КОЛОНКА РЕДАКТОРА. ВОСКРЕСИТЬ ПАМЯТЬ

Я, наверное, несовременный журналист. Мне не нравится отыскивать жареные факты и смаковать их. Мне не нравилось, как многие СМИ наперебой освещали суд над айдаровкой Надеждой Савченко. Ну, если ты пишешь о суде, то зачем начинаешь свою статью с уничижительных слов, что «маленький провинциальный Донецк только и стал известен потому, что судят здесь Надежду Савченко». И далее столичный журналист львиную долю своей статьи посвящает не суду над убийцей, а тому, как плохо живется людям в нашем городе.

Хотелось бы мне посмотреть в глаза тому журналисту и рассказать, чем действительно знаменит наш город: и о Герое России космонавте Ю. В. Усачеве, и о донецком текстиле, известном не только в России, но и далеко за ее пределами, и многих других достижениях дончан. Но, как говорится, бог судья этим журналистам. В дни суда ни один корреспондент, ни одна газета, ни одна телепрограмма не вспомнила о трагической дате, которая тоже связана с убийством людей. И мне очень хочется воскресить память моим коллегам.

22 марта 1943 года Хатынь — бывшая деревня Логойского района Минской области Белоруссии — была уничтожена фашистами.

В день трагедии недалеко от Хатыни партизанами была обстреляна автоколонна фашистов и в результате нападения убит немецкий офицер. В ответ каратели окружили деревню, согнали всех жителей в сарай и подожгли его, а тех, кто пытался бежать, расстреливали из автоматов и пулеметов. Погибли 149 человек, в том числе 75 детей в возрасте до 16 лет. Деревня была разграблена и сожжена дотла.

Карательную операцию проводил 118-й полицейский батальон, сформированный в 1942 году в Киеве из кадровых офицеров и красноармейцев, согласившихся сотрудничать с оккупантами, а также подразделения батальона СС Дирлевангера. Командовал расправой над жителями Хатыни начальник штаба 118-го полицейского батальона Григорий Васюра. В ноябре-декабре 1986 года в Минске состоялся процесс над Васюрой. Решением военного трибунала Белорусского военного округа Васюра признан виновным в преступлениях и приговорен к высшей мере наказания — расстрелу.

Во время трагедии выжили шесть человек. Троим детям — Володе и Соне Яскевичам и Саше Желобковичу — удалось скрыться от гитлеровцев. Остались живы двое детей, находившихся в сарае, — Виктор Желобкович и Антон Барановский. Единственным выжившим взрослым свидетелем хатынской расправы стал 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский. Обгоревший и израненный, он пришел в сознание поздно ночью, когда фашистов уже не было в деревне. Ему пришлось пережить еще один тяжкий удар: среди трупов односельчан он нашел своего израненного сына. Мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги и скончался на руках у отца.

Когда охваченные ужасом люди выбегали из горящего сарая, вместе с другими жителями деревни выбежала Анна Желобкович. Она крепко держала за руку семилетнего сына Витю. Смертельно раненная женщина, падая, прикрыла сына собой. Раненный в руку ребенок пролежал под трупом матери до ухода фашистов. Антон Барановский был ранен в ногу разрывной пулей. Гитлеровцы приняли его за мертвого. Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень.

Вот об этом, прежде всего, должны были рассказывать 22 марта со всех экранов телевизоров журналисты, а не о том, поела ли убийца-наводчица Савченко или вновь объявит голодовку, или о том, что написали в дневники школьников педагоги, и т. д.

Обидно, что за жареными фактами пишущая братия забывает о главном, не помнит о том, какой ценой завоеваны свобода и право на жизнь миллионов людей, которых пыталась уничтожить фашисткая нечисть и которая вновь поднимает свою голову в Украине, Прибалтике и других странах..

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.