих помощников, выяснил ситуацию с насосными и принял решение ускорить поставку станции нам, потому что стройготовность у нас была очень высокая.

Я набрался смелости и от имени Анатолия Вениаминовича и руководства района пригласил министра посетить наш район. Он дал согласие и в очередной приезд в Ростовскую область посетил и наш рыбколхоз, осмотрел насосную станцию, пруды. Разумеется, первым, кого посетил министр, был Анатолий Вениаминович. Был дружеский ужин, донское виноградное вино, долгие разговоры о нуждах области и района. Тут же, у Анатолия Вениаминовича, было решено выделить нашему рыбколхозу спецмашину для транспортировки живой рыбы и несколько кормораздатчиков для механической раздачи кормов.

С легкой руки Анатолия Вениаминовича, попадал я на прием и к Председателю Совета Министра РСФСР Михаилу Соломенцеву. Узнав о личной рекомендации Калинина, Соломенцев стал подробнейшим образом расспрашивать меня о положении дел в области, в районе, о самом писателе, о том, как он живет, не нуждается ли в чем, когда я его видел и т.д.

Соломенцев оказал мне существенную помощь в вопросах, с которыми я приехал. Министры энергетики и стройиндустрии, к которым у меня были дела, получили указание Председателя Совета Министров оказать мне всяческую помощь, сыграли свою роль и сувениры от Анатолия Вениаминовича которые я припас для них. Разумеется, все вопросы были решены.

Не раз и не два, решая дела с высокопоставленными людьми, мне приходилось опираться на рекомендации Анатолий Вениаминовича, и я с полным основанием могу сказать, что он всегда пользовался большим авторитетом и как писатель, и как депутат, и просто как личность.

Конечно, наши встречи не всегда были чисто деловыми, часто приходилось сидеть у Калининых за дружеским столом. У них всегда было очень просто: чай, конфеты, печенье, обязательно пирожки. Анатолий Вениаминович всегда умел создать атмосферу тепла, дружелюбия, без всякого напряжения, совершенно естественно он становился центром разговора. Часто читал свои стихи, и каждый воспринимал их как свое, сокровенное, выстраданное, родное — ведь он писал о людях труда, о пухляковских ковыльных буграх, о виноградной лозе, о синей ленте тихого Дона. Он обладал замечательной памятью, никогда не заглядывал в книгу или в тетрадь, знал наизусть множество стихов — своих и чужих.

Все встречи с Анатолием Вениаминовичем описать невозможно. Одно хочу сказать, все его мысли и дела были направлены на то, чтобы жизнь его земляков становилась лучше, богаче и красивее. Очень многое из задуманного ему удалось. Пухляковцы, устьдончане, все жители района, хорошо знали дорогу к дому Калинина, знали, что там всегда можно найти помощь и поддержку. Память о нем навсегда останется в наших сердцах и в сердцах устьдончан будущих поколений.

В. ТОЛОЧКО,

ветеран труда, п. Усть-Донецкий

Незабываемые встречи

В 1968 году, после службы в армии, молодым специалистом я был приглашен в недавно образованный Усть-Донецкий район для организации связи. Начинать приходилось, как говорится, с нуля, но молодой, растущий посёлок понравился, а сложность задач в молодости мало кого пугает.

Однажды меня, как начальника цеха связи, срочно вызвали к первому секретарю райкома партии Александру Александровичу Акишеву. Оказалось, первому секретарю понадобилось срочно переговорить с Анатолием Вениаминовичем Калининым, но он так и не смог дозвониться в Пухляковский. В те годы такое случалось нередко. Акишев собрался ехать в хутор и прихватил меня с собой, чтобы я на месте разобрался, в чём дело, и устранил повреждение связи. Тогда я и встретился впервые с Анатолием Вениаминовичем.

Переговорив с Акишевым, Калинин стал расспрашивать меня — кто я, откуда; Акишев, порешав свои проблемы, совсем было собрался уезжать, а Калинин всё не отпускал меня, подробно расспрашивая о перспективах развития телефонной связи в районе. В конце разговора он попросил подробно описать, что нужно для замены в хуторе Пухляковском давно морально устаревшей телефонной станции. Сказал, что на предстоящей скоро сессии Верховного Совета РСФСР обязательно попросит министра связи России решить этот вопрос.

Сказано — сделано Министр связи просьбу Анатолия Вениаминовича выполнил. Управление связи области целенаправленно выделило новую координатную телефонную станцию для хутора Пухляковского. А я получил нагоняй и строгое предупреждение, чтобы не «грузил» писателя своими проблемами.

Но Анатолий Вениаминович сам постоянно интересовался проблемами развития телефонной связи в районе. Новая телефонная станция была установлена и уверенно работала в Пухляковском, а в остальных населенных пунктах района стояли старые коммутаторы, не хватало соединительных линий. Связь была крайне неустойчивой.

Я обрисовал Анатолию Вениаминовичу реальную картину. Через неделю он пригласил меня к себе, вручил мне свои книги с автографами для министра и предложил ехать в Москву, в министерство.

Понимая, что мой уровень слабоват для встречи с министром, я обратился за советом к Акишеву. Тот принял мудрое решение, направив в Москву нас с Виктором Дмитриевичем Ляховым, который в те годы работал заведующим промышленно-транспортным отделом райкома КПСС.

Наша миссия в Москву удалась. После этой поездки в районе появилась узловая станция для станицы Раздорской и был разработан и включен в план проект на строительство ВПТС (внутри-производственная телефонная связь).

Так,  благодаря Анатолию Вениаминовичу Калинину в Усть-Донецком районе была построена и введена в эксплуатацию первая в области ВПТС с современным, по тем временам, оборудованием. А у меня с Анатолием Вениаминовичем установились добрые отношения на долгие годы.

С 1989 года, по инициативе Михаила Макаровича Калинина, мы в день рождения Анатолия Вениаминовича устраивали прогулки по Дону на теплоходе «Лицеист». Это стадо доброй традицией. Каждая такая встреча оставляла массу незабываемых впечатлений.

Мне запомнился 1991 год, юбилейный для Анатолия Вениаминовича. Мы пришли на «Лицеисте» в Пухляковский, поднялись в усадьбу Калининых и был и очень удивлены. Обычно в день рождения Анатолия Вениаминовича во дворе Калининых многолюдно. А в этот день за столом под раскидистой шелковицей сидели, тихо беседуя, сам юбиляр и Ростовский композитор Клиничев. Впрочем, отсутствие высоких гостей мало огорчило Калинина, этот день рождения мы, по сложившейся уже традиции, отметили в неформальной обстановке на борту «Лицеиста», Анатолий Вениаминович читал наизусть много стихов, своих и чужих, рассказывал смешные истории из жизни известных людей.

 Анатолия Вениаминовича всегда интересовало всё, что происходило в районе. В начале 90-х годов я организовал студию кабельного телевидения «Речник». Талантливый журналист Инна Лунева создала авторскую телепередачу для детей и родителей «Школьная страничка», которая скоро стала популярной в поселке. Анатолий Вениаминович пригласил меня и редактора «Школьной странички» Инну Луневу к себе. На встречу мы взяли и юных корреспондентов детской передачи. Анатолий Вениаминович много расспрашивал Инну, беседовал с ребятами о планах, отвечал на их вопросы, юные корреспонденты потом с гордостью рассказывали друзьям, что брали интервью у самого Калинина.

И еще одна телевизионная история. Перед выходом в эфир областного спутникового канала мы с президентом медиа-группы «Южный регион» Г.В. Кудиным приехали в Пухляковский, чтобы попросить  у Калинина разрешения на трансляцию в день открытия телеканала фильма «Цыган». Анатолий Вениаминович с радостью одобрил эту идею, но оказалось, что пленки фильма неизвестно где затерялись. Только благодаря Наталье Анатольевне Калининой фильм удалось разыскать.

В телекомпании «Южный регион» техники, не считаясь со временем, отформатировали фильм под телевизионный формат. И в день открытия канала жители Южного федерального округа увидели на своих экранах полюбившийся всем фильм, снятый по роману нашего земляка Анатолия Вениаминовича Калинина.

Наверное, в жизни каждого человека бывают встречи с людьми, которые в определенной степени становятся вехами на его жизненном пути, многое определяют в его судьбе, формировании его характера. Для меня такими стали встречи и общение с Анатолием Вениаминовичем Калининым. Думаю, что подобные воспоминания о талантливом писателе, общественном деятеле, замечательном человеке остались в памяти многих людей.

Ю. КИРЕЕВ,

п.Усть-Донецкий

…ПРО РОДИНУ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Наше поколение не видело войны, но была она от нас очень близко. Дышала нам в лицо горячим пеплом с обугленных развалин, которые днем влекли нас, послевоенных детей, мучительно страшной тайной, ночами снились кошмарами, населенными окровавленными  скелетами, черепами, которые смотрели своими пустыми глазницами со странной ─ молящей ─ тоской и вдруг со стонами растворялись во мраке, превращаясь в скорбные лица  родных.

Отец часто пел мне вместо колыбельной песни «Поехал казак на чужбину далеку…». Я знала заранее ─ казак оттуда не вернется, хотя Отец обычно опускал куплет про казачьи кости, которые остались лежать под снегом. Задаюсь последнее время вопросом: почему он так любил эту песню, хотя знал и пел другие ─ казачьи тоже ─ песни? Мой Отец вернулся с чужбины, пройдя почти весь славный         путь с Пятым Донским казачьим Кавалерийским корпусом и заслужив орден Красной Звезды и два ордена Отечественной войны. Как жаль, что не узнала я в свое время у Отца, за что конкретно наградили его столь высокими наградами. Зато в раннем детстве как-то спросила: «А ты убил много фашистов?» Как сейчас помню: ему мой вопрос был неприятен. «Я не считал. Одного… ─ Лицо Отца помрачнело. ─ Одного до сих пор вижу перед собой. В Будапеште. Парень был совсем молодой. Но если бы я не выстрелил  первым… Дело в том, что мне не хотелось умирать. Тем более в самом конце войны».

И еще вспоминаю… Когда в эфире зазвучала песня «Журавли» на стихи Расула Гамзатова, Отец мгновенно подхватил ее мелодию и слова. Могу сказать без преувеличений ─ эта песня его потрясла, о чем он написал в письме Расулу, которого и до песни очень любил. Письмо опубликовала газета «Известия». Посыпались сотни читательских писем. Сюда, в хутор Пухляковский, потому что Отец  в конце каждой статьи, очерка и так далее точно указывал адрес своей малой, но столь горячо любимой Родины ─ хутор Пухляковский. Помню, песня «Журавли» в исполнении самых известных артистов нашей страны звучала по радио по нескольку раз на день. В  то время радио было основным источником информации, связи между людьми всей нашей необъятной Родины, которые общались друг с другом, заказывая любимому радио передать с песней привет матери, другу, просто знакомому… Это теперь радио крутит главным образом рекламу: купи, приобрети, заработай легкие деньги... Послушав подобные передачи некоторое время, начинаешь понимать: выгодно кому-то, чтобы мы были разобщены, не чувствовали рядом локоть друга, готового прийти на помощь в любую минуту. Словом, как хочешь, так и выкручивайся. Грустно…

Но «Журавли» и подобные им песни продолжают звучать. Их просто невозможно заглушить, списать в утиль, обозвать старомодными. Помните, вы все наверняка помните эту песню. И не только поколения семидесятых-восьмидесятых, а и более поздние, их ─ наши ─ дети и внуки:

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей

Не в нашу землю полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей

Они недавно пролетали над нами, эти журавли, и белые, о которых в песне поется, и те, из дальних стран, каждый год возвращающиеся на свою Большую Родину, которая тоже не всегда бывает им ласковой матерью.

Увы, память невольно возвращает меня в девяностые, когда власть в стране по какому-то странному недоразумению либо злому умыслу ─ последнее мне кажется более вероятным ─ перешла в руки тех, для кого слово Отечество значило не больше, если не гораздо меньше, чем банк, оффшор, тайная приватизация народного достояния. Помню Москву девяностых с недоброй ухмылкой тогдашнего президента, растиражированной центральными каналами телевидения, некогда весь в садах и цветах, а в ту пору в сердце заставляющих сжиматься от боли руинах город Грозный… Тот самый город, в котором меня, юную корреспондентку «Молота», в шестидесятые встречали как самого дорогого друга. Да разве только меня?.. И еще помню недоумевающие, а подчас и полные слез глаза наших  полуголодных ветеранов ─ пенсии не выдавали по полгода, прокручивая деньги в банках и фирмах-однодневках, ─ застывший в них немой вопрос: «За что, за что мы воевали? За что положили головы наши боевые товарищи?» Никогда не забуду наглую ухмылку одного новоиспеченного владельца забегаловки на Старом Арбате, который требовал с  пожилого ветерана деньги вперед за тарелку с пюре и крохотной котлеткой. «Ты, папаша, сначала в кармане у себя пошарь. Теперь это тебе не рупь двадцать, как в вашей совковии ─ это теперь тысячу с лишним рэ стоит. Пенсии твоей вшивой не хватит. Ха-ха…» А у голодного ветерана светились на груди ордена нашей Великой Победы, уверена, заработанные собственной кровью, а не купленные у какого-нибудь хама из всплывших на поверхность, как дерьмо в половодье. Он невольно закрыл их обеими руками, как бы пряча от мерзкого цинизма толстомордого хозяина забегаловки. Бросив прощальный взгляд на тарелку с едой, встал и… Нет, в России не перевелись праведники, или как там говорится в пословице. Толстомордому наверняка было не по себе, когда молодой парень в спортивном костюме, а за ним еще несколько человек окружили ветерана и заставили вернуться на место.  Женщина с модной сумкой через плечо уже рылась в своем кошельке. И не одна она. Представляю, как горек был ветерану хлеб, купленный другими, а не на свои,  заработанные нечеловеческими муками и кровью деньги.

 Я бы не стала вспоминать о тех, не побоюсь этого слова, страшных временах, когда нашу великую страну пытались спихнуть в пропасть нищеты, зависимости от чужеземных подачек, злых обманов всяких мавроди и им подобных. Не получилось, господа, стоявшие в ту пору у руля власти. Вряд ли вас грызет нынче совесть, что вы всеми возможными и невозможными способами обирали народ, пытаясь превратить в быдло. Вряд ли вам могло прийти в голову, что вас не поймут грядущие поколения. Не просто не поймут ─ осудят, обольют справедливым презрением.

Не так давно по просторам нашей Родины прошагал Бессмертный полк. В этой акции, нет, это слово не подходит к столь грандиозному событию, да, да, именно событию, участвовали, можно сказать, все от мала до велика. Даже те, кто прикован старостью либо недугом к постели, мысленно видели себя в этих плотных могучих колоннах. Страна словно от спячки проснулась. Затрепетали на ветру  Знамена Победы, со всех сторон неслись песни тех славных времен. Казалось, сама Россия полной грудью запела «Катюшу», «Шумел сурово Брянский лес», тех же «Журавлей», написанных уже в мирное время, но давно и прочно причисленных к святым песням Отечественной. Мы вдруг одновременно снова осознали себя единой нерушимой страной. Назло врагам, а когда-то нашим союзникам в борьбе с фашизмом. Теперь кое-кто пытается переписать историю, покупая для этого лживые перья, для владельцев которых, увы, слово «Родина» означает место, где в банке лежит или будет лежать за их вранье кругленькая сумма долларов либо евро.

Но хватит о них. Я вдруг подумала: хорошо, если жив тот ветеран из забегаловки на Старом Арбате, униженный (или возвышенный?) толстомордым хозяином заведения. Для него наверняка огромное счастье увидеть детей, марширующих в ногу с отцами, дедами и прадедами под славными знаменами Победы. Простите нас, ветераны, за то вдруг невесть откуда сковавшее наши сердца равнодушие к родной истории, даже некоторую агрессивность к  славному прошлому России, Советского Союза.  Простите, что мы ставили вам в вину ошибки тех, кто неумело управлял страной. Да и кто от них, ошибок, застрахован, скажите? И главное: простите, что слушали злобную брань в ваш адрес и молчали, скорбно потупив глаза. Отныне  молчать не будем, нет. Поверьте нам, дорогие.

…Я стояла на холодном штормовом ветру на берегу Дона и благодарила небо за то, что оттуда срывались капли дождя, которые мешались с моими слезами. Но почему мне стыдно было моих слез? Ведь люди, собравшиеся 2 апреля 2016 года в районе станицы Мелиховской напротив братской могилы погибших в июле 1942 года солдат и офицеров, пришли и приехали сюда по доброй воле. Никто их не сгонял, не грозил выговором или двойкой по поведению, как это частенько бывало в не столь отдаленные времена, когда школьников, студентов и всех остальных отрывали от занятий либо работы, чтобы помахать в знак приветствия какому-нибудь диссиденту, прибывшему из-за бугра с набитым долларами бумажником в кармане, а то и откровенному врагу народа.

Да, это были счастливые слезы, и я вдруг перестала их стыдиться. Напротив, поняла, что ими смывается и моя вина тоже ─ перед ними, лежащими теперь в задонском лесу в братской могиле. Заметила, как у детей, да и взрослых, что греха таить, блестят глаза. И как гордятся они Знаменем Победы, пускай новым, не простреленным пулями и не смоченным кровью, но таким же настоящим, каким было то, гордо реявшее над рейхстагом в День Победы. Самым настоящим, потому что мы все прошли скорбный путь обмана, безверия и даже цинизма в отношении к нашему прошлому, прежде чем нам довелось прикоснуться к святому древку Знамени Победы, вспомнить про тех, кто, по словам поэта, превратился в белых журавлей. Не просто вспомнить, а восстановить в памяти их несравненный подвиг, пядь за пядью обследуя родную землю в поисках останков  не вернувшихся с кровавых полей сражений.

Я теперь знаю много  людей, кому дорого наше прошлое. Имена их перечислять не стану, ибо это бòльшая часть нашей страны. Люди разных национальностей, вероисповеданий, возрастов. И вспоминается невольно песня военных времен, которую мы в детстве никогда не пели, но слыша, как поют ее взрослые, замолкали. «Вставай, страна огромная…» Нет, не для того, чтобы защищать от врага свои рубежи ─ не осмелится больше никакой враг на нас напасть. Именно потому, что мы ─ огромная, чувствующая, мыслящая и верующая в наши святые идеалы страна. И мы поднимаемся с колен, на которые по глупости и доверчивости своей, можно сказать, встали. И мы больше не позволим обижать наших ветеранов, затаптывать их могилы, сносить памятники нашей истории. Сказано в Библии: Время камни разбрасывать, время их собирать. Смысл у этой фразы космический и на все времена. Уж так устроено человечество, так ─ зигзагами, вкривь и вкось, ─ движутся цивилизации.

Помню из детства, как мой молодой, но уже  седой Отец, поднимая с гостями чарку с донским вином, говорил всегда: «За тех, кого больше нет с нами, но кто остался в наших сердцах навсегда». К слову, в каждом произведении Калинина, во многих его очерках, стихотворениях, выступлениях на партийных конференциях и сессиях Верховного Совета звучит тема Великой Отечественной, тема священной памяти о героях, могилы которых мы не должны, не можем забывать.

…Навсегда запомню  то хмурое, но такое радостное утро 2 апреля 2016 года и берег Дона у станицы Мелиховской. Запомню толпу взрослых и детей, с трудом сдерживающих свое желание попасть поскорее туда, где лежат они, эти вечно молодые, вечно прекрасные люди, спасшие Отечество, нас с вами, от коричневой чумы фашизма. Они отдали свои жизни беззаветно, то есть, ничего не требуя взамен. Я совсем недавно вспомнила, а главное, заново осознала смысл этого слова ─ беззаветно, ─ которое так часто слышала в детстве. Родине мы все обязаны служить беззаветно.

Я рада, что большинство из нас теперь это понимает.

 

                                                               Наталья  КАЛИНИНА

 

Все меньше встреч,

Все больше расставаний…

Герои, не спешите уходить!

Никто из вас

Тропой воспоминаний

Не сможет ваши судьбы повторить.

Не развернет

С надеждой беспримерной

Непаханную землю по весне

И не прильнет к пылающему жерлу

С кровавыми цветами на спине.

Еще не все

Вас звезды отыскали

По спискам на желтеющих листах;

Еще не все

Вы внукам рассказали

Про Родину от первого лица.

  

P.S. Стихотворение это Калинин написал в те самые бездушно циничные девяностые… Но я уверена, Отец был с нами в то счастливое утро на берегу Дона.   

Я часто его вспоминаю

Наверное, у каждого человека в жизни бывают встречи, которые  остаются  в  памяти на всю жизнь, в значительной степени определяют наши поступки, мировоззрение. Для меня событием стала встреча, а потом и близкое знакомство с нашим земляком — писателем и поэтом Анатолием Вениаминовичем Калининым.

В 1974 году я начал вторую, и, наверное, главную часть трудовой биографии — сельско-хозяйственную. Согласитесь, что не так уж часто случается в жизни, что человек после десяти лет работы учителем, директором средней школы вдруг резко изменил судьбу и посвятил себя сельскому хозяйству. У меня случилось именно так.

Я был избран председателем самого крупного колхоза в районе — колхоза имени Калинина. Именно здесь я лично познакомился с Анатолием Вениаминовичем. Калинин  приехал в колхоз с первым секретарем райкома партии Александром Александровичем Акишевым. Как позже говорил мне сам Калинин, ему было интересно посмотреть на коллегу по педагогическому      образованию — как он управляется на новом поприще? Разговор получился долгим и интересным. Анатолия Вениаминовича интересовали все подробности: почему сменил профессию, ладились ли дела в школе, люблю ли я детей, почему именно колхоз, не ошибся ли? Около семи часов я показывал Калинину всё интересное в колхозе, побывали и на свинокомплексе, крупнейшем в районе и по тем временам  достаточно  хорошо оборудованном. Прощаясь, Калинин спросил — не нужна ли в чем-нибудь помощь?

А она была очень нужна. На комплексе было 22 тысячи голов свиней, а запас концентратов — 30% от потребностей. Анатолий Вениаминович внимательно выслушал и  обещал помочь.

И вот я уже с письмом депутата Верховного Совета РСФСР А.В. Калинина  еду  в  Москву, в Совмин РСФСР, к самому Председателю Совета Министров Михаилу Соломенцеву. В результате колхоз получил почти три тысячи тонн концентратов. Огромная помощь!

А какие тесные полезные взаимоотношения   сложились у нашего района (и нашего колхоза в частности) с Пензенской областью! Обмен опытом, делегациями, взаимопомощь…

Наш колхоз постоянно испытывал нужду в заменителе цельного молока для поросят, а в Колышлейском районе Пензенской области был завод по производству ЗЦМ, и благодаря доброму сотрудничеству мы без проблем получали ЗЦМ в течение много лет.

А ведь все это стало возможным благодаря личной дружбе  Анатолия Вениаминовича с прототипом одного из

героев его произведений Львом Борисовичем Ерминым — первым секретарем Раздорского райкома КПСС, а позже — первым  секретарем   Пензенского обкома партии. Он лично встречал первую делегацию нашего района, благодаря ему завязались тесные контакты с руководителями области, районов и предприятий.

Я часто вспоминаю, как однажды меня вызвали в райком к Александру Александровичу Акишеву. Захожу в кабинет, а они вдвоем с Анатолием Вениаминовичем о чём-то спорят. Акишев демонстративно пересел за другой стол, оставив нас с Калининым наедине. После некоторых дежурных вопросов о том, как дела, Анатолий Вениаминович буквально ошеломил меня неожиданным предложением — возглавить Пухляковский совхоз-техникум. Аргументы — наличие у меня и педагогического, и сельскохо-зяйственного образования.

Я смущенно, но твердо отказался: сказал, что работа в колхозе мне интересна и бросать её ради нового дела — не- серьезно. Не знаю, может быть, для Калинина мой отказ был и неприятен, но он улыбнулся, сказал, что ценит мою убежденность и снимает вопрос.

Только после этого Акишев присоединился к нам, и, посмеиваясь, сказал: «А что я тебе говорил»?

И еще я часто вспоминаю, как однажды мы допоздна засиделись у Калининых за чашкой чая, и я задал Анатолию Ве- ниаминовичу вопрос, который в то время волновал не только меня:

–Анатолий Вениаминович, скажите, пожалуйста, нет ли у вас намерения написать продолжение «Цыгана»?

Он довольно долго молчал, а потом тихо сказал:

–Ты знаешь, я часто просыпаюсь очень рано. И вот в последнее время как будто слышу легкие шаги и тихий стук в окошко: тук, тук…. Наверное, это Будулай…

Образно, неясно, задумчи- во…

Вот таким я его вспоминаю чаще всего.

Ю. МИНАЕНКО

АНАТОЛИЙ  КАЛИНИН

Здравствуйте, дорогие Звездочёты нашего Придонья!

Нашла хороший рассказ Отца, написанный вскоре после того, как наша семья обосновалась навсегда в хуторе Пухляковском. Посылаю.

Наталья Калинина.

А мы с удовольствием его печатаем!                   

СЫН  САДОВОДА

Отец Пети до войны был в колхозе садоводом. Это он засадил весь правый берег Дона виноградом, так что крутые склоны бугров вокруг хутора были сплошь одеты зелеными кудрявыми кустами. Весной в виноградные сады слетались соловьи, рано утром и на вечерней заре их громкое пение доносилось даже в степь, где работали трактористы. Отец часто брал маленького Петю с собой в виноградник, и нередко мальчик, заслушавшись соловьев, засыпал под кустом винограда.

Но через некоторое время после того, как отец Пети ушел на фронт, в хутор явились немецкие солдаты и загубили колхозные сады. Они расставили среди зеленых кустов свои танки и пушки, кормили листвой лошадей и растапливали лозой полевые кухни. Вскоре на месте густых садов остались только редкие обломанные  и обглоданные кустики. Но их немецкие солдаты, убегая от Красной Армии, обливали черной горючей жидкостью и зажигали. Всю ночь на склонах придонских бугров бушевал пожар, в хуторе было светло, как днем, искры летели над Доном.

Утром побежавшие за хутор люди увидели лишь голую обгоревшую землю и обугленные пеньки, торчавшие из пепла. Вскоре на склонах вырос огромный, выше человека, бурьян, в котором поселились волки.

─ Придется нам новые сады разводить. Эх, жаль ─ не вернулся Константин, руки у него были золотые, ─ говорили колхозники. При этом они ласково поглядывали на Петю.

Константином звали отца Пети. Недавно мать Пети получила с почты бумагу и теперь ходила с окаменевшим лицом, как в воду опущенная. Иногда, просыпаясь по ночам, Петя замечал, что она не спит, только смотрит перед собой в темноту сухими, блестящими глазами. Сыну она ничего не говорила, лишь, случалось, положит ему руку на голову, и Петя чувствует, как дрожат рука и все тело матери. И он ее ни о чем не расспрашивал: Петя уже слышал от своих товарищей, что его отец геройски погиб на фронте, и своими расспросами не хотел причинять новое огорчение матери.

К этому времени Петя вырос, стал большим мальчиком. Он ходил в третий класс хуторской школы, а в свободное от уроков время помогал матери по хозяйству: носил из копанки воду, привозил из задонского леса хворост, косил траву для коровы.

Отца он помнил смутно. Оставаясь в доме один, он пристально всматривался в его портрет, висевший на стене над комодом. Одно Петя помнил отчетливо: это то, как отец нес его до самого виноградника на плечах, как гремели в весенних садах соловьи и отец, переходя от куста к кусту, подражал им своим свистом.

Пете давно уже хотелось сходить на то место, где раньше были сады, где теперь все поросло буйным высоким бурьяном. Боязно было волков, о которых поговаривали в хуторе. Все же Петя решился. «Вот бы отец узнал, что я такой трусишка», ─ подумал Петя. И ему так стало стыдно, что он покраснел от одной мысли об этом.

Сговорившись с соседскими ребятишками Шурой и Мишаткой, он повел их к бурьянам. Вблизи бурьяны оказались еще выше. Волнуясь от ветра, они громко шуршали. Когда Петя и его товарищи вошли в них, они почувствовали себя как в лесу. Высокая сухая трава поднималась над их головами, было темновато, жесткие стебли цеплялись за одежду. Но в самом низу, среди стеблей, было просторно и сухо. Если немножко пригнуться, можно идти быстрее. Кое-где среди красновато-черных стеблей солнце рассыпало свои желтые пятна.

Вдруг Петя вздрогнул и остановился. Он увидел вьющийся среди стеблей на земле чубук. Тонкий, нежный, он был весь осыпан кружевной        листвой. Петя не мог ошибиться ─ это была настоящая виноградная лоза.

─ Пухляковский, ─ осторожно взяв чубук в руки, дрогнувшим голосом проговорил Петя. Он хорошо разбирался в сортах винограда. Петя внимательно присмотрелся и увидел множество других чубуков, лежавших на земле среди стеблей бурьяна. Теперь уже их увидели и товарищи Пети.

─ А это ладанный, это буланый, сибирьковый, ─ загомонили они, ползая от чубука к чубуку на коленях.

Молодые зеленые побеги прорастали из черных обгоревших пеньков винограда. Они были слабые, но живые. Топор и огонь уничтожили виноград только сверху, но корни, посаженные отцом Пети глубоко в землю, не погибли.

Долго Петя и его товарищи не могли найти председателя колхоза, которого они искали в этот день по всему хутору. Он то ездил на своей бедарке в степь, к трактористам, то переправлялся на лодке в лес, то шел на луг в сенокосную бригаду ─ и за ним нельзя было угнаться. Ребятишки перехватили его на берегу, когда он, приехав из-за Дона, сходил с лодки.

Хоть и наморился за день председатель колхоза, а все же, выслушав Петю, взволновался и захотел сам сходить на место бывших садов. До самой темноты он вместе с ребятами лазил в бурьянах на коленях.

─ И этот  живой, и этот! ─ воскликнул он в радостном изумлении, приподнимая от земли и поворачивая чубук в пальцах. ─ Я  так и думал, что отойдут лозы, какие посадил Костя, да люди меня сбивали.

…Пришла весна. Склоны придонских бугров расчистили, чубуки бережно приподняли от земли и привязали к опорам. Когда брызнула из почек молодая листва, бугры опять оделись в кудрявую зелень. Однажды, на зорьке, мать разбудила Петь.

─ Ты слышишь?

Петя прислушался. Из открытого окна до него донеслись мягкие, почмокивающие звуки. Они разрастались, сливались вместе и усиливались. Скоро все вокруг загремело.

Это пели прилетевшие в сады соловьи, приветствуя наступление ясного весеннего утра.

В памяти навсегда

12 июня — день памяти Анатолия Вениаминовича Калинина. Накануне наш корреспондент Леонид Орешкин встретился с главой района Виктором Михайловичем Гуснаем и попросил ответить на несколько вопросов.

–Виктор Михайлович, в последние полгода газета регулярно публикует воспоминания людей, близко знавших Анатолия Вениаминовича. Вы ведь тоже близко общались с писателем, наверное, есть что вспомнить?

–Конечно, но, знаете, близко знавшие и просто близкие люди — разные понятия. Калинин был человеком публичным, но не потому, что это ему нравилось, а потому, что считал своим долгом помогать землякам всем, чем мог. Многие этим беззастенчиво пользовались, кто-то в общих интересах, а кто-то и в своих. Кого Калинин при этом считал близким человеком, об этом неплохо бы спросить самого писателя, только уже не спросишь…

Есть у Калинина такие стихи:

Нет хуже одиночества

В толпе среди людей,

Когда твоих пророчеств

Все жаждут, хоть убей.

*       *    *

Когда тебя под камеру

Несут, как идеал,

А ты уже под камнем

Покой себе избрал.

      *     *     *

И вся мечта, чтоб строчка,

Тебя спуская с плеч,

Позволила с Наташей

Скорее рядом лечь.

Безвременная смерть внучки потрясла Калинина. Помню, в первый год после похорон нередко приходилось заставать его на скамейке у могилы в саду. Всегда казавшийся несгибаемым, он заметно сдал, ушёл в себя. Не радовало внимание высокого начальства, вы ведь помните, как широко отмечалось 90-летие Калинина, кто только не побывал у него в этот год — от высших руководителей области и Южного федерального округа до руководства православной епархии. Конечно, он как говорится, «держал лицо», делал и говорил то, чего от него ожидали люди, но то, что творилось в его душе, он доверял только стихам, большинство которых читающая публика узнала уже после его смерти.

–А с какого года вы близко общались с Калининым?

–В 1997 году меня назначили заместителем главы администрации района по социальным вопросам. Бывший в те годы руководителем района Владимир Андреевич Ткаченко часто поручал мне решение вопросов, связанных с Анатолием Вениаминовичем, — самых различных, от чисто бытовых до издательских. Он ведь был полным аскетом в быту: не стеснялся использовать свои связи, свой авторитет писателя, когда дело касалось интересов района, но никогда ничего не просил и уже тем более не требовал для себя. Когда под вопросом стояла судьба железнодорожной станции «Усть-Донецкая», Калинин подключился и сделал всё, чтобы помочь району сохранить железнодорожный узел, а следовательно, и порт.

Но сколько усилий требовалось, чтобы уговорить Калинина отремонтировать собственный дом, хотя бы вчерне, хоть самое необходимое! Понятно, что он был дорог ему таким, в который он въехал с семьей в первый послевоенный год, в котором писал свои первые повести, ничего не хотелось менять, перестраивать. Но и руководителям района могли задать «неудобный» вопрос: «Что же вы, ребята, известному всей России писателю, столько сделавшему для района депутату Верховного Совета РСФСР не можете столетний дом подремонтировать?»

Вот такие порой возникали непростые ситуации. Или, помню, Анатолий Вениаминович крепко приболел, прихватило сердце. Мы, естественно, поставили в известность Александра Ивановича Бедрика, курировавшего в правительстве Владимира Федоровича Чуба социальные вопросы, в том числе и медицину. Александр Иванович принял меры: Калинина поместили в областную больницу к лучшим специалистам. И что? Через несколько дней Анатолий Вениаминович звонит мне — забирайте меня домой, не заберете, сам уйду, вот как есть, в исподнем. Звоню Бедрику: так и так, что делать? Александр Иванович ругнулся — ладно, сами всё порешаем. А на другой день Анатолий Вениаминович был уже дома. Я вот думаю, не в те ли дни родились у него такие строки:

Ту, что каждому ставит лично

На путевке последней печать,

Не хочу я в больнице столичной,

А встречать, так уж дома встречать.

*       *    *

Не в палате с трамвайным звоном

За спиной — и с дрожью в спине,

А с синеющим в окнах Доном

На в его воде подсиненной,

Им же пахнущей простыне.

*     *     *

И вдыхать на дорогу длинную

Про запас, навсегда, до конца

Не угар городской, а полынную

Горечь с сладостью чабреца.

Так он и ушёл из жизни 12 августа 2008 года. Я был в этот день у Калининых и виделся с ним, можно сказать, в последний час.

–Виктор Михайлович, давайте всё-таки вернёмся в 90-е годы, как Калинин оценивал это смутное время, каковы были его политические пристрастия?

–Калинин стал коммунистом в годы войны, писал о том, как сражались в одном строю люди разных национальностей. Как, по-вашему, он мог оценивать развал Советского Союза или запрет КПСС? Разумеется, многое из того, к чему мы пришли в 90-х, он не принимал. Не принимал частную собственность на землю, её ведь никогда не было на Дону. Не принимал гайдаровскую шоковую терапию и приватизацию по Чубайсу. Категорически не принимал огульной, размашистой критики прошлого. Тяжело переживал столкновения на национальной почве. А вот что писал Калинин по поводу антисталинизма:

Было бы, по меньшей мере, странно,

Если только круче не сказать,

Всё теперь на мертвого тирана

 В праведном возмездии списать.

 *        *          *

И свою восторженную глупость,

И свою бессовестную лесть,

И свою угодливую трусость,

И свою подмоченную честь.

Безоговорочно поддерживал Анатолий Вениаминович движение за возрождение казачества, и, хотя в 90-е годы оно было неоднородным, Калинин встречался со всеми соперничающими атаманами и ратовал за единство.

Вы спросили о политических пристрастиях… По большому счету, взгляды Калинина на жизнь определялись не политикой, а проверенными временем общечеловеческими ценностями. С нашим областным руководством у него сложились ровные уважительные отношения, своей оппозиционности Калинин никогда не демонстрировал, да и к чему? Как я уже говорил, для себя он ничего не просил, но помочь землякам всегда считал своим долгом. Во многом благодаря Калинину остался на плаву Пухляковский техникум, да мало ли что ещё!

12 июня в день памяти Калинина тысячи людей помянут добрым словом Анатолия Вениаминовича Калинина, кто-то как талантливого писателя, оставившего нам замечательные книги, кто-то как много сделавшего для района и области депутата Верховного Совета РСФСР, а кто-то как доброго, мудрого человека.

А там не за горами и 100-й день рождения Анатолия Вениаминовича, который вместе с устьдончанами будут отмечать тысячи гостей со всей области и страны.

Смерти нет

12 июня — день памяти Анатолия Вениаминовича Калинина. Он ушёл из жизни в День России, как бы навек попрощавшись со страной, которую безмерно любил.

В красе незнаемой и древней

Ясна, невинна и грустна,

Как лебединая царевна

И как солдатская жена

Каждый день памяти Калинина в чем-то особенный: визитом гостей, давно не бывавших на калининском дворе, какой-то особой литературной задумкой, новой книгой писателя, только что вышедшей из печати.

Не стал исключением и день 12 июня 2016 года. Главной его особенностью стало торжественное открытие мемориальной доски на доме писателя. В этом событии приняли участие заместитель губернатора Ростовской области Вадим Валентинович Артёмов, глава Усть-Донецкого района Виктор Михайлович Гуснай, друзья семьи Калининых и почитатели его творчества, которых к этому времени собралось уже немало в калининском дворе.

Короткий митинг по случаю открытия мемориальной доски открыл Вадим Валентинович Артёмов. Он сказал, что Дон дал немало писателей, которые составляют литературную славу России, в их числе и талантливый публицист, прозаик и поэт Анатолий Вениаминович Калинин. В его творчестве отразилась целая эпоха жизни России и, прежде всего, Дона. Донские казаки и казачки были героями его военных очерков, послевоенных повестей и романов, его стихотворений.

Калинин — это тот писатель, творчество которого несет в себе объединяющую, консолидирующую силу, и мы обязаны передать его следующим поколениям дончан. Именно поэтому область готовится широко отметить 100-летие со дня рождения писателя, строится музейный комплекс, посвященный его жизни и творчеству.

Глава района Виктор Михайлович Гуснай, отдав должное творчеству Калинина, подчеркнул его огромный вклад в развитие Раздорского, а позже Усть-Донецкого районов, его плодотворную деятельность в качестве депутата Верховного Совета РСФСР.

Дочь писателя, Наталья Анатольевна Калинина, поблагодарила всех собравшихся за добрую память об отце, за высокую оценку его творчества.

Местные и районные работники культуры подготовили литературную композицию, посвященную жизни и творчеству Калинина.

Эффект незримого присутствия великого писателя возник, когда зазвучала одна из немногих записей его стихов в авторском исполнении, это было поистине пророческое стихотворение.

 

Когда меня уже не будет

И пеплом след мой занесет,

Всё то же розовое чудо

Опять над островом всплывет.

 

И, распахнув свои ресницы,

Такой прольет на землю свет,

Что даже я в моей темнице

Поверю вдруг, что смерти нет.

 

Что не зарыт я, а посеян,

До часа преданный кресту,

Когда опять, землей взлелеян,

Навстречу солнцу прорасту.

Калинин безусловно жив и с нами, если прекрасные стихи, посвященные его жене Александре Юлиановне, с дрожью в голосе читает юная пухляковская девчонка.

Но вот пришло время и Наталья Анатольевна, Виктор Михайлович и Вадим Валентинович торжественно снимают полотнище с мемориальной доски. Еще один знак светлой памяти о писателе получил жизнь.

Тут же в толпе гостей я услышал спор по поводу содержания надписи на доске: кому-то не понравилось что Калинина назвали в ней донским писателем. Российский — это да. Будто бы нельзя быть донским писателем и в то же время российским. Калинин никогда не отделял Дон от России, но тем не менее писал.

И в станице и в столице остаюсь я казаком.

Думаю, что великому Шолохову не пришло бы в голову обижаться, если бы его, нобелевского лауреата, назвали донским писателем. Прав был Вадим Валентинович Артемьев: Дон дал России целый ряд талантливых писателей, и мы вправе этим гордиться и подчеркивать это, как вправе, скажем, сибиряки гордиться своими земляками Распутиным или Астафьевым.

Но это к слову, день памяти Калинина продолжался своим чередом. Силами самодеятельных артистов на импровизированной сцене была поставлена инсценировка по рассказу Калинина «Неумирающие корни», гости осмотрели выставку картин, посвященную Калинину, в основанной им картинной галерее, целый день звучали стихи Калинина и песни на его стихи. Творчество Калинина живёт, живёт память о нём, а значит, прав поэт и писатель — смерти нет.

Л. ОРЕШКИН

Учитель, воспитатель,наставник

Благодарен судьбе за то, что мне посчастливилось быть знакомым с Анатолием Вениаминовичем Калининым. В 1984 году, как выпускник биолого-почвенного факультета РГУ,  я  был  распределен в Раздорскую среднюю школу в качестве учителя биологии. Один из членов государственной комиссии по распределению "прорекламировал" станицу Раздорскую, особенно хутор Пухляковский, "где живет донской писатель Калинин".

Действительно, места эти прекрасны неповторимостью донской природы, неравнодушными людьми, любознательными детьми. Творческой энергии и энтузиазма выпускникам РГУ не занимать. Помимо учебного процесса нас учили серьезно заниматься внеклассной воспитательной работой. Внеклассная работа  входила в обязанность каждого учителя-предметника и, кстати, как правило, не оплачивалась.

Студенческое увлечение экологией и туризмом при- годилось мне в организации школьного туристско-эколо- гического клуба и природоохранной работы в школе.

Первая встреча с писателем А.В. Калининым состоялась  в  середине  80-х  годов, когда  шла  подготовка  создания Раздорского этнографического музея-заповедника. Станица Раздорская, одна из первых столиц донского казачества, его колыбель. Именно потому на территории станицы и прилегающих хуторов Пухляковского и Коныгина стараниями А.В. Калинина создавался РЭМЗ. Материальной основой музея-заповедника стал школьный краеведческий музей, в создании которого принимали участие учащиеся, учителя,  местные жители под руководством талантливого   педагога,   учителя-краеведа Л.Т. Агаркова. Председатель инициативной группы по созданию музея-заповедника А. Покидышев привлек меня к составлению "Описания природных объектов, подлежащих охране" и "Картосхемы территории" будущего музея. Так я оказался на калининской усадьбе, в беседке, под шелковицей.

От первой встречи с Калининым остались в памяти его пытливый взгляд, точность выражения мысли, тревога за судьбу Донской земли, а еще — его простота в общении, располагающая к себе. Он предлагал внести в план работы музея возрождение склоновых садов и виноградников, охрану донской степи, создание    егерской    службы, привлечение казаков к охране природы, реконструкцию старинных зданий, сохранившихся в хуторах и станице.

Меня удивляли его интерес к жизни, внимательнейшее отношение к  людям и их проблемам, искреннее желание  оказывать  помощь и поддержку, высокая гражданская ответственность и активность. Анатолий Вениаминович стал для меня наставником, учителем, его оценки и советы помогали жить и работать. Запомнились слова напутствия учителям биологии района перед поездкой в США для участия в экологическом проекте "Река к  реке" в  1995  году:  "Не  забывайте, из какой страны вы  родом, не преклоняйтесь перед хваленым Западом". Он передал американским учителям-биологам свои книги с личным автографом. В 80-90-е годы большое внимание уделялось экологическому воспитанию и просвещению молодежи. Раздорская школа одной из первых в районе и области создавала экологические тропы и маршруты, проводила экологические экспедиции и конференции, выступления экологических агитбригад. Анатолий  Вениаминович  находил время для того, чтобы встретиться с детьми, сказать нужные слова о необходимости сохранения природного, исторического, культурного богатства малой и большой Родины.

Анатолий Вениаминович много сил отдавал патриотическому воспитанию школьников. В 1995 году, выступая на митинге по поводу открытия памятника Герою Советского Союза Эрдни Деликову в Раздорской, он произнес многозначительную фразу: "Мы чтим погибших, они учат жить живых". Как верно сказано. Долг перед павшими способствовал большой работе, которая была проделана общественностью, учителями и школьниками, местной властью станицы Раздорской и калмыцкого поселка Верхний Сал (совхоз имени Э.Деликова), которая завершилась открытием па мятника. Всегда, когда выступал писатель, наступала звенящая тишина, потому что он обладал искусством русского слова, даром воздействия на людские души. Не слушать или не  слышать его было невозможно. Анатолий Вениаминович поддержал проведение межрегиональной туристско-краеведческой экспедиции  школьников,  посвященной 60-летию Сталинградской битвы. Текст напутственного обращения А.В. Калинина к участникам экспедиции.

Письмо-обращение к участникам межрегиональной туристско-краеведческой экспедиции школьников, посвященной 60-летию Сталинградской битвы, подготовке к празднованию 60-летия победы в Великой Отечественной войне,     памяти     воинов.

Уважаемые участники экспедиции!

Мне горестно, что болезнь помешала быть с вами, дорогие мои друзья!

Я показал бы вам следы казачьих подков, гусениц танков, прошедших путь от  Терека, где формировался 5-й Донской казачий кавалерийский корпус…

Всматривайтесь лучше в маршруты ваших отцов, дедов и прадедов, мужественных защитников нашей прекрасной Родины. Во время войны, как военный корреспондент  «Комсомольской правды»,  я  был  в  корпусе  десятки раз. В перерыве между боями и теми корреспонденциями, которые передавал по военному телеграфу в г. Москву, написал роман, посвященный 5 Донскому кавалерийскому корпусу и опубликовал его в журнале «Новый мир» еще за полгода до конца войны. Из всех боевых наград, полученных за участие в войне, больше всего горжусь орденом Красной Звезды, врученным мне первым командиром корпуса Алексеем Гордеевичем Селивановым.

Разыщите дома треугольники писем ваших дедов и прадедов с переднего края войны. Всмотритесь в мужественные черты ваших героев Родины. Постарайтесь походить на них. Не забывайте, что ВЫ являетесь надеждой и спасителями России.

С глубоким уважением — бывший военный корреспондент «Комсомольской правды».

Анатолий Калинин. 24 октября 2002 года.

 

Анатолий Вениаминович "благословил" раздорских школьников и воспитанников Усть-Донецкого детского дома на проведение экспедиции в Башкирию по местам формирования 300-й стрелковой дивизии, освобождавшей станицу Раздорскую и хутор Пухляковский от фашистских захватчиков в январе-феврале 1943 года. Писатель понимал, что  у  ребят  путь  дальний  и нелегкий,  но  цель  благородная — уточнение списка погибших воинов для поименного их увековечивания. Анатолий Вениаминович передал с детьми письмо своему старинному другу Мустаю Кариму, башкирскому поэту, Герою труда.

ДорогойМустафа!

Давно, сто лет не встречался с тобой и не имел возможности обнять.

Но никто не сможет разъединить наши сердца. Тем более, что  вдруг  узнаю,  как башкирские воины отличились в боях за древнейшую столицу казачества станицу Раздорскую. Вот и теперь раздорские казаки едут в твою республику отдать им поклон и воскресить в памяти  их  имена. А хутор Пухляковский, где я постоянно живу, находится в ареале этой станицы, входит в ее юрт. Пожалуйста, дорогой Мустафа, свяжи наших по- сланцев с  ветеранами  войны и теми официальными кругами, кто может им помочь. Не рвутся ведь кровные связи башкирского и русского народов. Как и связи их творческих союзов.

Люблю твое творчество и дорожу дружбой с тобой. Будь здоров,

мой дорогой Мустай Карим.

Твой А. Калинин. 14 февраля 2004 года.

Ответное письмо было доставлено А.В. Калинину.

Дорогойбратмой,АнатолийВениаминович!

Ваши посланники — отважные казаки — донесли до меня твои приветы, тепло  твоего сердца. Спасибо!

С нежной тоской обнимаю тебя.

Твой Мустай. 04.03.2004г.

Школьники из Раздорской станицы пришли в дома старых солдат, как привет из их   огневой   фронтовой   мо- лодости.  Ребята  вручили  ветеранам   памятные   подарки, сувениры, солдатские кисеты с  землей,  взятой  с  братской могилы станицы Раздорской, где покоятся их однополчане. Для  ребят,  которые  в далекой   Башкирии   в   архивах   районных   военкоматов держали  в  руках  подлинные похоронки,  принесенные  полевой почтой из родной Раздорской, история уже никогда не  будет  мертвой  наукой.  А слово "Родина» обретет глубокий смысл.

Потому, как мог, помогал писатель-фронтовик детям, поддерживал идею поименного увековечивания имен по- гибших на братской могиле в Раздорской.

Тема Великой Отечественной войны в жизни писателя особая. Все, что с нею связано, его волновало всегда.

Ему  приходилось  часто  принимать самые разные делегации, посещавшие наши  края по случаю Дня Победы. Чаще всего это были делегации из Калмыкии:

—                      родственники и земляки Э.Деликова,

—       группа мотоболистов,

—                      деятели культуры, посланцы Давида Кугультинова...

И всегда радушный хозяин находил о чем поговорить, что рассказать, о чем расспросить гостей. Его рассказы о боевом пути 5-го Донского кавалерийского корпуса, о Михаиле Шолохове, о судьбе нашей многострадальной Родины и ее терпеливом гордом народе запомнились навсегда. Чем он притягивал людей? Чем завораживал? Интеллигентностью, образованностью, широтой кругозора, глубиной мысли, красотой русской речи, удивительной памятью, уважением к людям, человечностью и  порядочностью...

Последнюю свою встречу с писателем, которая состоялась 9 мая 2008 года, я тоже запомнил очень хорошо. В тот день группа офицеров, участников локальных войн одной из воинских частей, поздравляла писателя-фронтовика. Анатолий Вениаминович чувствовал себя неважно, но заметно повеселел, когда увидел бравых офицеров при полном параде, с цветами. Пригласил гостей  в  гостиную  и  читал наизусть свои стихи в течение часа. На прощание предложил сфотографироваться на фоне портрета своей внучки.

Скромный, сдержанный человек, он, как мне казалось, не любил пышных празднеств, юбилеев в свою честь. Запомнилась его фраза: "Главное — не юбилей, главное — пережить его".

А народ с любовью и благодарностью чествовал Анатолия Вениаминовича Калинина. По случаю 85-летнего дня рождения делегация раздорских ветеранов и старожилов подарила любимому писателю его портрет, выполненный Е.Я.  Богучарской в технике ворсовой вышивки. Никто никогда  не  уходил  из его дома без ответного подарка. А.В. Калинин подарил раздорцам сборники стихов последнего издания и стал извиняться за то, что в них были допущены опечатки.  Анатолий Вениаминович терпеливо, поучительски, собственноручно исправил недочеты в каждом из подаренных сбор- ников, что является свидетельством уважения к людям, требовательности к себе и писательскому труду, трепетном отношении к русскому слову.

Для меня Анатолий Вениаминович Калинин — Учитель, Наставник, Источник вдохновения.

А. СЕРДЮКОВ

Уроки Калинина

Они, как правило, уходят, не прощаясь,

Не прошептав своих последних слов,

Возможно, в дальний путь не собираясь,

В ту дальнюю дорогу грез и снов.

Ещё вчера нам мило улыбались,

Глаза их излучали яркий свет

И как всегда, нас в гости дожидаясь,

Мечтали дать свой дружеский совет

Сегодня мне трудно вспомнить, в каком году я познакомился с Анатолием Вениаминовичем, но дело ведь не в точной дате. Зато саму нашу первую встречу я запомнил хорошо. В дом Калининых меня впервые привел мой старший товарищ Михаил Макарович Калинин, которого с семьей однофамильцев связывали короткие дружеские отношения. Наталья Анатольевна сразу увела «братушку» (так она всегда шутливо зовёт Михаила Макаровича)  о чём-то пошептаться, а мы остались наедине с Анатолием Вениаминовичем. Конечно, ощущались робость и скованность. Как коренной устьдончанин, я, конечно, со школьных лет знал о том, что в нашем районе живёт известный российский писатель, друг Шолохова и Закруткина. Мне пришлось даже сниматься в некоторых эпизодах второй экранизации «Цыгана», в которой были заняты известнейшие в то время актёры. В общем, ожидал я встречи с Калининым, как с живым памятником.

Но вот вышел Анатолий Вениаминович, в простой домашней одежде, усадил за большой стол под тутовником и стал расспрашивать обо всем. Я какое-то время все же установил для себя определенную дистанцию: мы с Анатолием Вениаминовичем — люди разного возраста, несоизмеримого жизненного опыта, всё это создает определенную стену в отношениях между людьми. Но с первой встречи Анатолий Вениаминович стал рушить эту невидимую стену, и со временем у нас установились близкие, дружеские отношения.

При всей его занятости (а Анатолий Вениаминович работал, можно сказать, до последнего дня) он нередко звонил, чтобы поздравить с каким-то праздником, просто спросить, как дела, когда заедем в Пухляковский. Дом писателя, как правило, был полон гостей, но мы с Михаилом Макаровичем по преимуществу «своих людей» могли явиться в любое время, без предварительного звонка. Наши беседы с Анатолием Вениаминовичем теперь строились по-иному: теперь уже я его расспрашивал обо всем. Ещё бы! Ведь для меня Калинин — это человек-эпоха. Многие писатели, имена которых были мне известны по учебникам литературы, о которых у меня были чисто абстрактные, книжные представления, в рассказах Анатолия Вениаминовича представали живыми людьми, со своими характерами, множеством интересных подробностей, о которых, как правило, не пишут в литературных биографиях. Много интересного Калинин рассказывал о Виталии Александровиче Закруткине, с которым дружил с первых военных лет. В тоненькой книжке эпиграмм, выпущенной в 2003 году под редакцией Любови Сурковой, Калинин пишет:

–С Виталием Закруткиным, кочуя по фронтовым дорогам и продолжив нашу дружбу — поселившись в казачьих станице и хуторе, — было интересно всегда обмениваться эпиграммами. Сам он эпиграмм не писал, но знал их великое множество, умел вспомнить к месту, а я потихоньку точил на него перо. До войны Виталий Закруткин, доцент Педагогического института, ходил в модном костюме, с тростью с серебряным набалдашником, а во время войны, надев гимнастерку, сразу превратился в гусара. Отпустил усы, обзавелся маузером, а в вещмешке возил с собой тома Шолохова и бюст Льва Толстого. Приведу одно из стихотворений Калинина, собранных в этом сборнике:

На тризне памяти военной

Не самый главный эпизод

В ряду особо несравненных

Вдруг душу всю перевернет.

С неотразимостью экранной

Взойдет, как месяц над рекой,

Твой лик с наигранностью странной

В очках с оправой золотой:

Потрогав маузер небрежно,

Налив трофейного в бокал,

За милых женщин, неизбежно

Ты первый тост провозглашал.

Чего б теперь мы не отдали,

Каких не сняли б с неба звёзд

За то, чтоб с теми, с  кем пивали,

Распить банальный этот тост.

От устьдончан старшего поколения мне нередко приходилось слышать историю о том, что между Калининым и Закруткиным существовало ревнивое соперничество: Кочетовская, мол, потому и не попала в Усть-Донецкий район, что двум писателям в одном районе тесно. Не знаю, какие соображения лежали в основе административных границ Усть-Донецкого и Семикаракорского районов, но, судя по тому, что рассказал мне Анатолий Вениаминович, что писал он о Закруткине в комментариях к сборнику эпиграмм, фронтовиков-журналистов связывали самые близкие и дружественные отношения.

«Мне и сегодня не хватает Виталия Закруткина, появляющегося в калитке моего двора, как говорится, на полусогнутых, с  вопросом:

— А в этом доме еще есть вино?

–Для тебя всегда есть…»

Близкая дружба связывала писателя с Анатолием Софроновым, всегда он тепло отзывался о Юрии Бондареве, о Василии Белове. Для Анатолия Вениаминовича всегда было характерно уважительное отношение к творчеству других писателей — сверстников и даже тех, кого он был вправе называть своими учениками, таких, как Борис Куликов или Борис Примеров.

Но совершенно особым было отношение Анатолия Вениаминовича к Шолохову. Он безоговорочно считал Шолохова гениальным писателем. Неудивительно, что Калинин резко реагировал на существовавшие всегда (и ныне существующие) попытки подвергнуть сомнению авторство «Тихого Дона». Творчеству Шолохова Калинин посвятил литературоведческую книгу «Время Тихого Дона». Меня, конечно, особо интересовали какие-то бытовые подробности, особенности характера великого мастера, но разговор, как правило, вновь и вновь возвращался к творчеству Шолохова, к попыткам досужих литературоведов подвергнуть сомнениям авторство Шолохова в отношении его великого романа. В полемике по поводу авторства «Тихого Дона» Калинин, обычно сдержанный, не признавал компромиссов и полутонов.

Нередко темой наших бесед была Отечественная война. Военные годы многое определили в жизни Калинина, как, впрочем, и в жизни каждого фронтовика. Анатолий Вениаминович мог много рассказывать о военном лихолетье, о подвигах товарищей по оружию, особенно бойцов 5-го Донского кавалерийского корпуса, с многими из которых его связывала личная дружба, в том числе и с бывшими в разное время командирами корпуса Селивановым и Горшковым. Но лично о себе он всегда говорил крайне скупо. И кое-какие детали его боевой биографии мне известны только благодаря рассказам Александры Юлиановны Калининой.

В наше время, благодаря Интернету, стали доступными материалы военных архивов. Не так давно мне удалось обнаружить в сети наградной лист майора Калинина Анатолия Вениаминовича, военного корреспондента газеты «Комсомольская правда», в  котором он представляется к ордену Отечественной войны I степени. Вот строки этого представления.

«Тов. Калинин Анатолий Вениаминович с первых дней войны находится в передовых частях Красной армии, освещая боевые действия. Его очерки и корреспонденции о героях фронта пользуются особой популярностью среди наших читателей, воспитывая в них мужество и отвагу, преданность нашей Родине. Будучи непосредственным участником нескольких казачьих рейдов в тыл противника, тов. Калинин не только дал в газете серии очерков, но проявил себя смелым, отважным офицером-политработником. Принимая участие в боевых операциях войск генерала Плиева в нынешнем наступлении, тов. Калинин неоднократно оказывался перед лицом серьезных опасностей, когда перо журналиста должно было уступить место автомату. Тем не менее в эти тяжелые дни наступления, Калинин, действуя как офицер, находил время и для того, чтобы дать молодым читателям нашей страны яркое пояснение событий, происходящих на фронте. Если к этому прибавить, что за время боев 1943-1944 г.г. Калинин написал роман «На юге», повесть о советских казаках, сценарий о боевых действиях войск донских и кубанских казаков, — станет ясным, сколь напряженными для него были эти дни.

Лучший корреспондент «Комсомольской правды» тов. Калинин достоин правительственной награды — ордена Отечественной войны I степени.

П. п. Редактор газеты «Комсомольская правда»            БУРКОВ

ВЕРНО: Инструктор отдела кадров Политуправления

2-го Украинского фронта капитан ПАВЛИХИН

24 октября 1944 г.                      

В годы войны Анатолий Вениаминович Калинин был награжден тремя боевыми орденами — орденом Красной звезды и двумя орденами Отечественной войны. Надо думать, что даром такие награды не раздавались.

Я чрезвычайно благодарен Михаилу Макаровичу Калинину за то, что он в своё время познакомил меня с Анатолием Вениаминовичем, его семьёй. Встречи с ними научили меня многому, и не только в смысле эрудиции. У Анатолия Вениаминовича Калинина, на его личном примере я учился уважительному отношению к людям, к истории своей страны, учился любви к родному краю. Всему  этому учат и его книги, которые навечно вошли в сокровищницу русской литературы.

А. КУЩЁВ,

пос. Усть-Донецкий

Юбилейный год «ЦЫГАНА»

      В этом году мы отмечаем 100-летие со дня рождения нашего земляка, великого русского писателя Анатолия Калинина. Много интересных историй из жизни семьи Калининых было опубликовано на страницах нашей газеты, но есть ещё вопросы, на которые хотелось бы получить ответы лично от близких Анатолию Вениаминовичу людей. Вот поэтому я снова в Пухляковском, в доме, где жил писатель.

 

  1.              Наталья Анатольевна, в этом году самое главное,это 100-летие со дня рождения вашего Отца, но есть ещё и другой юбилей — это 55-летие со дня публикации первой части «Цыгана» (1961 год). Планируете ли Вы или кто-то ещё отметить это событие?

 

─ Я об этом помню. Помню, как «прирастал» «ЦЫГАН», который поначалу был опубликован как повесть, новыми эпизодами-частями, наконец, превратившись в многоплановый роман. Что касается меня, я делаю на сайте страницу, посвященную Будулаю, а, значит, и Калинину ─ ведь это, мне кажется, самый близкий ему герой. По духу, прежде всего. Скажу сразу: мне нелегко дается эта страница, потому как не хочется повторяться, хочется что-то новое сказать о романе. Именно о романе. Кино ─ это уже другой разговор. Ростовский драматический театр собирается ставить инсценировку «ЦЫГАНА». Обещают у нас в хуторе показать. Больше ничего сказать не могу ─ не знаю. Очень часто многие события, касающиеся Отца, я узнаю уже когда они свершатся, увы. Так случилось с бюстом Калинина, установленным возле Публичной библиотеки. Со мною никто не посоветовался относительно того, как он будет выглядеть. Печально.

 

  1.        Недавно, мне почему-то вспомнилось детство, когда ещё в начале 70-х годов свободно кочевали цыгане, и у нас, в Верхней Кундрючке, под горой, которая называлась Горцаевка, часто  раскидывали шатры. Наверное, и  Пухляковку цыгане не забывали, верно? А вас посещали  в цыгане?  Если да, как к этому относились ваши родители?

 

     ─Воспоминание из раннего детства: мне лет пять, не больше. Я захожу в летнюю кухню, которую почему-то называли землянкой, и вижу за столом незнакомую женщину в странной одежде и с какими-то тоже странными бусами на смуглой или грязной шее. Моя бабушка наливает ей в тарелку горячий борщ, и она с жадностью накидывается на еду. Эта женщина даже не глянула в мою сторону,  ─  она глаз от тарелки не подняла, ─ но сказала: «Красивая девочка. Умная. Доверчивая. Люди тебя обманывать будут…» Она еще что-то хотела сказать, но бабушка на нее цыкнула, а мне велела уйти. Бабушка меня очень любила и боялась, что кто-нибудь меня сглазит. Цыгане и потом в наш двор заходили. Собаки почему-то их не трогали и даже не лаяли на них. Помню, хлеб им взрослые давали, какую-то одежду. Время было послевоенное, нелегкое. Отец читал по памяти поэму «ЦЫГАНЫ» Пушкина ─ он чуть ли не всего Пушкина знал наизусть. Но это к слову. И когда я однажды спросила ─ мне уже тогда лет десять, наверное, было, ─ почему отец Земфиры отпустил на волю Алеко, убившего его родную дочь, Отец  мне тогда не ответил. Задумался. Прочитал:

Мы дики, нет у нас законов,

Мы не терзаем, не казним ─

Не нужно крови нам и стонов ─

Но жить с убийцей не хотим.

 

 Мы и потом с Отцом  часто говорили на эту тему.  Даже спорили. Я утверждала, что Пушкин цыган романтизировал. Отец со мной не соглашался. Он уже тогда задумал своего ЦЫГАНА. Вспоминал разведчика Ищенко, цыгана, из Пятого донского казачьего корпуса, с которым встречался во время войны. Потом у нас в хуторе на какое-то время обосновались цыгане. Иван Васильевич, глава семейства, пожаловал к Отцу с какой-то проблемой. Зачастил одно время. И Отец к ним иногда заходил. И в табор ходил. Цыгане раскинули как-то шатры прямо на седловине Володина бугра. Отец, помню, взял с собой много мелких денег, конфет для детей… Мы с мамой волновались ─ его долго не было. Пришел уже в сумерки. Костром от него пахло, веселый... Сказал, взрослые цыгане деньги не взяли, а вот детишки и конфеты слопали, и по его карманам с удовольствием полазили. Но только тогда, когда им старшие позволили.

 

  1.        А как вообще цыганская элита относилась к событиям в романе, к любви цыгана и казачки, случалось ли, чтобы вас посещали цыганские бароны? Если не посещали, то откуда Анатолий Вениаминович так хорошо знал цыганскую жизнь?

 

    ─ Не помню, чтобы бароны нас посещали. Ну, а жизнь цыганскую лучше узнавать не от баронов, а от таборных цыган. У баронов своя, как нынче говорят, тусовка. Что Калинин совершенно верно отобразил в своем романе. Помните Тамилу и ее адъютантов? Мне кажется, эта сцена в овраге описана очень правдиво. То есть: бароны есть бароны, а чернь это чернь. Думаю, у всех народов дело обстоит подобным образом. Отцу писали письма с подобными вопросами. Кто-то даже спрашивал: «Вы что, с цыганами кочевали?..» Особенно журналисты старались. Они, в конце концов, Отцу надоели, и он сказал, что его прадед был цыганом, спал под кустом калины, откуда и пошел их род Калининых.

 

  1.        Многие говорят, что цыгане — герои только романа Цыган, а остальные, не считая артистов, могут лишь гадать и воровать коней. Почему Анатолий Вениаминович выбрал в качестве героя своего романа именно цыгана, а не,скажем кавказца? Может быть,  он таким образом хотел привлечь внимание к нации, которая подверглась геноциду со стороны фашистов, не меньше чем евреи?

 

─Я никогда не задавала ему этого вопроса. Будулай стал со временем полноправным членом нашей семьи. Не киношный, а этот, живой ─ из романа. Да, это нация, приговоренная к  тотальному уничтожению фашистами. Как в свое время армяне турками. Как и евреи. Гнали их отовсюду, потому они и стали космополитами, то есть гражданами мира. Когда-то это слово у нас было ругательным. Но это всего лишь определение образа жизни, не так ли?  Великий    композитор Ференц Лист с гордостью называл себя космополитом, то есть гражданином мира, хотя любил свою малую родину Венгрию. Цыган вроде бы изгнали за что-то из Индии. Очень давно. Есть и другая теория ─ из древнего Египта, Египта фараонов и жрецов. Кстати, пророк Моисей тоже был в рабстве у фараона, а потом стал его приближенным… У небольших народов обычно большая и богатая история. И мудры они особенной мудростью. Что цыгане, что евреи ─ каждый по-своему. Помню, Отец с гордостью говорил, что у казаков в жилах течет кровь чуть ли не всех народов мира. Это ведь замечательно, правда?

 

 

 

 

 

  1. Наталья Анатольевна, однажды я общался с преподавателями литературы из нескольких гимназий с казачьим уклоном, и они мне сказали, что роман Цыган изучают с детьми старших классов, как пример любви между отдельными людьми и целыми нациями. После этой встречи я ещё раз внимательно прочитал все 9 глав и сделал вывод, что действительно, там столько можно взять интересного для воспитательных целей. Складывается впечатление, что Анатолий Вениаминович хорошо знал психологию и, скорее всего, этому где-то учился.

 

Если учился, то у самой жизни. Время такое было, что не до университетов, тем более ему, сыну казака и казачки. Правда, были родители Калинина учителями. Мама преподавала литературу, отец — историю и географию. Калинин сам рано начал писать — в 12 лет. Тот, кто пишет по той единственной причине, что не писать не может, обычно знает жизнь, и ему есть что о ней сказать. Он не из пальца все высасывает, как некоторые. И делает это не ради денег либо славы. Отец не был честолюбив, однако очень любил общаться с читателями напрямую, получать от них письма. Раньше писателям писали письма. Очень откровенные. И часто в них рассказывали о своей, как правило, не сложившейся судьбе. У нас хранятся папки с этими письмами. Это тоже часть архива писателя Анатолия Калинина

 

  1. Почему же всё-таки Анатолий Вениаминович сделал Клавдию и Будулая одной счастливой семьёй, а затем в одной из последних глав послал незаслуженные для них жизненные испытания. Клавдия здесь, конечно, проявила характер настоящей казачки и резко обрубила любовные отношения, которым радовалась и от которых получала удовольствия столько лет. Не слишком ли всё жестоко?

 

─Их счастье было тем прекрасно, что оказалось скоротечным. Больно, да, но не жестоко. Жестоко — когда старуха бранит старика у разбитого корыта. Как у Пушкина в сказке О РЫБАКЕ И ЗОЛОТОЙ РЫБКЕ. Но это мое мнение. Могут быть и счастливые семьи. Но почему-то я не знаю ни одной русской или какой-то другой сказки о семейном житье-бытье, состоящем из одних  радостей. Жизнь — это большое испытание. В  первую очередь, для любви. Это своего рода подвиг. Тот, кто иначе думает, либо душой кривит, либо… Впрочем, терпение тоже подвиг. Вечный.

 

  1.      Наталья Анатольевна, в концовке книги непонятно, жив ли наш герой или нет, может быть,  стоит Вам взяться за продолжение романа? Между прочим, этого хотят многочисленные почитатели таланта семьи Калининых.

 

─Это исключено. Я никогда за это не возьмусь. И другим не позволю. Продолжение — это всегда полное фиаско. Если кому-то необходим счастливый конец, пускай сами додумывают. Калинин говорил, что доверяет читателю. То есть он не разжевывал сюжетные линии, как это делают некоторые. Его романы, повести, даже статьи немногословны, но смысла в них — непочатый край. Калинин всегда рассчитывал на умного читателя. На такого, кто, закрыв книгу, долго будет размышлять над ней, над судьбами полюбившихся героев. Что-то на себя примерять. Вот Пушкин тоже не соединил Татьяну и Онегина. А мне так хотелось в юности, чтобы Татьяна все бросила и убежала со своим любимым на край света. Да и сейчас хочется… А потом я думаю: нет, нельзя так. Нельзя предавать того, кто тебя любит. Это раз. Но главное даже не в этом, а в том, что упавшая на землю звезда становится холодным остывшим камнем. В небе же, недосягаемая, она долго сияет над нами.  Может, даже всегда.

 

 

  1.      А будет ли продолжение экранизации романа «Цыган»?  Обращался ли  к Вашей семье кто-либо из «великих» по этому вопросу? Между прочим, в массах идёт бурное обсуждение этого вопроса, народ хотел бы фильм серий на 20. Только, почему то, не хотят Урсуляка.

       

         ─Были предложения сделать римейк, как это сейчас модно называть. Я против. Нет сейчас актеров. Увы… К современному кино я отношусь весьма прохладно и стараюсь не смотреть экранизации любимых книг. Обжигалась — и не раз. Думаю, время «ЦЫГАНА» придет. Это еще не до конца разгаданный роман. Может, родится на свет гений в области режиссуры кино. Но, вообще-то, я не считаю кино полноценным искусством, хотя в детстве и юности пересмотрела сотни фильмов. Некоторые по десять и больше раз.

 В.КОСОВ,

поисковый отряд «Донской» имени Анатолия Калинина.

Калининское лето

С 19 по 22 августа в Усть-Донецком районе прошли юбилейные торжества, посвящённые 100-летнему юбилею со дня рождения писателя А. В. Калинина. Основные мероприятия — фестиваль «Калининское лето», открытие памятного знака и экспозиции в новом комплексе музея «А. В. Калинин — человек, писатель, гражданин» — состоялись 20 августа в хуторе Пухляковском.

В эти дни с утра и до позднего вечера на усадьбе Калининых посетители знакомились с выставками фотографий из архивов Раздорского музея, центральной межпоселенческой библиотеки имени Анатолия Калинина и семьи. Очень живописно под открытым небом смотрелись картины художника Олега Майбора, посвященные Калинину и его героям. Вместе с многочисленными почитателями таланта писателя в юбилейных торжествах  принял участие губернатор Ростовской области В. Ю. Голубев.

К 100-летнему юбилею писателя готовились серьезно. Рядом с усадьбой Калининых появилась картинная галерея Раздорского этнографического музея. По словам Натальи Анатольевны Калининой, дочери писателя — это давняя и заветная мечта отца.

— Отцу часто дарили картины, некоторые полотна он покупал сам, так как любил и ценил живопись. Но раньше выставлять их на широкую публику мы не имели возможности. Теперь же его наследие будет радовать всех жалеющих, — рассказала она.

Во дворе галереи разместили музейные экспонаты, а на гранитном пьедестале установили бронзовый бюст А. В. Калинина скульптора А. А. Скнарина.

Василий Юрьевич Голубев и Наталья Анатольевна Калинина, перерезав символическую красную ленту, тожественно открыли музей. Глава региона вместе с гостями юбилейных торжеств осмотрел первую размещенную в галерее выставку «А. В. Калинин — человек, писатель, гражданин» и оставил первый отзыв в книге посетителей. В экспозицию вошли подаренные при жизни Анатолию Вениаминовичу картины, а также личные вещи писателя.

— Калинин всегда радел за процветание Донской земли и благополучие её жителей. Столетие нашего знаменитого писателя — праздник для всех жителей Ростовской области. Анатолий Вениаминович любил Россию, Донской край, был настоящим сыном родной земли, думал не только о великом и большом. Он оставил уникальное наследие в литературе — в виде произведений и в жизни — в конкретных делах. Рождение Донской публичной библиотеки, сельскохозяйственный техникум, который здесь есть, Раздорский этнографический музей — это все сделано при его непосредственном участии, — отметил губернатор Ростовской области В. Ю.  Голубев.

После глава региона, глава Усть-Донецкого района В. М. Гуснай и почетные гости почтили память великого земляка, возложив цветы к его могиле. Василий Юрьевич Голубев пообщался с родными публициста и поэта, и вручил областные награды вдове и дочери Анатолия Калинина — за сохранение исторического наследия великого донского писателя.

Перед началом гала-концерта «Я сердцем к Дону примыкаю» губернатор Ростовской области посетил казачьи курени Усть-Донецкого, Константиновского, Семикаракорского районов и в сопровождении цыганского табора ознакомился  с работами народных умельцев области.

Подготовка к юбилею именитого земляка дала импульс дальнейшему развитию дела Калинина. При поддержке областного бюджета издано полное собрание сочинений писателя. Местные библиотеки получат 900 комплектов книг. Ростовский академический театр драмы им. М. Горького представил премьеру знаменитой калининской саги о любви — роман «Цыган».  Благоустроены и асфальтированы улицы хутора Пухляковского. У поймы Дона приведена в порядок парковая зона, высажено более 200 деревьев. А на въезде появился памятный камень, чтобы приезжающие в старый казачий хутор люди знали, что здесь жил и работал Анатолий Калинин.

О. СУХОДОЛЬСКАЯ

ДОНЩИНА  РОДИНА МОЯ

19 августа 2016 года в выставочном зале Пухляковской картинной галереи под руководством  С.В. Еремина, заведующего секцией «Живопись» Ростовского областного  отделения ВТОО «Союза художников России» состоялось открытие выставки «Донщина — Родина моя», посвященной  100-летию со дня рождения донского писателя А.В. Калинина Донщина, близкий и понятный сердцу ковыльный край, частица России, маленькая капелька Отчизны, вливающаяся в реку жизни огромной страны.

Как неразрывна связь матери со своими детьми от рождения до смерти, так и судьба А.В. Калинина неразрывно связана с родной землей и родной природой.

На выставке представлены работы и скульптуры донских художников из многих городов Ростовской области. Несмотря на то, что художники из разных уголков, их очень многое сближает: привязанность к родным местам, интерес к культуре и истории своего края, многоликости донского пейзажа.

В 2016 году исполнилось и 40 лет со дня  основания Пухляковской картинной галереи, основателем которой является А.В. Калинин и 15 лет сотрудничества Раздорского музея-заповедника с Ростовским областным отделениемВТОО «Союза художников России». Поэтому на выставке состоялся обмен грамотами и благодарственными письмами между  двумя организациями. Открытие выставки закончилось выступлением детского коллектива Мелиховского детского сада «Теремок», (руководитель Е.А. Левковская и народным фольклорным ансамблем «Живая вода» руководитель Л.П.  Костина.

И. ШЕВЧЕНКО,

старший научный сотрудник

Раздорского музея-заповедника

Понедельник начался в пятницу

Весь 2016 год проходит у нас под знаком 100-летия со дня рождения Анатолия Вениаминовича Калинина. Если же говорить о конкретных праздничных мероприятиях, то они стартовали ещё в пятницу, 19 июля.

В этот вечер в районный Дом культуры пригласили тех, кто лично знал Анатолия Вениаминовича, кто пропагандировал его творчество, да и просто заслуженных людей — учителей, врачей, сельхозработников.

Профессиональные ведущие из Ростовского областного дома народного творчества коротко рассказали об основных этапах творческой жизни Анатолия Вениаминовича Калинина.

Затем ведущие пригласили на сцену Алексея Никульникова и Матлюбу Алимову, сыгравших в фильмах «Цыган» и «Возвращение Будулая» роли Вани и Насти. Они рассказали о работе на съёмках в Усть-Донецком районе, о встречах с Анатолием Вениаминовичем. К сожалению, Алексей и Матлюба, пожалуй, немногие из замечательной плеяды киноактёров, работавших над созданием фильма, которые на сегодняшний день живы и здоровы. Тем более интересны встречи с ними, их рассказ из первых уст о событиях творческой жизни 80-х, связанных со съёмками «Цыгана».

Во втором отделении творческой встречи выступили артисты, составившие основу состоявшегося на следующий день в Пухляковском гала-концерта: это танцевальные коллективы из Ингушетии и Северной Осетии, народный коллектив из соседнего Краснодарского края и, конечно, наши донцы.

Для артистов творческая встреча стала генеральной репетицией перед основным выступлением в Пухляковском, а зрители получили истинное удовольствие и праздничный заряд на всю череду юбилейных Калининских дней.

А. КОЛОСКОВ

Заключительные нотки фестиваля

Творческий вечер, посвященный 100-летию А.В. Калинина, стал заключительным мероприятием четырехдневного литературно-фольклорного фестиваля «Калининское лето». Он состоялся 22 августа на подворье новой картинной галереи в хуторе Пухляковском.

В преддверии юбилейного дня рождения донского писателя на протяжении нескольких лет среди школ Усть-Донецкого района проводился конкурс «Калининские чтения. Живая классика». Лучших чтецов пригласили прочесть со сцены стихотворения и отрывки из прозы А.В. Калинина. В этот вечер учащиеся  Усть-Донецкой 1-й, Нижнекундрюченской, Мелиховской и Пухляковской школ прочитали отрывки из произведений донского писателя: из повести «Эхо войны», из произведения «Гремите, колокола!», романа «На юге», поэмы «Реквием», стихотворения «Не отмоются, не сотрутся», «Безногий мальчик», «Звезда», «Тех, кто смотрит глазами тусклыми»,  «Без отца», «Туман ли скрыл тебя, мой Дон?». От семьи Калининых и администрации Усть-Донецкого района всем чтецам были вручены памятные подарки.

На мой взгляд, такая литературная традиция как нельзя лучше способствует культурному обогащению молодого поколения и знакомит их с произведениями донских писателей. Пожелаем, чтобы такое мероприятие стало традиционным не только для учащихся школ Усть-Донецкого района, но и далеко за его пределами.

Активное участие в творческом вечере принял глава Усть-Донецкого района  Виктор Михайлович Гуснай. Он поблагодарил всех людей, которые помогали в организации литературно-фольклорного фестиваля «Калининское лето». И в первую очередь,  его слова были адресованы всем членам семьи Калининых. Александра Юлиановна, не покладая рук, работала с архивом донского писателя. Наталья Анатольевна все перепечатывала. Благодаря сплоченной работе семьи Калининых вышли в литературный свет новые произведения. Они были выпущены в полном собрании сочинений Анатолия Вениаминовича.

 Особые слова благодарности Виктор Михайлович выразил Наталье Анатольевне:

— Это дочь, которая посвятила жизнь творчеству своего отца, хотя сама является замечательным писателем. Она помогала и в организации юбилейного литературно-фольклорного фестиваля.

Глава администрации Усть-Донецкого района наградил Наталью Анатольевну высшей наградой, грамотой главы администрации Усть-Донецкого района!

По поручению Законодательного собрания Ростовской области Виктор Михайлович Гуснай отметил людей, которые активно участвовали в подготовке и проведении юбилейных мероприятий. Так, Благодарственное письмо Законодательного собрания Ростовской области вручили Николаю Васильевичу Завгороднему, Наталье Викторовне Сычевой, Игорю Сергеевичу Микерову.

Администрация Усть-Донецкого района и благотворительный фонд имени Калинина наградили памятными подарками директора Пухляковского техникума Виктора Васильевича Шубина, ИП Владимира Анатольевича Ковзалова, Юрия Георгиевича Киреева, Валентину Васильевну Литвинову, Алексея Викторовича Кущева, Сергея Борисовича Сычева, Антонину Васильевну Деряга, Петра Севастьяновича Косова, Владимира Ивановича Косова, Валентину Александровну Дмитриенко, Анатолия Владимировича Муттер, которые стали активными помощниками в организации всех мероприятий литературно-фольклорного фестивали и режиссером фильма о Калинине.

Памятный подарок Наталья Анатольевна вручила и Виктору Михайловичу Гуснаю, поблагодарив его за неравнодушное отношение к А.В. Калинину, его творчеству и всей их семье.  

В этот же творческий вечер Н.А. Калинина пригласила на сцену творческих друзей Анатолия Вениаминовича — Виктора Сергеевича Петрова и Леонида Павловича Клиничева. Они вспомнили добрым словом донского писателя и прочли несколько своих стихов. Литераторы стали первыми лауреатами премии «Признательность» Благотворительного фонда им. Калинина.

На творческом вечере царила невероятно дружественная и по-домашнему теплая атмосфера. Известные и любимые многими артисты (Мила Руденская, Надежда Образцова, Виктор Тартанов, Виктор Кулишов) исполняли авторские песни, композиции на стихи донского писателя, много было желающих поделиться воспоминаниями из своей жизни, связанными с Анатолием Вениаминовичем Калининым.

Мила Руденская — ростовская исполнительница и поэтесса — обращаясь к Наталье Анатольевне и всем зрителям, прочитала стихотворение, которое написала накануне творческого вечера. Стихотворение «Я с вами не была знакома и не сидела за одним столом», она посвятила нашему донскому летописцу. А Виктор Кулешов впервые исполнил на этом вечере песню на стихи А. Калинина «Запой, цыган».

Изюминкой творческого вечера стала демонстрация фильма о донском писателе, в котором отразились самые искренние откровения близких людей А.В. Калинина, их воспоминания, ну, и конечно, записанные интервью с Анатолием Вениаминовичем.

После просмотра Наталья Анатольевна поблагодарила зрителей:

 — Мы хотели показать Калинина глазами казаков, глазами тех людей, которые знали его. Мне хотелось понять отца. Я его очень любила и продолжаю любить. Мне хотелось понять до конца — «что такое Калинин?». Благодаря людям, которые снялись в фильме, мне удалось ответить на свой вопрос.

А мне остается поздравить всех организаторов фестиваля с успешным его завершением и пожелать каждому неравнодушному человеку вложить частичку своего труда в сохранение богатого литературного наследия нашего донского летописца — Анатолия Вениаминовича Калинина.

Н. БОНДАРЕНКО

Вековые калининские гуляния

20 августа подхватили общую атмосферу праздника многочисленные профессиональные и самодеятельные творческие коллективы, которые съехались в хутор Пухляковский со всей Ростовской области. Сольные и групповые выступления донских артистов сменяли друг друга. Звуки казачьей, русской народной, застольной и эстрадной песни заполнили собой площадь около Пухляковского сельского Дома культуры и распространились далеко за ее пределами. Гости фестиваля, слыша знакомые и безмерно любимые мелодии, подходили к сцене, чтобы поприветствовать донских артистов и насладиться приятным музыкальным вечером.

Особо долгожданны для многих зрителей стали выступления коллективов нашего Усть-Донецкого района. Им выпала честь завершить этот музыкальный блок юбилейной программы. Горячо любимые многими жителями района коллективы и солисты радовали зрителей своими композициями.

Трепетно гости фестиваля наблюдали и за выступлениями детских хореографических коллективов. Юные артисты демонстрировали  зрителям отточенность своих движений и яркие костюмы. Встречали и провожали молодых «звездочек» бурными аплодисментами.

На территории всей площади около Пухляковского сельского Дома культуры развернулся настоящий «Город мастеров».  Со всех уголков нашей Ростовской области съехались умельцы, чтобы показать себя и свои творения: из Ростова-на-Дону, Новочеркасска, Батайска, Старочеркасска, Шахт, Каменск-Шахтинского, Волгодонска, Белой Калитвы, хуторов и станиц Усть-Донецкого района и многих других населенных пунктов. Могу сказать, что торговых точек в этом году было как никогда много. А ассортимент товара был настолько велик, что глаза просто разбегались от невероятного его разнообразия. Достаточно проблематично было сосредоточить взгляд на каком-то конкретном предмете: шкатулки, украшения, посуда, игрушки, головные уборы, альбомы ручной работы, заколки, иконы, мыло, целебные сыродавленные масла, вязаная одежда, шитые куклы, поделки из бисера, гончарные изделия — всего и не перечислить. Всё хотелось лучше рассмотреть, потрогать, подробнее расспросить о товаре и даже принять участие в мастер-классе. Так, например, все желающие могли посетить открытый урок по прядению пряжи на прялке, который вела Ольга Николаевна Плетнева из Волгодонска — мастер декоративно-прикладного искусства, или попробовать что-нибудь соткать на дощечках. Это тоже, пожалуйста. А помогала в этом гостям фестиваля Тамара Николаевна Андреева — мастер декоративно-прикладного искусства «ДТиР «Радуга»» (г. Волгодонск).

Знакомясь с работами умельцев, не смогла пройти мимо одной торговой точки — мастер резьбы по дереву из Каменск-Шахтинского Василий Иванович Байбарин привез на фестиваль треть предметов из всего того, что у него имеется. Честно сказать, его стол просто ломился от обилия резных изделий: кружки, столовые приборы, гребешки, заколки, солонка, лаврушница, брелоки и многое-многое другое. Показал он мне и универсальный подарок — деревянную шкатулку, в которой помещаются две поменьше. Василий Иванович рассказал, что раньше казаки дарили такие шкатулки своим женам и дочерям. 

Для самых маленьких гостей фестиваля тоже было много развлечений — карусели, надувные горки, кино-аттракцион 9D, фэйс-арт, ну, и конечно же, всеми любимые сладкая вата, поп-корн и лимонад.

На фестивале присутствовало много людей: кто-то знал Калинина по его произведениям, кто-то был лично знаком с писателем, — в любом случае, равнодушных и случайных людей на этом празднике не было. Мне удалось пообщаться с некоторыми гостями фестиваля.   

Виктор Дмитриевич Ляхов, Усть-Донецкий:

— С Анатолием Вениаминовичем я был знаком лично и общался не один год. Организовывал праздничное мероприятие в 1986 году, посвященное 70-летию писателя. С тех пор начали отмечать юбилейные дни рождения Калинина с размахом.

Первые произведения, которые я прочитал, — «Суровое поле» и «Гремите, колокола». Калинин пишет о людях, с которыми живет, об их традиционном укладе жизни. В каждом произведении находишь что-то близкое для себя. Я, например, вспоминаю свое детство, было всё так, как описывает Анатолий Вениаминович. Рассказы Калинина о войне и рассказы моего отца похожи. Отец у меня танкист. Начал войну в 40-м и закончил  в Праге. И также у Калинина. Были прообразы, с которых он писал своих героев. В его произведениях отчетливо отразилось то время, в котором он жил. К Калинину всегда шли люди, потому что с ним можно было поговорить о времени, в котором ты находишься, о тех чаяниях, которые тебя мучают. На сегодняшнем мероприятии я вспоминаю Анатолия Вениаминовича, прежде всего как Человека с большой буквы. Он приходил к нам на собрания, и мы могли задать ему вопросы, на которые он всегда высказывал свое мнение. И к нему прислушивались. Он был невероятно гостеприимный. К нему можно было приехать, пообщаться по душам.

Людмила, Ростов-на-Дону:

— Мы с подругой первый раз приехали на фестиваль. Посетили ярмарку, кое-что приобрели для себя. Я думаю, мы еще сюда приедем, потому что совсем недавно для себя открыли эти чудные места нашей области. Теперь будем и на другие мероприятия вашего района приезжать. Нам все очень понравилось. Фильм «Цыган» мне знаком с детства. С другими произведениями я, к сожалению, не знакома. Честно говоря, мы с подругой только что говорили о том, что нужно познакомиться и с другими произведениями А.В. Калинина.

Ирина, Ростов-на-Дону:

— Мы уже не первый год на этом мероприятии. Сравниваем с прошлым годом. Было здорово, а стало еще лучше. Нас привлекает сама атмосфера, которая царит на фестивале. Мы здесь часто отдыхаем, приезжаем всей семьей. Калинина все в нашей семье знают и по фильмам, и по книгам, которые есть в домашней библиотеке. Меня маленькой папа знакомил с Анатолием Вениаминовичем. Впечатления такие, будто находишься дома. А дома, как известно, всегда хорошо, всё родное. У Калинина рассказы очень хорошие. «Цыган», конечно, — культовое произведение. В прошлом году, когда мы были на этом мероприятии, на усадьбе писателя я приобрела две книги с рассказами внучки Анатолия Вениаминовича. Мне очень понравились. Рассказы написаны жизненно, искренне, нет ничего надуманного. Она, наверно, писала бы не хуже дедушки.

Народные гуляния продолжились на Пухляковском стадионе, где состоялся заключительный гала-концерт «Я сердцем к Дону приникаю», посвященный 100-летнему юбилею Анатолия Вениаминовича Калинина. Многочисленные поклонники творчества нашего земляка приехали в Пухляковский, чтобы почтить память писателя.

 Губернатор Ростовской области Василий Юрьевич Голубев принял участие в фестивале и поздравил всех почитателей таланта А.В. Калинина со 100-летием донского писателя.

— В Пухляковском первый раз я побывал в 2007 году, когда гостил у Анатолия Вениаминовича. Наша встреча оставила совершенно неизгладимое впечатление. Это человек, который любил Россию, Донской край, был настоящим ее сыном. Человек, который думал не только о великом и большом, но и никогда не забывал о Пухляковском. Ростовская область обязана А.В. Калинину появлением Донской государственной публичной библиотеки, Раздорского этнографического музея-заповедника, Дома культуры, техникума, ряда объектов социального назначения.

Та встреча позволила мне еще раз, по-другому, посмотреть на землю, на которой я родился. В Ростовской области живут замечательные люди, которые создают красоту этого края. Люди, которые работают, любят, рожают детей — именно этим пронизаны произведения Анатолия Вениаминовича. И, конечно, когда смотришь «Цыгана», часто наворачивается слеза, потому что ему удалось раскрыть душу человека, показать, что такое любить, защищать свою страну, любить малую родину. И до конца своих дней он этому посвятил жизнь. Он посвятил ее не только тем, кто жил, а тем, кто будет жить, новому поколению. И мы, конечно, должны сделать всё, чтобы его творчество передавалось и далее.

Отдельные слова благодарности В. Ю. Голубев  выразил семье Анатолия Вениаминовича, потому что благодаря их инициативе возникла возможность донести до людей литературное наследие великого писателя А.В. Калинина.

Председатель Законодательного собрания Ростовской области Виктор Ефимович Дерябкин выразил слова благодарности организаторам мероприятия, родным и близким Анатолия Вениаминовича, администрации района, хутора и всем присутствующим на празднике. Виктор Ефимович поделился воспоминаниями из своего детства, когда он впервые прикоснулся к творчеству Калинина, и в завершение своего выступления призвал выполнять наказ писателя — «Беречь нашу землю, Тихий Дон».

Всех присутствующих приветствовал Александр Михайлович Шолохов, директор государственного музея-заповедника М.А. Шолохова. Он зачитал письмо Михаила Александровича, адресованное А.В. Калинину в честь его дня рождения, написанное в далекий 1976 год.

Настоящим сюрпризом для гостей фестиваля стало появление на сцене актеров театра и кино, снявшихся в легендарном фильме «Цыган», которые  приехали почтить память донского писателя — Матлюба Алимова и Алексей Никульников. Они поделились своими впечатлениями от посещения донских мест, восхитились красотой и богатством казачьей культуры и поздравили всех с юбилеем А.В. Калинина.   

В заключительном гала-концерте приняли участие около 60-ти творческих коллективов из Ростовской и Волгоградской областей, Республики Ингушетия, Республики Северная Осетия-Алания и других регионов. Невероятно красочным стало завершение праздничной программы, когда в небо выпустили тысячи воздушных шаров, подсвеченных неоновыми огоньками, и продолжительный салют, который разукрасил ночное небо разными красками и который заставлял всех присутствующих с замиранием сердца наблюдать шедевры пиротехнического искусства.

Н. Бондаренко

История жизни по всплеску памяти

22 августа, в понедельник на усадьбе Калининых работала литературная гостиная «Память тоже, видно знает срок».

В уютной беседке, в окружении книг писателя и фотографий читали стихи Анатолия Вениаминовича, рассказывали о его творчестве, корнях, об  истинном   источнике вдохновения — Александре Юлиановне Калининой. Готовясь к  100 летнему юбилею метра Донской и отечественной литературы работники Центральной межпоселенческой библиотеки подготовили библиографический очерк, в котором постарались восстановить родословную его семьи. В новой книге собраны все известные события из жизни нашего земляка, а также все то, что осталось за его спиной, и что послужило его творческому развитию. Библиографический очерк высоко оценили дочери Калинина — Наталья Анатольевна и Любовь Анатольевна.

О. МИХАЙЛОВА

 

Вспомнил слова Калинина

Год 1971. Я с женой и двумя малолетними детьми — сыном Алешей и дочкой Сашей — приехал из Куйбышевской (Самарской) области. Здесь, на Донщине, родине моих дедов, стал работать директором восьмилетней школы-новостройки винсовхоза «Раздорский».

Принять школу мне предложил Николай Петрович Шарапов — директор винсовхоза. Выбор Шарапова был одобрен первым секретарем Усть-Донецкого РК КПСС Акишевым.

Работать пришлось много. Учителя с 230 учениками оборудовали учебные кабинеты и спортзал, построили спортком плекс, засадили приусадебный участок деревьями, цветами. И это при том, что директор совхоза мало чем мог нам помочь. Здание было построено практически в долг, и совхоз еще долго рассчитывался за него.

Мы с учителями начали вести большую внеклассную работу, на чистом энтузиазме. Моя жена, Людмила Евгеньевна Сухарева, была хорошим музыкантом-пианистом, и, помимо уроков музыки, организовала кружок, где учила детей  игре на фортепьяно (к тому времени мы раздобыли 2 инструмента). Чтобы после обучения выдать детям документ о музобра- зовании,   оформили   это   как профсоюзный     кружок     при рабочкоме. Все мои попытки оформить этот кружок как фи- лиал музшколы г.Шахты, Новочеркасска или Ростова натыкались на категорический отказ областного комитета культуры, который, по их словам, не имел кадров и средств. При этом они настойчиво уговаривали жену поступить на работу к ним, так как специалисты ее класса им самим были нужны позарез. Но мы остались работать в школе винсовхоза.

Дети потянулись к музыке, и уже вскоре 14 семей работников винсовхоза купили пианино для своих детей. Директор совхоза этим гордился, и этот факт нередко приводил в разговорах с коллегами-директорами  винсовхозов  объединения

«Донвино» в ответ на их похвальбы о покупке мотоциклов и машин. Николай Петрович Шарапов лично обратился в облотдел культуры с просьбой оформления кружка в филиал музыкальной школы. Но результата не было.

Тогда у меня  родилась мысль обратиться  к  писателю А.В. Калинину, жившему в х. Пухляковском. Ведь он был еще и депутатом Верховного Совета. Анатолий Вениаминович принял меня сразу, внимательно вник в проблему и подробно расспросил о личной судьбе нашей  семьи,  которую в 30-х годах расказачили, отобрали дом и всё имущество и с 6 детьми выслали на Северный Урал, где я и родился.

Выслушав мой рассказ, Калинин предложил:» А давай, Федорыч, не будем пробивать филиал музыкальной школы. А откроем настоящую музыкальную школу. В Пухляковке. А в вашем винсовхозе, Мелиховской и Раздорской откроем филиалы нашей Пухляковской школы». Я оторопел... Ведь это огромные  расходы  —  здания, кадры,  инструменты,  зарплаты, жилье для учителей-музыкантов, транспорт для детей... Калинин улыбнулся, — не трусь, прорвемся...

Анатолий Вениаминович слово свое сдержал. Музыкальная школа открылась, причем быстро. Возглавила ее Татьяна Мельник. Был открыт фортепьянный, аккордеонный, баянный, а позже и скрипичный классы. Центр был в Пухляковке, а филиалы — в Мелиховке,  Раздорской  и  винсовхозе «Раздорском». На экзамены и зачеты детей возил автобус. В самой школе стоял замечательный рояль «Блютнер», что делало ее конкурентноспособной. Шефство взяла Ростовская му- зыкальная школа им. Ипполитова-Иванова. Там проходили курсы и стажировку педагоги. Класс аккордеона вели супруги Желтовы, баяна — Сергей Череп, скрипки — Элеонора Жданова. Это были настоящие, серьезные музыканты.

Школа и филиалы заработали с 1 сентября. У детей началась другая жизнь, за которой внимательно следил и помогал Анатолий Вениаминович. Ежегодно он собирал учителей-музыкантов у себя дома в Пухляковке, звучала музыка, и эти импровизированные концерты остались в памяти на всю жизнь.

Я сам лично встречался с Калининым нечасто, и он всегда чем мог помогал мне в работе. Однажды, будучи у него в гостях,  выпив  вина,  спросил:

«Анатолий Вениаминович, ведь музыкальная школа заработала в сентябре. Но... финансирование школ начинается с 1 января нового года. Кто выделил средства на микроавтобус (страшный дефицит того времени), зарплату педагогам, во- дителю, бензин..?» Калинин заметно порозовел, — а зачем тебе знать?

— А вот ходит слух, что всё это выделил писатель Калинин из личных средств...

Анатолий Вениаминович выдержал паузу и произнес: «Пожалуйста, никогда и нигде не рассказывай об этом». И пожал мне руку.

Музыкальная школа- детище писателя — проработала много лет и приобщила к миру музыки донских детей. Мысль Калинина о встраивании детей не только в казачью, но и мировую музыкальную культуру была опережающей время. Наше предложение об открытии ДМШ он поддержал потому, что это была и его идея.

В Китае за последние 10 лет открыты тысячи частных музыкальных школ и 100 млн. китайских детей учатся играть на рояле. Именно этот инструмент да ещё скрипка воспитывает высший уровень мышления. А.В. Калинин понял это очень рано и сумел воплотить в жизнь своих земляков высокий замысел, подключив в этот проект и свои личные средства. В дни памяти Анатолия Вениаминовича вспомним, что в этом велика заслуга нашего замечательного земляка.

Спустя годы я занялся историей казачества, мне удалось написать и издать книгу

«Лазоревый цвет», которую я развез по всей России. Попала книга в Украину, Беларусь, Казахстан. Через внуков-правнуков-эмигрантов, приезжавших в Новочеркасск на открытие памятника Платову, книги разошлись и по дальнему зарубежью в 14 стран.

Но первый экземпляр этой книги я подарил Анатолию Вениаминовичу Калинину, который после прочтения при- гласил меня к себе. « Хорошая книга, будь ты неладен... Я из-за нее неделю не мог спать спокойно. Ты написал такое, о чем я не мог писать — в то время не напечатали бы. А написать хотелось, да и не мне одному. Думаешь, Шолохов писал всё, что хотел? Нет, конечно. Сейчас время другое. Я ведь всю войну прошел, много чего видел, но кое-что о той страшной войне даже у меня в голове не сходилось с официальными документами. А  теперь  сошлось.  Тебя  еще «туда» не вызывали? Если вызовут — не трусь.... Посылай их подальше — мой наказ».

Впоследствии, когда в органы всё же вызвали, я вспомнил слова Калинина, но ответ смягчил...

Ю. СУХАРЕВ

В сторонке родной, в сердце донского края

19 августа 2016 года в д/с «Золотой ключик» прошел праздник «По страницам жизни А.В. Калинина».

Мы живем в богатом краю, наша земля славится не только своими красотами, но и талантливыми людьми. Одному  из знаменитостей Донского края А.В.  Калинину  исполнилось бы в этом году 100 лет. Наш детский сад не мог обойти это событие стороной. Мы прививаем нашим маленьким казачатам любовь к Донскому краю с малых лет. Нам очень важно, чтобы воспитанники знали, чем и кем богата наша донщина.

Педагоги    постарались    доступно донести детям, о чём писал А.В.Калинин, какие замечательные романы он оста- вил нам в наследство, какие фильмы сняты по их мотивам. Огромную работу провели музыкальные руководители Е.И. Самсонова и Н.В. Баркар. Они разучили с детьми казачьи на- родные песни и танцы, а  так же авторские песни и стихи, которые пишут наши педагоги Т.П. Калюжина и музыкальный руководитель П.А. Запорожцева. А с каким азартом всё это исполняли дети! Сколько гордости за казачий край  и его талантливых жителей, сколько интереса вызвала жизнь А.В. Калинина. Благодаря очень умелой презентации, которую подготовила старший воспитатель Е.А. Колесникова, дети окунулись в атмосферу жизни и быта великого писателя и его творчества.

Наши дети в завершение праздника прочитали такие строки:

В Пухляковском хуторе, Недалеко от Дона,

Жил когда-то человек Каждому знакомый.

Он прославил край Донской,

Рассказал о людях,

Был у автора тех книг

 Путьтернисти длинен.

Самый лучший романист,

Наш земляк — Калинин!

(Автор Т.П. Калюжина)

НАШ КОРР.

Калининские чтения-2016

«Не зарыт я, а посеян…»

Осень ещё только слегка пробежалась по верхушкам деревьев, когда мы засобирались на традиционные Калининские чтения. Так мы и ехали вдоль солнечной дорожки на листьях до самого поворота к Дону.

А здесь нас встретили знаменитые Пухляковские склоны. Это их защищал Анатолий Вениаминович от заселения дачников, от желающих устроить здесь картинги, мототреки. Теперь это  признанный памятник донской природы. Лежат исполинские холмы, непоколебимые в своем величии, словно отдыхают от знойного лета. А какие манящие синие дали открываются с вершины Пухляковских склонов, душа поневоле взлетает и над этим простором, и над житейской суетой и подвигает тебя к творчеству! Нет, совсем неспроста шестьдесят лет назад поселился в хуторе Пухляковском молодой писатель Калинин! Видно, сама судьба определила ему воспевать и охранять и этот край, и людей, которые живут здесь и трудятся. А главное — учить их жить «по совести и чести. Не назиданиями учить, а примером своей жизни, талантом художника слова создавая произведения, которые не потеряют своей значимости в веках, как не потеряют среди людей такие ценности, как любовь, верность, дружба, порядочность.

Ни от могилы, затравевшей,

Ни от солдатки, постаревшей,

Ни от сиротского крыльца

Не отворачивай лица…

Нынешние Калининские чтения особенные: они проходили спустя чуть больше месяца со дня празднования 100-летнего юбилея писателя. В Пухляковском ещё всё напоминает об этом знаковом событии. И, наверное, очень важно, что юные гости — старшеклассники, участники конференции, прежде чем отправиться в Дом культуры, приехали на усадьбу Калинина, посетили павильон Раздорского этнографического музея, где разместилась экспозиция «Гражданин, писатель фронтовик». Многие из нас впервые увидели подлинные вещи, принадлежавшие знаменитому земляку, фотографии его родителей, первые газетные заметки, фронтовые очерки и репортажи, картины, подаренные писателю. Всё это напитало нас впечатлениями, которые позволили более искренне, более трепетно обращаться к имени Калинина, к его произведениям.

Научно-практическая конференция в рамках Калининских чтений — 2016 называлась «Всю жизнь — по кругу совести и  долга». Эти слова и стали лейтмотивом всех выступлений в пяти номинациях.

Первая проводилась заочно. В исследовательской работе «Калинин в памяти народной» участвовали представители всех школ. Учащиеся записали воспоминания жителей Усть-Донецкого района. В итоге — в свет отдел образования администрации Усть-Донецкого района выпустил сборник с одноименным названием.

Начальник отдела образования М.В. Гагулина с удовольствием вручила благодарственные грамоты большой группе ребят из разных школ за участие в поисково-исследовательской деятельности и пожелала им новых интересных и ярких работ.

Непростая задача стояла перед участниками второй номинации — выступить в литературно-музыкальной композиции. За несколько минут в красках и образах раскрыть богатство калининского наследия, пробудить и углубить интерес к его творчеству. На мой взгляд, это хорошо удалось раздорским, пухляковским, нижнекундрюченским школьникам и ребятам из второй Усть-Донецкой школы, показавшим щемяще-трогательную работу «Незакатное счастье мое…» («Любовь длиною в жизнь»).

Живость литературного слога Анатолия Калинина, особенности его поэтического дара тонко и точно передали ребята, выступавшие в номинации «Художественное слово». Настя Васильева, Аксинья Титова, Мария Полунина, Евгения Колесникова читали отрывки из романа «Цыган». Виктория Пятикова обратилась к роману «Запретная зона», Ольга Кадиленкова — к роману «Эхо войны», Алена Антоненко нашла созвучные душе строки в романе «На юге» и вдохновенно их прочла.

Валерия Шумская выбрала для чтения стихотворение Анатолия Вениаминовича. «Реквием» Анатолия Калинина особенно пронзительно прозвучал из уст мелиховского старшеклассника Алексея Тишкова, которому члены жюри единодушно отдали первое место, как и Валерии Пятиковой из Нижнекундрюченской школы. Вне конкурса отмечен Илья Шатов, читавший отрывок из романа «На юге».

Приняли участие в этой номинации гости из Новочеркасска — воспитанники кадетского суворовского училища МВД России. Их выбор для чтения — стихи Калинина периода Великой Отечественной войны.

Суворовцы приехали на конференцию не с пустыми руками. Ещё в фойе Дома культуры мы обратили внимание на большее портреты русских полководцев, героев Отечественной войны 1812 года. А это, оказывается, подарок кадетов Пухляковской средней школе. Всего восемь портретов работы первоклассных мастеров! Хороший повод для продолжения творческого содружества!

Пожалуй, это и есть ростки добра, которые всю жизнь настойчиво прививал в обществе Анатолий Вениаминович. Как не вспомнить его поэтические строки

… Не зарыт я, а посеян

До часа преданный кресту,

Когда опять, землей взлелеян,

Навстречу солнцу прорасту…

К глубокому осмыслению этих слов ещё придут мои современники. А сейчас особым успехом пользуется роман «Цыган», получивший всенародную любовь и признательность. Сцены из него сыграли усть-быстрянские старшеклассники и ребята из Усть-Донецкой школы №1, удостоенные первого места в номинации «Театральная постановка».

А завершали Калининские чтения участники конкурса «Поэтическое творчество юных». Свои стихотворения на суд зрителей представили Настя Чеботарева из Раздорской, Аня Игнатенко из Апаринского, Эльвира Любимова из Верхнекундрюченской и получили полное одобрение слушавших.

Около двухсот человек присутствовали в зале Пухляковского Дома культуры, где проходила организованная Усть-Донецким отделом образования конференция, посвященная 100-летию А.В. Калинина. У меня осталось ощущение, что именно её участники, как никто другой, восприняли писательский завет:

Живи по совести и чести,

Живи без подлости и лести,

И от Отчизны до конца

Не отворачивай лица…

Восприняли близко к сердцу и показали, что способны нести его по жизни дальше.

А. ЛЮБЧЕНКО,

юнкор объединения «Рыцари пера» Усть-Донецкого Дома детского творчества

Спасибо за возможность прикоснуться к великому!

Юбилейный год донского писателя А.В. Калинина продолжается. Он уже неоднократно радовал настоящих ценителей творческого наследия нашего земляка множеством интересных событий, праздничных мероприятий, концертов, кинопоказов.

И вот совсем недавно, 22 октября, у многочисленных поклонников творчества Анатолия Вениаминовича была еще одна возможность прикоснуться к его великим произведениям. Благодаря инициативе учредителей Благотворительного фонда «Имени писателя Анатолия Калинина», а также при поддержке администрации Усть-Донецкого района была организована продажа билетов по льготной цене на постановку степной саги о любви «Цыган».

От Усть-Донецкого района была отправлена многочисленная делегация, в состав которой вошли учащиеся и преподаватели школ, сотрудники предприятий, медицинских учреждений и других организаций нашего района.

Зал Ростовского академического театра драмы им. М. Горького был практически заполнен. И, хочется отметить, что представителей Усть-Донецкого района было значительное большинство. Кроме того, в числе зрителей были жители других сельских районов Ростовской области и даже из соседней Республики Калмыкия.

Ростовский театр уже в третий раз балует зрителей этой постановкой. Премьера же спектакля состоялась 24 июня этого года, а потом артисты театра уезжали с гастролями в Москву покорять своим талантом столичного зрителя.

Над созданием спектакля трудилась целая команда профессионалов: лауреаты Национальной театральной премии «Золотая маска» режиссер Геннадий Шапошников и художник Виктор Герасименко, лауреат премий «ТЭФИ» и «Ника» композитор Алексей Шелыгин, драматург Владимир Малягин, художник по костюмам Наталья Пальшкова. Роль Будулая блестяще сыграл артист Александр Волженский, а Клавдии Пухляковой — Кристина Гаврюкова и Елена Климанова, Насти — Екатерина Березина и Елена Золотавина, Шелоро Романовой — Ольга Васильева и Татьяна Полищук.

Вне всякого сомнения, произведение является сложным для театральной постановки, однако, на мой взгляд, режиссер очень удачно справился со всеми трудностями, оригинально, творчески и со вкусом подошел к процессу создания саги. Во главу угла был положен сюжет о том, как жизнь человека освещает надежда на обретение счастья. Кроме того, акцент сделан на бережном отношении к национальным традициям, сохранении дружбы между народами и нациями.

Вся сцена драматического театра в буквальном смысле слова превратилась в одно большое метафорическое пространство. Впечатляющим было сценическое оформление спектакля. В центре разместилось стилизованное колесо цыганской кибитки, которое символизировало вечное движение времени и обыденную человеческую жизнь.

Весь спектакль был выдержан практически в одной цветовой гамме — серо-коричневых тонах. Нужно отметить, что для него было создано более сотни необыкновенно красочных, но реально существовавших в послевоенное время, костюмов. Все герои смотрелись в них естественно. В некоторых сценах с высоким лирическим накалом актрисы появляются  в широких красных цыганских юбках, видимо, таким образом подчеркивая страсть и значимость происходящих событий.

Настоящим украшением спектакля по достоинству можно считать его музыкальное оформление — цыганские и русские песни с завораживающими танцами актеров, проникновенная музыка, написанная композитором Алексеем Шелыгиным, задали общий выразительный тон степной саги.

Особенно ценно, что режиссер сохранил оригинальный текст романа и место действия — донские степи и хутора, наполненные красотой людей и природы.

После выступления артистов и бурных аплодисментов в их честь, на сцену вышла дочь донского писателя — Наталья Калинина. Она поблагодарила актерский состав и всех, кто принимал участие в постановке спектакля, за проделанную работу, за труд, творческий подход и особую любовь к творческому наследию Анатолия Вениаминовича. Как президент Благотворительного фонда «Имени писателя Анатолия Калинина», она вручила Благодарственные письма художественному руководителю театра Александру Пудину и главе Усть-Донецкого района Виктору Гуснаю за большой вклад в развитие и популяризацию творчества донского писателя.

Хорошая новость для поклонников театра — коллегия Министерства культуры Ростовской области продлила профессиональный контракт с художественным руководителем театра драмы имени М. Горького  Александром Пудиным.  А это значит, что в предстоящих сезонах зрители станут свидетелями исполнения  новых ярких творческих планов коллектива театра, возможно, среди них будут и другие произведения нашего донского писателя — Анатолия Калинина.

Н. БОНДАРЕНКО

Инженер человеческих душ

Всем уже  известно,  что  в августе этого года мы будем праздновать 100-летний юбилей со дня рождения нашего земляка, русского писателя Анатолия Вениаминовича Калинина. По этому поводу в Усть-Донецкой школе №1 состоялась встреча с бывшим её директором и учителем Виктором Ивановичем Тишковым. Мне довелось побывать на этом мероприятии.

Виктор Иванович дружил с Калининым. Они познакомились невзначай.

— У нас состоялся в тот день семинар, а по его завершению мне не на чем было ехать домой, тогда первый секретарь райкома партии А. А. Акишев предложил   меня   подвезти. Я сел в машину, где оказался Анатолий Вениаминович. Всю дорогу мы с ним проговорили и после этого стали общаться, — вспоминал Виктор Иванович.

Калинин был очень хорошим собеседником, интересным и отзывчивым человеком. Люди часто ходили к нему за помощью, ведь он имел обширные деловые связи, авторитетное   влияние.   Но   не только из-за этого. Анатолий Вениаминович мог дать хороший совет и поддержать человека, обратившегося к нему.

Виктор Иванович рассказывал, что когда-то в Усть-Донецком не было газа, котельные работали на  угле. В домах было холодно и неуютно. Когда стали проводить газопровод через Волгодонск, Калинин, благодаря своему влиянию, активно содействовал  тому,  чтобы  природный газ пришел в наш поселок. И это был не единичный случай, когда   Анатолий   Вениаминович  существенно помог Усть-Донецкому району.

Я многое узнала о жизни   этого   писателя.   Например, то, что он не заканчивал высших учебных заведений, но всю жизнь учился, был на- читанным и размышлял над книгами, которые прочёл. Действительно, не диплом делает человека образованным, а его стремление к знаниям.

Стихи и прозу начал писать во время войны, поэтому можно заметить, что большинство его произведений связаны  с  ней.  Калинин,  по словам Виктора Ивановича, больше писал о людях: какие они есть, какими, возможно, должны быть. Таких людей, как Анатолий Вениаминович, называют инженерами человеческих  душ.   М.А. Шолохов о нашем знаменитом земляке писал, что его строчки согре- вают сердце. Калинина также называют «певцом Донщины», так как действия многих его произведений происходят на Дону, описываются наши местные пейзажи:

Сползая улицей станичной

В развилок Дона и Донца,

 На острие страды пшеничной

Трепещет запах чебреца.

Виктор  Иванович  показал фотографии разных лет нашего знаменитого земляка. Мне запомнились фотографии с открытия галереи в хуторе Пухляковском. Калинин хотел показать всем людям картины, которые дарили ему художники. «Пусть казачата смотрят и учатся рисовать», — говорил он. Также на фотографиях мы видели Калинина в окружении знаменитых    людей:    Сергея Бондарчука, Евгения Карпова, Евгения Матвеева и многих других.

— А чем увлекался Калинин? — поинтересовались ребята. — Он либо читал, либо писал. Временами даже просыпался ночью и писал, а на следующий   день   продолжал, отвечал нам В.И.Тишков, — много времени проводил в своем саду, ухаживал за виноградником.

Анатолий    Вениаминович Калинин прожил долгую жизнь. «Большая жизнь мерится не  только  возрастом, но и тем, как много и что человек сделал», — говорил Виктор Иванович. Я согласна с ним. Калинин был поистине удивительным человеком. Он оставил свой след в истории России, Дона и нашего, Усть- Донецкого района.

Спасибо Виктору Ивановичу за эту встречу, за интересный и познавательный рассказ.

А. ЛЮБЧЕНКО,

юнкор Усть-Донецкой школы №1

Учиться жизни у Калинина

   «…Никого на земле не обидеть, ни слезинки чужой не пролить…», — писал донской писатель и поэт А.В. Калинин. Хотелось бы, чтобы сегодняшнее поколение обязательно обратило внимание на эти слова. Ведь мы должны учиться жизни у Калинина, читать его стихотворения, прозу. В этом году у нас есть особый повод обратиться к творчеству нашего земляка.  22 августа 2016 года — юбилей писателя — 100 лет со дня рождения.

     В Нижнекундрюченской средней школе так же, как и в других школах района,  проводятся мероприятия, посвящённые этому замечательному событию — юбилею А.В. Калинина.

      5 апреля   в актовом  зале  школы  был  проведён  конкурс  чтецов  «Читать Калинина — постигать Родину».

     Ведущие, учащиеся 11 класса, «приоткрыли дверь»  в поэзию нашего земляка — поэта  А.В. Калинина, остановились на самых ярких моментах биографии, связанных с поэтическим творчеством, а стихотворения  Анатолия Вениаминовича,  прекрасно прочитанные  учащимися  5-11 классов, помогли создать образ донского поэта — удивительного мастера слова, любящего Родину, донскую  природу, своих близких и друзей, человека совести и чести.

Лучшими  чтецами стали Виктория Наврузбекова, учащаяся 8 класса (грамота за I место), стихотворение «За все я маму, как святую, люблю и помню без конца…», Артём Рыковский, учащийся 5 класса  (грамота за  II место), стихотворение, посвящённое А.Ю. Калининой, «Перед тем как в бессонное сердце с  дальним эхом войдет острие…», Людмила Сезоненко учащаяся 5 класса (грамота за III место), стихотворение, посвящённое памяти  М.А.Шолохова «Заоблачных лампад струится вечный свет…».

Благодарность за  создание поэтических образов, прекрасное прочтение стихотворений А.В.Калинина получили учащиеся:

Виктория Пятикова (9 класс), Дарья Сезоненко (9 класс), Софья Глущенко (8 класс), Екатерина Абдыкеримова (8 класс), Дмитрий Орехов (7 класс).

      Презентация, музыкальное сопровождение, оформление зала, выставка книг, выступления библиотекаря школы Л.А. Виниченко, учителя русского языка  и литературы Н.Г. Ореховой, руководителя школьного музея      Е.И. Филиной не только дополнили увиденное и услышанное о нашем земляке А.В. Калинине, но и создали удивительно яркую и незабываемую атмосферу праздника-встречи с донским поэтом и писателем-юбиляром.

         21 апреля  в кабинете литературы  состоялась встреча учащихся 5-11 классов  с человеком,  который был лично знаком и неоднократно вместе со своими учениками посещал гостеприимную усадьбу писателя А.В.Калинина.   

      П.В.Андрианов, учитель физической культуры, произвел огромное впечатление  на  присутствующих своим рассказом о Калинине не только как о писателе и поэте, но и как о многогранной творческой личности, простом, добром человеке, который очень любил детей и всегда интересовался проблемами молодого поколения.

 

 

      По словам Павла Владимировича, Калинин был человеком дела и слова, всегда искал пути решения разных жизненных вопросов, ценил в людях целеустремлённость и твёрдость характера.

      Изучение жизни и творчества писателя, встречи с людьми, которые его знали, помогают воспитывать будущее поколение честными, добрыми, любящими свою землю, учат жизни.

Н. ОРЕХОВА

Встреча с писателем

По-разному проходят встречи с интересными и выдающимися людьми в нашей жизни. Концерты, бенефисы, конференции... Но есть такие встречи, которые оставляют неизгладимый след в сердце, хотя они не шумные, не публичные. Такая встреча состоялась недавно у нас в хуторе Пухляковском.

Это живописный уголок Донского края, находящийся на правом берегу Дона. Здесь с неведомой силой чувствуется близость  к природе и казачьей культуре. Именно тут и жил знаменитый писатель Анатолий Вениаминович Калинин.
Сегодня нам удалось погрузиться в мир, который был тайной для многих из нас, — мы побывали в гостях у нашего замечательного земляка, певца Донского края, нашей малой родины.

Помог нам в этом Владимир Иванович Косов — житель станицы Мелиховской, член Союза журналистов Ростовской области. Из ранее напечатанных источников нам многое известно об Анатолии Вениаминовиче и его семье, но  писатель был ещё и великодушным, добрым, отзывчивым человеком, который всеми силами старался помочь своей малой родине и людям, проживающим здесь. Так произошла встреча юного студента Пухляковского техникума и знаменитого писателя. Эти теплые отношения продолжались при жизни Анатолия Вениаминовича, сохранились они и после его ухода.

И вот мы находимся на знаменитых, величественных буграх хутора Пухляковского, откуда и начинается наша история. С этого места открывается неописуемый вид на Дон, задонщину и на хутор, тут появляется чувство томительного ожидания, словно вот-вот что-то тайное станет явным.

Следующим на нашем маршруте лежит студенческий городок, который включает в себя столовую, общежитие и несколько корпусов Пухляковского агропромышленного техникума, в благоустройстве которых писатель сыграл немалую роль.

Владимир Иванович вспоминает: «В 1976 году я поступил в техникум, в тот год А.В.Калинину исполнялось 60 лет. В декабре проходило патриотическое мероприятие для студентов первых курсов, на котором присутствовал Анатолий Вениаминович. По окончании концерта многим из нас подарили книги писателя, которые он сам лично вручал отличившимся. Этот подарок произвел на меня неизгладимое впечатление. До сих пор помню, с каким трепетом открывал подаренную Самим Писателем книгу».

На всю жизнь запомнил Владимир Иванович и слова знаменитого земляка:

«Гордись тем, что ты казак!» Анатолий Вениаминович всегда гордился своей казачьей кровью, и другим прививал это!

А наш путь продолжается дальше, вдоль по улицам хутора. И вот завершающим, и в то же время главным местом является усадьба Калиных, в которой проживают дочь писателя Наталья Анатольевна и его жена Александра Юлиановна.

Подходим к воротам, открываем калитку и… сразу же видим знаменитую шелковицу, под раскидистой кроной которой писатель любил отдыхать, продумывая тексты своих знаменитых произведений. Кажется, что и сейчас Анатолий Вениаминович находится где-то поблизости, приглашая нас войти. Это, наверное, навеяно фотографиями из книги Н.А.Калининой «От мгновений к вечности».

А Владимир Иванович рассказывает: «Калинин был необычной личностью. При первых встречах мне казалось, что передо мною, как минимум, президент, но нет, он был обычном человеком. В кругу семьи Калинин становился менее серьёзным и собранным, более мягким и чувственным».

Следуем к дому, где нас приветливо встречает Наталья Анатольевна.

Проходим тропинками усадьбы, которые ещё помнят своего знаменитого хозяина, идём к памятнику Анатолию Вениаминовичу. Ещё ранняя весна, но кругом много простых, незатейливых полевых цветов. На деревьях развешаны кормушки для птиц. Наверное, только очень добрые и участливые люди заботятся не только о себе, но и о братьях наших меньших.
А вот перед нами та самая калитка, через которую можно пройти к Дону.Немного левее мы видим молодые деревья, которые, как позже сказала Наталья Анатольевна, ещё полнятся и будет высажен настоящий сад.

Мы возвращаемся ко входу в дом, где нас уже ждёт Наталья Анатольевна. Она приглашает нас войти, потчует чаем и с радостью вступает в беседу. Далее наш разговор протекает на различные темы, начиная с творчества М.А.Шолохова и заканчивая современными предпочтениями молодежи. Наталья Анатольевна многое рассказала о своем отце, его  личных качествах.

Вот так состоялась наша встреча с Анатолием Вениаминовичем. Вот так мы приоткрыли окошко в мир писательских мыслей и чувств, оставленных навсегда в его доме, усадьбе.

На обратном пути Владимир Иванович спросил  о наших впечатлениях, и конечно же, мы рассказали о переполняющих нас эмоциях.

Хочется поблагодарить Владимира Ивановича за эту замечательную поездку, а также выразить признательность Наталье Анатольевне, которая любезно согласилась встретиться с нами, ведь встречи с яркими неординарными личностями всегда являются праздником!

О. БЕЛОВОЛОВА, ученица 11 класса Мелиховской школы

 

Магия слова и слога Калинина

Беседы  «По копытному следу казачьих коней…», «А начиналось всё под тютиной над Доном», громкое чтение статей «Звезды Придонья» в рубрике «К столетию А. Калинина» приблизили, сделали понятнее и роднее образ писателя-земляка Анатолия Вениаминовича Калинина для воспитанников Дома детского творчества.

 «Собкор «Комсомолки» передаёт из 1942 года» и дальше о бомбёжке Грозного, о добровольцах от мала до велика: «Мне отроду 67 лет…желание отомстить врагу не дает спать», — всё это читали вслух детям, что занимаются в объединениях ДДТ, и они слушают, затаив дыхание.

Очерк «Русский гладиатор» прочитала на одном дыхании. Восторг и боль комом стали в горле, и повисла тишина. Это была пауза осознания того, что произошло на поле боя на глазах у фронтового корреспондента. Потом появилось чувство восхищения и гордости за этого рядового войны. Понимаешь — вот потому и стал он из рядового солдатом–победителем!

Я поняла, что магия слова и слога Анатолия Вениаминовича Калинина в том, что сразу включается воображение. В сознании возникают не просто картинки эпизодов, а кинолента событий!

100-летию Анатолия Вениаминовича  Калинина, а значит Донскому краю, который всем сердцем любил наш замечательный земляк, открывший для мира душевный мир донских казаков, напоённый традициями лихих и отважных дедов и прадедов, была посвящена тема проектной деятельности и лагеря «Фантазёры» Дома детского творчества.

Ежедневно в творческих мастерских воспитанники  создавали коллективные работы: Светлана Дмитриевна  Цымбалова,  рассказав ребятам о живых символах Донского края, увлекла их в мир фантазии и в результате деятельности появились коллажи в технике «изонить»: «Донские скакуны», «Степные дончаки» и «Донская лоза».

Оксана Юрьевна Цветкова, научив маленькие пальчики своих подопечных ловко скручивать узенькие полосочки разноцветной бумаги, увела воображение в бескрайние просторы донской степи, потаённые тропинки балок, где  синеют брызгами донской волны васильки, героической памятью красными вкраплинами цветут тюльпаны…

 «Полевые цветы донских просторов» — так назвали ребята свою коллективную работу.

Вокально-хореографическая композиция «Славься, Дон великий наш!» завершила смену. Мастер-классы Надежды Юрьевны  Артюховой и  Светланы Аркадьевны Бондаренко по донскому фольклору — разудалые песни и искромётные танцы со стихами Бориса Куликова — молодого донского поэта, с таким вдохновением исполняли воспитанники лагеря, что вполне могли «зазвенеть степные колокольчики»!

Личные достижения участия каждого воспитанника в жизни лагеря отражались на декоративных стендах двух отрядов лагеря «Лазорики» и «Одуванчики», где были изображены гроздья винограда.

Наполненные гроздья, как символ донского края, были вручены всем воспитанникам в конце смены вместе с грамотами: «Славная казачка» (I, II, III место по наибольшему количеству смайликов заняли Елизавета Лагода, Олеся Серко и Елизавета Иванова). «Удалым  казаком»  был признан Иван Кундрюков.

Всё больше убеждаюсь, какое бесценное  влияние на воспитание молодого поколения  оказывает литературное наследие наших донских писателей и поэтов.

Какой пример самых высоких человеческих отношений к родной земле и людям отразился в воспоминаниях наших земляков о Калинине.

 А.ЧУПАХИНА,

 методист ДДТ 

ВСТРЕЧА, КАК ОДНО МГНОВЕНИЕ...

     В тот апрельский день в Верхнекундрюченской школе было особенно оживленно. Вроде бы все,  как обычно, школа ждала гостей. Но именно гости и были необычными. В нашу школу на литературную встречу, посвященную 100-летию со дня рождения А.В. Калинина, приехали люди, лично знавшие и любившие Анатолия Вениаминовича: дочь писателя  Н.А. Калинина, директор Пухляковской школы  Н.В. Сычева и внештатный корреспондент газеты «Звезда Придонья» В.И. Косов.

 Начала встречу Наталья Анатольевна, рассказав о самых значимых событиях писательской и человеческой судьбы своего отца А.В. Калинина.
 Гости с теплотой вспоминали о первой встрече с Калининым, говорили о его великом таланте писателя и человека, каждое слово которого обладает неповторимой музыкальностью.

      Литературная встреча прошла, как говорят, на одном дыхании; с теплыми, порой смешными или грустными воспоминаниями людей, присутствовавших в зале.

Ребята, присутствовавшие здесь, тоже не остались безучастными, они наперебой задавали гостям вопросы о жизни и творчестве писателя.
      В заключение встречи Наталья Анатольевна передала в фонд школы книги отца и свои книги с дарственной надписью и автографом.

Конечно же, все, кто находились в зале, еще раз прикоснулись к творчеству нашего земляка, донского писателя и замечательного человека — А.В. Калинина.

      Информация о А.В. Калинине была для наших школьников не только интересной, но и полезной, ведь на ее основе учащимся школы  предстоит создавать творческую работу «Калинин в памяти народной». Но самое главное то, что эта встреча вызвала неподдельный интерес к творчеству А.В. Калинина. А быть к нему ближе, безусловно, помогут его произведения.

 

 Н. ШАБАНОВА, Н. МАМЕДОВА,
учителя Верхнекундрюченской средней школы

Писатель и человек

В  Усть-Донецкой     школе №1 состоялась встреча учащихся, посвященная памяти замечательного писателя, на- шего земляка, А.В.Калинина. На этот раз старшеклассники общались с Владимиром Фёдоровичем Демидовым и Михаилом Макаровичем Калининым — людьми, близко знавшими Анатолия Вениаминовича Калинина.

Многие из нас знакомы с его творчеством с детства, но рассказ Владимира Фёдоровича и Михаила Макаровича открыл нам личность писателя с совершенно другой стороны.

Родился Анатолий Вениаминович Калинин в хуторе Берёзов станицы Каменской, но Пухляковский стал для писателя домом на всю послевоенную жизнь. Писатель интересовался жизнью простых людей, знал по имени многих хуторян, их судьбы, часто встречался с районными руководителями и председателями колхозов.  И не зря в героях его произведений читатели узнавали своих земляков. Например, прототипом Клавдии из романа «Цыган» явилась жительница хутора Пухляковского Клавдия Чекунова.

Калинин любил людей, общался с ними и умел слушать, и неважно, кто перед ним: взрослый или ребёнок. «Од- нажды, — вспоминал  Михаил Макарович, — приехал я к нему со своей внучкой. Анатолий Вениаминович познакомился с ней и разговаривал, как со взрослым человеком: считал, что личность формируется в семь — десять лет. И даже в та- ком возрасте — это настоящий гражданин, который способен выразить свою позицию».

«Если бы Анатолий Вениаминович был только писателем и поэтом, жизнь его не была бы полной, — считает В.Ф. Демидов.- Калинин был человеком с активной жизненной позицией, беззаветно любящим и воспевающим Донской край. Не зря земляки четыре раза избирали его депутатом Верховного Совета РСФСР. К депутату Калинину обращались и простые избиратели, и руководители района. И всем он старался помочь. Благодаря содействию Анатолия Вениаминовича в Усть-Донецком районе гораздо раньше, чем в соседних районах, был проведен природный газ, построены дороги с твёрдым покрытием. И это неудивительно — депутат Калинин   пользовался   большим авторитетом в стране».

В  этом  году  исполняется 100 лет со дня рождения Анатолия Вениаминовича Калинина,  а   его  обращение к современным читателям и сейчас звучит как никогда актуально:

Живи по совести и чести.

Служи без подлости и лести.

И от Отчизны до конца

Не отворачивай лица.

Накануне встречи со школьниками  В.Ф.   Демидов и М.М. Калинин побывали в гостях у вдовы и дочери писа- теля в хуторе Пухляковском. Узнав, что Михаил Макарович и Владимир Федорович  собираются в школу №1, чтобы поделиться воспоминаниями о писателе А.В.Калинине, Наталья Анатольевна  передала в школьную библиотеку три книги, напечатанные к юбилею,   с   памятной   надписью:

«Дорогие ребята! Любите Родину и поэзию, и Ваша жизнь будет интересной, полной высокого смысла. Н.Калинина. 31марта 2016 г.».

Мария ЮНОСОВА,

Владимир ДЕМИДОВ,

Диана НИКОЛЬСКАЯ,

учащиеся 10 класса Усть-Донецкой средней

школы №1

 

И это наша история

В          рамках     подготовки к    празднованию     100-летия со дня рождения писателя А.В. Калинина, по итогам по- исково-исследовательской работы по сбору материалов по воспоминаниям жителей Усть- Донецкого района в Евсеевской средней школе прошёл «Устный журнал», посвящённый творчеству писателя-земляка. Ребята подробнее узнали о жизни, писательской и общественной деятельности А.В.Калинина.

Одна из страниц журнала была посвящена воспоминаниям об Анатолии Вениаминовиче. На нашей встрече присутствовал Владимир Фёдорович Демидов, который лично знал писателя,   неоднократно встречался   с ним и когда был председателем нашего колхоза имени Кирова (ныне  колхоз  «Кировский»),  и когда стал председателем Усть- Донецкого райисполкома. Владимир     Фёдорович     рассказал o своих встречах с писателем, показал книги с автографами А.В.Калинина, а также с автографами режиссёра А.Бланка, актёров К.Лучко, М.Волонтира, которые исполняли главные роли в фильме «Цыган» по роману А.В.Калинина. Учащиеся смогли задать Владимиру Фёдоровичу самые разные вопросы, может быть, чуть-чуть наивные, но искренние, свидетельствующие о живом интересе к знаменитому земляку.

О своей встрече с актёрами Н.Мордюковой, В.Дворжецким, снимавшимися в фильме по повести А.Калинина «Возврата нет», рассказала учитель биологии Валентина Михайловна Быкадорова.   На   представленных ею фотографиях учащиеся школы могли узнать своих родных и знакомых, которые более сорока лет назад, будучи школьниками, принимали участие в этой памятной встрече.

Рассказ о писателе А.В.Калинине сопровождался презентацией.  Все  с   интересом выслушали воспоминания Владимира Фёдоровича и Валентины Михайловны. По завершении «Устного журнала» евсеевские школьники с удо- вольствием сфотографировались с В.Ф.Демидовым. И это тоже страничка нашей истории.

 

Ю. АГАФОНОВА,

х. Евсеевский

Рядовой шолоховской роты

 В  августе   состоится   одно из значимых событий в жизни нашего района — вековой юбилей донского писателя А.В. Калинина,  одного  из  «рядовых шолоховской роты». Стало традицией проведение для старшеклассников ежегодной практической конференции «Калининские чтения». Несмотря на то, что проводится мероприятие в сентябре, работа по подготовке к нему в Апаринской школе (как и в других школах) уже началась.

«Калинин в памяти народной» — так звучит тема исследовательской   работы,   над   которой  трудятся  старшеклассники.

Предстоит интересное и кропотливое дело: встретиться с людьми, лично знавшими Анатолия Вениаминовича или общавшимися с ним по каким-то вопросам, выяснить, каким запомнили его жители нашего района.

Одна из недавних встреч — с Юрием Васильевичем Минаенко, бывшим председателем колхоза в хуторе Крымский. А сегодня — он тренер по шахматам. Ребята шли к нему, чтобы взять у него интервью. Юрий Васильевич говорил не столько о писателе Калинине, сколько о Человеке с большой буквы.

Передаем    слова    благодарности Ю.В.Минаенко и другим гостям за то, что откликнулись на предложение встретиться со школьниками, за интересные и содержательные рассказы о нашем писателе- земляке. А ещё хочется обратиться к тем, кому есть что рассказать юному поколению о своём общении с А.В. Калининым — приходите к нам в школу. Мы очень будем этому рады, ведь вы — живые свидетели истории, которую так необходимо знать нашим детям.

И. БОЛГОВА,

Учитель литературы

Апаринской школы

 

Казачья воля

Идея провести районный фестиваль казачьей песни овладевала умами культработников давно. Предстоящий 100-летний юбилей писателя А.В. Калинина ускорил творческий поиск профессионалов, им предстояло соединить литературное наследие Анатолия Вениаминовича с песенным наследием донского края.

–Мы хорошо знаем о любви нашего прославленного земляка к казачьей песне как отражению души казаков, —  говорила одна из ведущих Ольга Луговая. — А сам Калинин стал певцом донской земли. Через его произведения многие люди открывают для себя красоту нашего края, познают его душу — степенную и страстную, смиренную и свободолюбивую. В ней живут самые разные чувства, переживания. Герои Калинина учат любви и милосердию, учат быть добрыми, мудрыми, умеющими прощать.

Итогом нашего современного обращения к его творчеству и стал первый фестиваль традиционной и стилизованной песни «Казачья воля», посвященный 100-летию со дня рождения А.В. Калинина на устьдонецкой сцене.

Его участников поздравили заместитель главы района И.А. Щебуняев, казачий атаман В.М. Дмитренко. Они выразили уверенность, что творческий успех любителей, знатоков казачьей песни будет набирать силу и совершенствоваться.

Фестиваль проходил по трём номинациям, выступить в нем могли все желающие в возрасте от четырнадцати лет.

В первой номинации — «традиционной» на сцене пели те, кого зрители хорошо знают и любят — Виктор Кулишов, Анатолий Жогин, народный ансамбль песни «Хуторяне» Апаринского поселения, участницы вокальной группы «Крымские девчата», народный ансамбль казачьей песни «Живая вода» из станицы Раздорской, вокальная группа «Звонкие голоса» из Нижнекундрюченской.

Они подтвердили радостную мысль: знатные песенники жили и живут в нашем крае. Они, как и встарь, умеют «сыграть» казачью песню с полной отдачей, во всей красе и своеобразии.

Вторым этапом фестиваля стала номинация «стилизованная народная песня» и художественное чтение отрывков из литературных произведений Анатолия Калинина. Со своими песнями здесь выступили вновь уже названные коллективы и верхнекундрюченские исполнители, солисты и чтецы — Ксения Фролова из Мелиховской, Елизавета Серебрякова из Пухляковского, Анна Нихаенко из Раздорской.

Они же продолжили выступления в третьей номинации — «патриотическая песня», открыли которую Инна Герасимова из хутора Апаринского, Виталий Черемисов из станицы Верхнекундрюченской. К числу выступивших здесь присоединились Алина Степанова из Пухляковского в дуэте с Лизой Серебряковой.

Юлия Садикова из Раздорской, устьдончанки Настя Солощенко и Катя Проскуряков. Песни, стихи прозвучали из их уст на волнующей чистой ноте. С другими чувствами, равнодушные люди не могли бы стать участниками фестиваля, посвященного А.В. Калинину. Дипломы с портретом писателя получили все участники, как и те, кто привез свои работы декоративно-прикладного искусства на выставку в фойе.

Т. АНИКЕЕВА

Фото В. Цебенко

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.