От доброты до злобы – одно слово

В редакцию газеты «Родник» обратилась Короткова Лидия Артёмовна, жительница х Вишнянский Новониколаевского сельского поселения. Повод необычный, несмотря на то, что ситуация, в которой она оказалась, не совсем типичная для нашего времени: приютила беженцев, а они отплатили черной неблагодарностью и житья старушке не дают. Желая помочь пожилому человеку, мы побывали в Вишнянском и побеседовали с обеими сторонами конфликта.

Лидия Артемовна родилась и выросла в Горловке. Окончила школу и уехала из родных мест. Жила на Сахалине. Похоронив там единственного сына и ощутив одиночество, заскучала по малой родине и вернулась на Украину, которая к этому времени стала другим, независимым государством. Не желая терять российского гражданства, купила домик в хуторе Вишнянский, недалеко от русско-украинской границы, и до трагических событий 2014 года прекрасно жила в городе детства. Но тут началась война. Поначалу казалось, что это недоразумение скоро закончится и воцарится долгожданный мир. Не дождались… Обстрелы продолжаются до сих пор. Возможно, и уехала бы раньше, да пустующий домик в Вишнянском требовал капитального ремонта. Одинокой старушке его не осилить. А тут сосед — молодой человек — попросил помочь выехать ему и другу с семьей на территорию РФ. Лидия Артемовна охотно согласилась, но поставила условие — они делают в доме ремонт, а она позже оформляет их своими опекунами и оставляет недвижимость в наследство, так как человек она одинокий, и никому из дальних родственников ее имущество не требуется.

На том и сошлись. В ноябре 2014 года Короткова привезла земляков к себе в хутор Вишнянский. Купила продукты на первое время. Оставила банковскую карточку, понимая, что мужчинам без документов официально трудоустроиться будет практически невозможно, и «шабашек» в зиму не найти. Сама же вернулась в Горловку. Однако жить в доме без газа и воды, с протекающей крышей, разваленной печкой, с дырами в стенах и огромными щелями в углах беженцы не стали. Сняли домик по соседству и стали потихоньку приводить избушку Лидии Артемовны в порядок. Закупили цемент, шпатлевку, замазали дыры в стенах и щели в углах, сложили печь. Было и время, и средства сделать гораздо больше. Деньги на ремонтные работы хозяйка разрешила снимать со своей банковской карты. Однако в феврале Лидия Артемовна неожиданно не вернулась вместе с еще двумя беженцами с Украины — подругой и ее зятем. На съемную квартиру молодая хозяйка земляков не пустила — мол, у вас свой дом имеется, и уставшим с дороги путникам пришлось ночевать в сыром нетопленом помещении с кучами строительного мусора на полу, что очень обидело добросердечную бабушку и ее гостей.

Еще большей неприятностью для Лидии Артемовны стала пропажа всех денег с банковской карты. Ни много ни мало 40 тысяч рублей. Как показывает распечатка банковских операций, их периодически снимали — иногда по два-три раза в день. Лидия Артемовна утверждает, что это дело рук ее знакомого, так как она сама в это время находилась в Горловке и воспользоваться банковской картой не имела никакой возможности. Было бы не так обидно, если бы затраты на строительные материалы этой сумме соответствовали. Сорока тысяч рублей и на скромненькие обои бы хватило, и на краску для дверей и полов. 

В ответ на вполне закономерный вопрос «где деньги?» Лидия Артемовна услышала отборную брань, и участливое отношение к землякам вытеснила лютая ненависть к ним. От доброты до злобы, оказывается, всего одна небрежно брошенная оскорбительная фраза.

— Хотела сделать людям доброе дело, а получила в ответ черную неблагодарность. За что мне все это? — негодует сердобольная старушка и в то же время обвиняет обидчиков в том, что стекол в рамах нет, хозпостройки во дворе заваливаются, цементный пол в прихожей пошел трещинами…

Словно забыв о том, что ее домик пустовал несколько лет, не зная заботу хозяйских рук, что именно поэтому здесь семья с маленьким ребенком не захотела жить изначально. Но доказать, что это не беженцы постарались, а ветер с дождем и время сделали свое дело, бабушке невозможно. 

Впрочем, у ее несостоявшихся опекунов своя версия происходящего и своя правда. Визит журналиста главную обидчицу Лидии Артемовны — Светлану — не удивляет. Говорит, привыкла за полтора года конфликта с землячкой.

— Кого только здесь не было! И сельская администрация, и участковый. На днях депортировать нас грозилась. Сил уже никаких нет, — в свою очередь устало сетует  Светлана. Виноватыми ни себя, ни мужа с кумом она не считает. Напротив, утверждает, что это они пострадавшая сторона, — в доме этом жить невозможно было: руки-ноги на улице, всюду дыры. Она что, не знала, куда приглашала семью с маленьким ребенком? Хотела нас как бесплатную рабочую силу использовать? Ведь она мужу с кумом за работу так и не заплатила! Конечно, муж психанул, когда она еще двух беженцев с собой привезла. Чего ради мы чужой дом ремонтировать должны? Вот и ушли.

Их понять можно. Одно дело, когда ты уверен, что для себя стараешься, и совсем другое — когда такой уверенности нет, а на горизонте появляются потенциальные претенденты на недвижимость старушки. Но раз так, то и деньги, снятые с карточки, вернуть законной владелице нужно. Однако из всей озвучиваемой Лидией Артемовной суммы беженцы признают лишь шестую часть.

— Не снимали мы сорока тысяч, и я не собираюсь отдавать то, чего не брали, — заверяет Светлана, — только 6200 на стройматериалы. У нас и чеки все сохранились. Показать?

Киваю, надеясь убедиться в том, что они действительно существуют. Светлана долго роется в вещах, но обещанных чеков так и не находит. Обещала занести в редакцию, если потребуется. Утверждает, что участковый их точно видел.

Естественно, мы спросили об этом участкового, и тот заверил, что чеки видел, и они действительно свидетельствуют о закупке стройматериалов. К беженцам из Украины, поселившихся в  Вишнянском, у него, как у представителя правоохранительных органов, претензий нет. Документы и миграционные карты у них в порядке.

Повода для возбуждения уголовного дела полиция не нашла: банковскую карту своим знакомым Лидия Артемовна передала собственноручно, и сама же сообщила им пин-код. Формально состава преступления действительно нет. Администрация Новониколаевского сельского поселения и Администрация Матвеево-Курганского района тоже в курсе конфликта, но заставить вернуть бабушке деньги не полномочны.

«Как следует из информации Администрации Новониколаевского сельского поселения, Вы лично разрешили проживание в своем доме переселенцам из Украины на период Вашего отсутствия, а также передали пластиковую карту и сообщили пин-код», — говорится в ответе Администрации района на жалобу Коротковой, датированном 3 августа  2016 года.

Казалось бы, общая беда должна была объединить земляков, познавших ужасы войны и в одночасье оставшихся без всего, что удалось нажить. Беженцы больше ни с кем в хуторе не конфликтуют. Недаром они решили обосноваться именно здесь. Хуторяне относятся к ним с уважением. Мужчины непьющие, мастеровые. Работают. Светлана присматривает за очаровательной четырехлетней дочуркой, которую не с кем оставить и в детский садик пока нет возможности оформить. Лидия Артемовна своих никогда не бросит — вывезла из Горловки даже домашних животных: собаку и котов. Что же пошло не так? Почему люди, которые искренне хотели стать другу другу самыми близкими, в итоге стали лютыми врагами? Потерпевшей и обманутой считает себя каждая сторона конфликта. Одни не ожидали, что их везут в практически нежилой дом, да еще обвинят в том, что они его развалили. Другая — что молодежь потратит ее пенсию на свои нужды, а не на ремонт дома. Не так-то просто чужим людям в одночасье стать родными.

По иронии судьбы, знакомые Лидии Артемовны недавно купили усадьбу по соседству. Два домовладения разделяет не просто межа — вражда и неприязнь, которые испытывают хозяева друг к другу. Старушка признается, что боится их. Однако для запуганной жертвы соседского произвола она сама занимает довольно агрессивную позицию: пишет жалобы на обидчиков во всевозможные инстанции, пытаясь наказать за поруганное доверие и несбывшиеся надежды, которые они не оправдали. Молодая семья вынуждена обороняться.

Но сделать первый шаг к примирению должны все-таки они: из уважения к старшему поколению, из благодарности за продукты питания и деньги на банковской карточке, которые помогли им пережить первую зиму на чужбине. Ну, а Лидии Артемовне не помешало бы пересмотреть перечень претензий к землякам и исключить из него несколько сомнительных пунктов: саманный домик послевоенной постройки трескается и рассыпается от старости, как и все строения такого типа, даже жилые.

В этом противостоянии, как в любом другом, одержит победу умнейший, то есть тот, кто первым сможет обуздать злобу и попытается восстановить добрососедские отношения. Им ли, жителям многострадального Донбасса, не знать, что худой мир все же лучше доброй ссоры?!

 

ОТ РЕДАКЦИИ: «Родник» обращается к своим неравнодушным читателям, предпринимателям и просто добрым отзывчивым людям с просьбой оказать посильную помощь Коротковой Лидии Артемовне стройматериалами и рабочей силой. На свою небольшую пенсию ей дом не восстановить. А, может быть, найдется молодая и более ответственная семья, которая станет для одинокой пожилой женщины надежной опорой на склоне лет?

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.