Каменно-Бродский Белогорский монастырь: святыни и тайны

Чудеса и легенды, судьбы людей и явлений ткут историю российских монастырей, где вера живет не в храмах, а светится в глазах, поднимается из самой земли, напитывая деревья и травы.

Вдали от шума и суеты, рядом с удивительными меловыми горами, чьи белоснежные склоны прячутся в зеленой поросли, стоит Каменно-Бродский Белогорский мужской монастырь. Полтора века назад он возник как женская обитель, но так распорядилось время, что теперь здесь живут православные братья. Правда, помогают им две схимонахини — Агапия и Агриппина. В начале 90-х они принимали участие в возрождении монастыря, серьезно пострадавшего в советские годы, да так тут и остались.

Жителей в монастыре немного, всего семь: две женщины, иеромонах Конон, монах Аммон, инок Ермолай, иеромонах Давид и иеромонах Антоний, который стал моим проводником и собеседником на этот день. Матушки уже в преклонном возрасте, поэтому послушания несут в основном мужчины. Приходится нелегко, ведь впятером ухаживать за огородом, хозяйством, поддерживать порядок на территории и служить в храме непросто. Да и паломники приезжают частенько, просят показать главную достопримечательность  — меловые пещеры, а экскурсии тоже отнимают время.

Каждый здесь несет три, четыре, а то и пять послушаний. Правда, хозяйство полностью на монахе Аммоне. Он всю жизнь работал с животными, одно время был даже пастухом, поэтому с обитателями хоздвора находит общий язык. Он не просто ухаживает за ними, а любит каждого, разговаривает с ними. И все коровы, овцы, курочки и, конечно, вездесущие кошки никого не боятся и всегда ведут себя хорошо. Любовь творит чудеса, это известно.

Главная святыня монастыря — икона Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих Радость». Ей молятся об утешении, исцелении, помощи в делах. Собственно, название ее говорит само за себя.

ВЕКОВЫЕ ДУБЫ И НЕМНОГО ФИЛОСОФИИ

Первые полтора часа по приезду мы с водителем были предоставлены сами себе. Водитель сразу отправился исследовать окрестности. Я замешкалась, и пока ловила ворон, он скрылся из виду. В итоге пришлось одной идти в рощу, где среди обычных деревьев притаились древние дубы — тоже объект туристического интереса. Возраст этих могучих красавцев — 300 — 400 лет. К ним вглубь рощи ведет хорошо утоптанная тропинка с бесчисленными следами, отпечатанными в пыли, но все равно тут жутковато. Я пытаюсь сделать селфи, и вдруг за спиной раздается хруст веток. Оборачиваюсь — никого. Ну прямо как в дешевом ужастике. Пытаясь унять свое буйное воображение, иду дальше. Вот и первый дуб, а рядом с ним табличка: «Просьба ленты на ветви дубов НЕ ВЕШАТЬ! Это суеверие». Эх, туристы, все бы они завесили лентами-замочками да монетами закидали.

По пути в рощу есть два святых источника. Набрать здесь водички да посидеть, слушая птичьи разговоры, ветер, путающийся в листве, еще не желтой, но уже тронутой увяданием — это настраивает на общение с собой, с душой и великой силой, которую кто-то представляет в виде мужчины с бородой, кто-то — как умиротворенного человека, созерцающего в позе лотоса, а кто-то — как энергию, бестелесную и бесформенную, но присутствующую в каждой частице мироздания. Нахождение здесь здорово прочищает мозги и умиротворяет сердце, поэтому приезжать с наскока, стремясь за два часа обежать пещеры, источники и рощу — лишь бы увидеть, настоятельно не рекомендуется.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ПЕЩЕРЫ

Экскурсия по меловым пещерам стала для меня самым захватывающим приключением за последние годы. Опять же благодаря неуемному воображению. Еще не зайдя в эти холодные каменные коридоры, я уже вспомнила кучу книг и историй, где события разворачивались в подобных местах. Подготовилась, в общем. Когда-то здесь, под этими низкими сводами, которых никогда не касался солнечный свет, жили монахи. Спали прямо на полу, а стоит сказать, что температура тут всегда плюс 10 — 12 градусов, притом что сами стены еще холоднее.

Отец Антоний ведет нас вглубь, в непроглядную черноту. Путь нам освещают лишь крошечные огоньки церковных свечей. Еще когда мы только собирались сюда, встретили по пути иеромонаха Конона.

— Вы в пещеры? — спрашивает он. — Смотрите в Камышин не уйдите.

Это была шутка, но на самом деле старожилы говорят, что этими ходами можно добраться до Михайловки и Иловли. Впрочем, у туристов свои байки: людей в тоннелях похищают инопланетяне; в старых кельях живут призраки… А однажды у отца Антония просили: «А правда, что через пещеры можно дойти до Парижа?»

На все эти вопросы он только смеется.

— О происхождении пещер легенды есть разные, но вероятнее всего, что они основаны не позднее 18 века и, возможно, использовались тайно еще в начале 19-го. Вот здесь углубление, смотрите, — отец Антоний показывает небольшую комнатенку. — Здесь была монашеская келья, а вот тут… Идите сюда! Тут вели службу.

На противоположной стороне коридора — вторая ниша. Наш провожатый ведет нас туда.

— Слушайте, — говорит он и начинает петь.

Своды резонируют, и чистый молитвенный напев, кажется, поглощает все пространство, вибрирует во всем теле, пробирая до костей.

— Вот это да! — восхищаюсь я.

— Какая акустика, а? Мы думаем, это специальное место, где во время служб располагался хор, — кивает отец Антоний.

На обратном пути я не выдерживаю.

— А давайте погасим свечи? — меня уже слегка терзает клаустрофобия, но поверхностное восприятие — для слабаков. Надо испытать все грани жути.

И свечи гаснут. И каменная чернота овладевает нами. И глаза, уши совершенно бесполезны, а единственное, что ты ощущаешь — ладонь спутника и ледяной воздух в легких. Так, в абсолютной темноте, в гробовой тишине, мы идем всего пару минут, но описать впечатления от них можно разве что как «кошмарно до полного экстаза».

Выбравшись на свет божий, на несколько секунд слепнешь. Вид отсюда, с горы, открывается удивительный. Я стою, любуясь и осмысливая только что пережитые ощущения, а затем понимаю, что пора бы и честь знать.

— Я останусь тут. Вы сами дойдете? — отец Антоний часто остается в пещерах — навести порядок, помолиться в тишине.

— Конечно, — говорю я.

Спускаясь по тропе, белой и хрупкой от мела, оборачиваюсь и вижу спину иеромонаха. Его черная ряса полощется на ветру, он идет, опираясь на деревянный посох, а затем исчезает во тьме пещер.

Как добраться

Монастырь находится в Ольховском районе, село Каменный Брод. Найти его просто — на дороге есть указатели.

От Волгограда до села 160 километров, время в пути на машине примерно 2,5 часа. От Центрального автовокзала Волгограда до Ольховки автобусы ходят ежедневно, но в Каменный Брод идут не все, лучше уточнять. Цена билета 311 рублей.

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.