Живой памятник» от Хамзета Капова

Изда­ли в поле у села Рясное видно дерево — «Зеленый памятник». Оно стоит у заплывшего старого окопа, окружено оградкой. На ограде — табличка: «Солдатское дерево снайпера 1137 стрелкового полка Хамзета Капова».

Капов Хамзет Лялуович, абазин по национальности, родился в 1917 году в Карачаево-Черкесской республике. В ряды Красной Армии призван в 1940 году Черкесским РВК. С начала Великой Отечественной войны участвовал в боях на Южном фронте у города Николаев (с августа 1941 года), у посёлка Матвеев-Курган (с марта 1942 года). На момент конца 1941 — начала 1942 гг. числился снайпером-автоматчиком 1137-го стрелкового полка339-й стрелковой дивизии.

Из документов известно, что осенью 1941 года Хамзет Капов служил снайпером-автоматчиком в 1137-м стрелковом полку 339-й стрелковой дивизии и участвовал в боях у Матвеево-Кургана с марта 1942 года.

            Восточнее села Рясное до войны была камено­ломня. Весной и летом сорок второго года в ней занимала оборону рота автоматчиков, ко­торой командовал Анатолий Тимофеевич Голузов. Тут часто завязывались схватки с гитлеровцами. Всё вокруг было разво­рочено, перепахано сна­рядами и минами. Сре­ди бурого каменного крошева зеленел лишь один ветвистый куст, он рос левее окопа бойца-абазина Хамзета Капо­ва. По листьям Капов определил: это шелко­вица. Неведомо, каким ветром занесло в карь­ер её семечко, как оно укоренилось среди кам­ней. Но шелковица упрямо тянулась к солнцу.

        — В моём ауле рас­тут такие деревья, — говорил Капов.

Ночами Капов проби­рался к ручью, проте­кавшему в балке, кото­рая         простреливалась. Возвращался всегда с котелком воды и выли­вал её на куст. Сму­щённо объяснял: «Без воды ему худо. Растёт-то среди кам­ней». А на рассвете, по­кинув свой окоп, неред­ко залегал у шелкови­цы с винтовкой. Капов в роте был снайпером. Лучшей позицией счи­тал он бугорок у ку­ста: с него хорошо про­сматривались брустве­ры немецких окопов. Свыше двух десятков гитлеровцев вывел Ка­пов из строя, получил благодарность командования полка, был награждён именной снайперской винтовкой. Но однажды возле шелко­вицы разорвалась мина: противник обнаружил позицию снайпера. С то­го дня бугорок буквально за­сыпали минами. Куст как бы притягивал к ним вражеский огонь. Командир  Голузов решает убрать этот ориентир для противни­ка. Приказ: подрезать сапёрной лопаткой шел­ковицу. А на рассвете обнаруживает: куст цел, только чуть меньше стал. Капов, исполнительный Капов, приказание не выполнил! В сердцах командир его отчитал, напомнил, что куст вредит обороне роты.

—  Теперь не будет вредить, — спокойно ответил Капов, — при­смотритесь...

            Командир роты автоматчиков А. Голузов пригляделся. Шел­ковица пригнута в нашу сторону, а от противни­ка заложена камнями, плитками известняка, вроде как в нише. Для фашистов теперь она скрыта.

—  Прости, коман­дир, — виновато прого­ворил Капов. — Не смог я из-за гадов по­губить живое. Может, она ещё вырастет, яго­дами дети будут лакомиться.

В настоящее время учащиеся Комбайновской школы с. Рясное продолжают хранить традиции прошлого. Всё так же они ухаживают за «живым памятником». Это символ, который показывает, как на войне остаться человеком, ценить свою землю, природу, не жалея при этом своей жизни!

Подвиги ХамзетаКапова на Миусской земле

В октябре 1941 г. шли бои в районе Волошина. Красная Армия то наступала, то отходила назад и держала оборону. Однажды Хамзет, сам того не заметив, отбился от своих товарищей. Оглянувшись, увидел большую приближающуюся группу фашистов. Открыть по ним огонь — обречь себя на гибель. Хамзет увидел полуразваленный погреб и прыгнул туда. Но немцы заметили его. Один из них встал над погребом и дал очередь из автомата. Не удовлетворившись этим, еще бросил туда и гранату. Только немцы отошли, Капов целый и невредимый вылез из погреба, стряхнул с себя пыль и направился к своим. Как уцелел?

«Там в погребе стояли огромные бочки с соленьями, — рассказывал Хамзет друзьям, — за ними не то, что граната — бомба не достала бы…».

Мужественного бойца командиры любили. Особенно близко он подружился с капитаном Анатолием Голузовым. Если возникала какая-то сложная задача, на ее выполнение всегда вызывался Хамзет. Каждый раз ротный Голузов провожал его со словами: «Ты только живым вернись, брат. Это и просьба, и приказ».

История со спасением от немцев в погребе имела продолжение. Однажды солдаты отправились за «языком». Спрятавшись в кустарнике на берегу Миуса, долго ждали «жертву». Когда стемнело, с ведрами за водой пришел высокий немец. Хамзет не мог разглядеть его лица, но, глядя на его рост, отчего-то решил, что это и есть тот самый немец, который бросил гранату в погреб, когда он сидел там за бочками. Вряд ли это был он, но какая разница? Оба они фашисты. Только немец наклонился, чтобы зачерпнуть воду, Хамзет, как лев, кинулся на него, скрутил ему руки, уложил и заткнул рот кляпом. Тот даже не успел пикнуть.

            Известен подвиг Капова на ферме у Волковой горы. Из воспоминаний Анатолия Голузова: «…Помню автоматчика черкеса Хамзета Капова. Молчаливый, расчётливый, он одинаково мастерски владел и «ППШ», и снайперской винтовкой. С ней днями просиживал в заброшенном помещении фермы, находившейся между нашими и немецкими позициями. Однажды там его застала очередная вылазка немцев. Он пропустил их мимо, а когда те пустились в атаку, стал бить им в спину. Стрелял без промаха, 19 гитлеровцев упали на снег, прежде, чем враг понял, где укрывается русский снайпер. С Волковой горы по ферме ударили миномёты. Они сравняли ферму с землёй. Мы уже попрощались с Хамзетом. Но спустя сутки он приполз в посёлок в изорванном осколками ватнике с окровавленной головой. На него тяжело было смотреть. И я приказал санитару немедленно отправить его в госпиталь. Хамзет взмолился:

— Что хотите делайте, не пойду. Винтовка исправна, а рука заживет и здесь, в роте…»

Во многом благодаря этому подвигу у Волковой горы Хамзет Капов был удостоен именной снайперской винтовки и медали «За Отвагу». В наградном листе значится следующее:

«Красноармеец Капов Х.Л. — наиболее активный снайпер в полку. Каждый день с рассветом он уходит в боевое охранение, выбирает себе замаскированную позицию и метким огнём уничтожает каждого замеченного немца.

На его боевом счету 29 уничтоженных немецких фашистов.

В боевых операциях товарищ Капов показал образцы самоотверженности и преданности делу партии Ленина-Сталина, находясь всегда в передовых рядах и увлекая своим примером остальных бойцов».

Так же из воспоминаний Капова известно о подбитом им танке. Так он вспоминал о танковой атаке немцев на позиции:

«Батальо-о-о-н! Слушай мой приказ!!! — донесся сквозь годы и эхо далеких выстрелов голос комбата Зайцева. — Ни один танк не должен пройти здесь! Вы живем или поляжем — отступать некуда!»

И вот уже 10 танков мчатся на позиции роты капитана Голузова, неся смерть. В нескольких метрах от Хамзета из густого дыма вырастает серый танк. Он огромный, страшный. Но Хамзет не из тех, кого можно  испугать. Он встает во весь рост и бросает на танк приготовленную бутылку с горючей смесью. «Ай, не туда попал!» — сокрушается боец и, глядя на объятый с одной стороны пламенем надвигающийся танк, правой рукой нащупывает вторую бутылку. «Погоди, я сейчас тебя уничтожу», — мысленно произносит он, но в спешке роняет бутылку: она разбивается у его ног, откуда сразу же взмывает пламя огня. Начав тушить загоревшуюся шинель, Хамзет успевает краем глаза заметить, как немецкий танк, словно нехотя, останавливается у окопа, а выскочившие из него фашисты попали под пули наших бойцов. В этот день Хамзет и его товарищи не пропустили ни один танк.

Уже после боя Голузов с улыбкой подошел к Хамзету и, шутя, сказал: «Ну, ты даешь, парень! Из-за какого-то несчастного танка чуть себя не сжег! Он и так уже горел и никуда бы не делся — чего ты к нему привязался?»

            В Ростовской области Хамзет Капов совершил ещё один подвиг — спас своего командира, капитана Анатолия Голузова.

В июле 1942 года рота автоматчиков участвовала в тяжёлых боях под Ростовом. Голузов А. пишет об этих событиях: «Мы окопались на склоне балки. Перед нашими позициями появились немецкие танки. Кручу ручку телефонного аппарата, пытаясь дозвониться до артиллеристов. Неожиданно на меня наваливается мой связной Хамзет Капов, прижал к стенке окопа. В этот момент над нами пронёсся «Мессершмидт», и рядом грохнул взрыв. Хамзет сразу обмяк, пальцы разжались. Выгоревшая гимнастёрка покрывалась алыми пятнами. Кровь сочилась из ран на шее, плече, голени.

Когда Анатолий понял, что Хамзет закрыл его от атаки «Мессершмидта», самолет уже пролетел, а истекающий кровью Капов лежал на нем.

            «Хамзет, брат! Очнись! Ты меня слышишь?» –кричал капитан.

Но потерявший сознание боец его не слышал. Анатолий стремглав бросился наперерез мчавшейся повозке, схватил вожжи и остановил лошадей. Повозочный стал кричать: «Отойди, мне не до тебя. Сейчас нам будет конец!» 

            «Я сейчас устрою тебе конец, заорал на него капитан, вытаскивая пистолет, хочешь один спастись? Если тебе дорога жизнь, сейчас же доставь моего друга в госпиталь! Если с ним что-нибудь случится, тебе не жить…»

            Таким образом, однозначно можно утверждать, что Хамзет Капов внёс огромный вклад в общее дело борьбы с немецкими захватчиками. Его смелые действия поднимали дух солдатам его роты, спасали их жизни. Снайпер-автоматчик не жалел своей жизни, вступал в бой с превосходящими силами противниками. Это настоящий пример мужества и героизма на фронте.

Судьба Хамзета Капова после событий на Миусе.

            Хамзет Капов долго пробыл в госпитале, после чего вернулся на фронт. Фронтовые дороги с А. Голузовым разошлись. Война подходила к концу, когда в одном из сражений Хамзет снова был ранен и попал в плен. По дороге в концлагерь, Капову удалось бежать. Но, попав к своим, из-за плохого знания русского языка, он не смог объяснить, что с ним произошло, в какой он части служил. Его осудили и заключили в тюрьму. Он отбыл срок достойно, честно, как и воевал, и вернулся домой.

Выходивший с победой из тяжелых боев, не утративший человеческого достоинства в сибирских тюрьмах, в родном ауле Старо-Кувинске солдат растерялся. Все думал, как смотреть в глаза людям с таким клеймом? Как объяснить им, что тебя осудили без вины? Ему казалась, что он измазан грязью, и не знал, как от нее очиститься. Ему было бы проще снова взять в руки оружие и воевать с врагом — тогда о нем бы заговорили по-другому. Но война уже закончилась. Люди радовались наступившему миру и славили имена героев, принесших Победу. Имя Хамзета среди них не звучало.

            Капов начал работать в селе трактористом. Чтобы разодранная войной земля начала давать урожай, нужно было отнестись к ней с заботой. Были периоды, когда он ни днем, ни ночью не слезал с трактора, не раз приходилось ему ночевать в поле. И Хамзет работал без устали. Так ему было легче.

Пролетали годы. Капов доблестным трудом заставил говорить о себе с высоких трибун, но на душе было неспокойно. Но был, был на свете человек, отчаянно переживавший за Хамзета. В далеком Пскове не находил покоя его боевой командир Анатолий Тимофеевич Голузов, который не знал, что сталось с его другом после того, как он отправил его в госпиталь. Не выдержал командир, слал письма во все концы, а одно в газету «Ленинское знамя» КЧАО.        

«Я слышал, что деревня Большие Скалы, куда отвезли раненого Капова, подвергалась бомбежке. Возможно, Хамзет погиб там», — писал Голузов.

            Через некоторое время в Псков пришла телеграмма: «Я жив, живу и работаю в Старо-Кувинске. Капов Хамзет».

Вот так нашли друг друга русский офицер и абазинский солдат, которых война сделала братьями. С того дня они общались постоянно. Во время одной из встреч Хамзет поделился переживаниями с Анатолием Тимофеевичем. Расстроило командира известие о том, что его любимый боец стал жертвой несправедливости, и он посчитал долгом чести восстановить его доброе имя. Он взялся за серьезную переписку, начиная с Генерального прокурора СССР.

            Дело Капова было поднято и пересмотрено заново. Правда восторжествовала. Хамзета реабилитировали, вернули все боевые награды.

Однажды, когда Голузов приехал в Старо-Кувинск и они вдоволь наговорились с другом, стали укладываться спать, Хамзет проговорился, что у него в легком до сих пор сидит осколок войны. Наутро по настоянию Анатолия Тимофеевича друзья приехали в Адыге-Хабльскую больницу и сделали рентгеновский снимок. Увидев его, Голузов не смог сдержать эмоций.

            — Вы понимаете, это мой осколок? — воскликнул Голузов. Он был предназначен мне, а его вот уже 45 лет носит мой брат.

            Рентгеновский снимок семья Голузовых хранит, как самую святую, самую дорогую семейную реликвию.

            В 1986 году Хамзет Капов был награждён Орденом Великой Отечественной войны II степени. 

В память о Хамзете Капове на территории Матвеево-Курганского района, есть памятник, на который не затрачено ни грамма материала, ни копейки денег. Он — живой, зелёный. В поле около села Рясное растёт шелковица. Она стоит у заплывшего старого окопа, окружена оградкой. На ограде — табличка: «Солдатское дерево снайпера 1137 стрелкового полка Хамзета Капова».

            В советское время А. Голузов и Х. Капов вели переписку с учениками Комбайновской школы, приезжали на встречу с ними, рассказывали о событиях войны. Сегодня в школах села Рясного, Старо-Кувинске проходят уроки памяти абазинского снайпера.

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.