Розовые очки в копилку АПК

В Ростове эксперты оценили продовольственную безопасность России

Объемы господдержки АПК увеличатся, пообещал премьер Дмитрий Медведев на форуме продовольственной безопасности, который прошёл в Ростове-на-Дону на минувшей неделе. Во время мероприятия эксперты обсудили проблемы отрасли и предложили пути их решения. Правда, фермеров среди спикеров почти не оказалось – только чиновники, отраслевики и руководители агрохолдингов. За малый сельхозбизнес на форуме отдувался знаменитый Василий Мельниченко из Свердловской области. И сделал это блестяще.

Форум продовольственной безопасности проходил в Ростове впервые. По мысли организаторов, он должен был стать площадкой, на которой участники аграрного рынка страны обсудили бы перспективы и проблемы отрасли. Получилось, кажется, наполовину. Главы ведущих агрохолдингов, первые лица регионов, глава федерального Минсельхоза и правительства – всё это было, с одной стороны. Была и масштабная экспозиция на выставке. В центре огромного зала стояло гигантское дерево с надписью «Ростовская область: Дон-батюшка – России-матушке!», увешанное колбасами и овощами. В павильоне компании «Евродон» важно паслись белоснежные индюки и розовоклювые утки (как рассказал «Крестьянину» анонимный источник в компании, утром индюки дрались). Техника «Ростсельмаша» поражала воображение размерами. Витрины лоснились от масла и кабачковой икры. Огромный «Пуд соли» казался гирей, забытой каким-то великаном...

С другой стороны, среди выступающих не нашлось места представителям нескольких ключевых ведомств – например, Минфина и Минэкономразвития, без согласования с которыми не проходит ни одно важное бюджетное решение. На секции, посвящённой финансированию АПК, выступали представители Внешэкономбанка и Газпромбанка. Но на трибуне ждали всё-таки других специалистов: из РСХБ и Сбербанка, к ним у аграриев накопилось немало вопросов – и задать их было некому. Как рассказал один из организаторов форума, директор Агентства инвестиционного развития Ростовской области Игорь Бураков, концепция мероприятия предполагала участие именно первых лиц компаний и ведомств, потому собрать удалось не всех.

– Дмитрий Патрушев (глава Россельхозбанка. – Прим. авт.) собирался приехать, но в итоге не получилось, – пояснил г-н Бураков.

Наконец, на одной из сессий должен был выступать глава федеральной АККОР Владимир Плотников, однако во время неё он просидел на заднем ряду и больше на выставке замечен не был. Рядовых фермеров на форуме тоже почти не оказалось – многих отпугнула сумма организационного взноса для участия, достигавшая десяти тысяч рублей.

– За свою жизнь общался со многими видными людьми – с министром сельского хозяйства Иваном Силаевым, с Черномырдиным. Путина на тамбовском съезде видел. И всё это было бесплатно, – прокомментировал ситуацию один из донских фермеров. – А за Медведева платить не собираюсь.

Глобальные проблемы

Во время так называемых «панельных сессий», которые состоялись в первый день форума, участники оценили текущие проблемы в отрасли.

По мнению ректора Санкт-Петербургского аграрного университета Виктора Ефимова, развитие отечественного АПК сдерживают три негативных фактора: депрессивное состояние сельских территорий, низкая эффективность использования земель и неконкурентоспособная финансовая атмосфера.

– В России на одного человека приходится 12 га земли, лишь один процент нашей территории занят городами, – рассказал Виктор Ефимов. – Ещё один процент – промышленные и другие объекты. А на оставшихся 98% никаких рабочих мест нет, кроме земли-матушки и леса. Поэтому развитие сельского хозяйства – это в первую очередь содержание территорий. Мы не можем говорить о сельском хозяйстве в русле либерально-рыночных отношений и расчёта выгоды. Это вопрос «быть или не быть» нашей государственности. При этом только в Северо-Западном федеральном округе более 50% вымирающих населённых пунктов численностью менее 10 человек.

Как и многие его коллеги ранее, Виктор Ефимов обратил внимание на финансовое неравенство, в условиях которого приходится работать российскому аграрию.

– Мы живём в условиях транснационального рынка продовольствия. И не можем иметь доходность большую, чем у конкурентов, – рассказал ректор. – Разнятся условия производства. В Европе и США ставки рефинансирования составляют от 0,5% до 0,75%. У нас – 12,5-17%, это в сотни раз выше.

Зарубежный опыт мог бы помочь в решении многих проблем, считает руководитель Центра аграрных проблем Института США и Канады РАН Олег Овчинников. По мнению учёного, главный фактор успеха того же американского агрокомплекса – разветвлённая система госрегулирования (в одном из номеров «Крестьянина» за 2012 год опубликовано на эту тему подробное интервью с прежним руководителем центра Борисом Черняковым. – Прим. авт.). Минсельхоз США – уникальная аналитическая организация, суперминистерство, наделённое широкими полномочиями и отвечающее за продовольственную безопасность страны. В России о такой пока приходится только мечтать.

– Наш Минсельхоз – это аморфное ведомство, его нельзя назвать организующим началом в отрасли, – считает Олег Овчинников. – Нужно коренное реформирование этой организации, фактически министерство нужно создавать заново, так как сейчас оно является тормозом. Управление сельским хозяйством в значительной степени передано на региональный уровень, а госпрограмма его развития лишь издалека напоминает стратегический документ.

Отраслевые истории

Снижение конкурентоспособности отечественного АПК приводит к тому, что производственные активы постепенно становятся собственностью транснациональных компаний, считает глава татарского агрохолдинга «Просто молоко» Марат Муратов.

– Компании «Пепси» и «Данон» на нашем молочном рынке занимают сейчас около 53-60%. Вместе с Белоруссией их доля – далеко за 60%, – подсчитал г-н Муратов. – Ничего не имею против этих компаний, они зарегистрированы в России, там работают наши люди и получают высокую зарплату... Но давайте смотреть правде в глаза. Наша продовольственная независимость может превратиться в зависимость. «Домик в деревне», наш родной домик вместе с бабушкой, мы продали американцам. Французам продали целый населённый пункт, с кошкой и собакой – «Простоквашино». Кто об этом задумывается, когда приходит в магазин и голосует рублём? Где гарантия, что завтра кто-то не щёлкнет пальцем и не скажет им: «Ребята, закройте завод, уйдите из России, мы заплатим компенсацию»? Где тогда будет весёлый молочник? В чьих руках окажется домик в деревне? И что будут делать кошка с собакой из Простоквашина?

По словам Марата Муратова, конкурировать с зарубежными производителями становится всё труднее – дотации той же Белоруссии на производство молока доходят до 8 рублей на литр. Транснациональные компании имеют более выгодные кредиты и легко сокращают издержки.

– За последние полтора года они закрыли в разных регионах восемь молочных заводов, – говорит глава «Просто молоко». – И тем самым убили там молочное производство. Кто об этом задумается?

В отличие от молочной отрасли, в российском семеноводстве всё не так катастрофично, считает глава Национальной ассоциации производителей семян кукурузы и подсолнечника Игорь Лобач.

– Великих проблем с семенами колосовых, кукурузы и подсолнечника у нас нет, – уверяет эксперт. – Есть проблемы с сахарной свёклой и овощами, но и их реально решить.

По словам Игоря Лобача, текущая потребность в семенах кукурузы составляет в стране 80 тысяч тонн. Половину из них уже поставляют на рынок отечественные компании. Ещё 24 тысячи тонн завезено из-за рубежа, оставшиеся 17 тысяч – контрафакт и поддельные семена. За ближайшие пару лет реально полностью заместить импорт в этой сфере, уверен глава ассоциации. Но для этого нужно решить несколько важных проблем, одна из них – «пространственная изоляция».

– Согласно нормам семеноводческие посевы кукурузы должны отстоять от товарных не менее чем на 500 м, – говорит Игорь Лобач. – У подсолнечника изоляция ещё шире – три километра. Но сейчас эти нормы не прописаны в законе. В результате семеновод на коленках ползает перед производителем, умоляя не портить ему семена. Даже в Киргизии есть закон, отдающий семеноводам приоритет в этом вопросе. Нужно и нам срочно принять соответствующие решения. А то как получается: что бы ни говорил Минсельхоз или отраслевики, решения в итоге принимают «молодые хлопчики» из Минэкономразвития, которые только на паркете видели, как растёт хлеб.

Развитие семеноводческих и селекционных центров – ещё одна важная задача. Судя по словам директора департамента растениеводства Минсельхоза РФ Петра Чекмарёва, в ближайшие годы дело должно сдвинуться с мёртвой точки.

– Крупными сельхозпроизводителями в рамках новой программы поддержки сельского хозяйства подано 146 заявок на строительство селекционно-семеноводческих центров в России, – заявил он во время выступления на форуме. По словам Чекмарёва, стоимость строительства одного центра может составлять от 150 млн до 1 млрд рублей.

– Что касается овощей, то, думаю, если бы в стране хватало овощехранилищ, то отечественные компании легко смогли бы за два-три года закрыть потребность. Все условия для этого есть. Через пару лет, думаю, нам нужно будет вывозить продукцию из России на экспорт, для этого рынки сбыта надо искать уже сейчас, – заявил чиновник.

...Пётр Чекмарёв рассказывал о завершении весенне-полевых работ, о хорошем состоянии озимых. Оценил объём ожидаемого урожая зерновых на уровне 100 млн тонн или даже выше. Анонсировал производство зерна в 2018 году на уровне 115 млн тонн. Заявил, что элитных семян аграрии закупили больше, чем в прошлом году.

Но вскоре после его выступления подал голос Василий Мельниченко, знаменитый фермер из Свердловской области. В своё время он прославился своей жёсткой критикой российской аграрной политики («Россия производит впечатление великой державы, но больше она ничего не производит!» – эта фраза стала афоризмом. – Прим. авт.).

– У меня один вопрос ко всем присутствующим, – начал Василий Александрович, подбоченясь. – Где купить такого хорошего качества розовые очки, через которые вы видите большие перспективы?

В зале раздались аплодисменты.

– Знаете ли вы, что в этом году крестьяне почти не получили кредитов на весенне-полевые работы? – продолжал Василий Александрович. – Вот в этом всё ваше сельское хозяйство. Куда дели деньги на кредиты?!

Но вопрос Мельниченко остался без ответа.

Во время перерыва уральский фермер рассказал «Крестьянину» о том, какими необычными способами он пытался решить «кредитную» проблему.

– Видя, что кредитов нет, я в шутку написал письмо Обаме: мол, в связи с трудной ситуацией прошу помочь российскому президенту и выделить 10 млрд долларов на сельское хозяйство. Публиковать, правда, не стал. Умные люди подсказали: «Деньги в американском посольстве ты вполне можешь получить. Но пока будешь лететь в самолёте домой, окажется, что в сожжении Хакасии виноват лично ты», – смеётся фермер.

Всё на экспорт!

Если малый бизнес в лице Василия Мельниченко ожидал от государства помощи с субсидиями и кредитами, то крупный – содействия в освоении зарубежных рынков. Представители мясной «секции» заявляют: в России настаёт время поставлять на экспорт не только зерно, но и мясо. И это должно стать новой основой аграрной политики страны.

– Потребление свинины в России приблизилось к западным показателям, – констатировал глава исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. – Рынок большими темпами расти больше не будет. В этой связи инвестировать в новые проекты имеет смысл, только если поставлять продукцию на экспорт. Но мы посчитали: количество заявлений Минсельхоза об установлении связей с той или иной страной пока в десятки раз превосходит количество сообщений об открытии для российских производителей тех или иных рынков.

– Мы могли бы производить не четыре миллиона тонн мяса птицы, а 10-12 млн тонн, – поддержал коллегу губернатор одного из самых «мясоёмких» регионов страны – Белгородской области – Евгений Савченко. – Не три млн тонн свинины, а 8-10 млн тонн, и ещё 3-4 млн тонн говядины. Таким образом, Россия в течение ближайших 7-10 лет могла бы выйти на объёмы в 20-25 млн тонн. По идее, мы должны услышать от нашего государства: «Никаких ограничений в объёмах производства нет, мы гарантируем экспорт мяса в таких-то объёмах, вот наши соглашения». Сегодня же этого нет.

Без содействия государства зарубежные рынки останутся только мечтой, констатирует крупный бизнес.

– Полтора года мы пытаемся получить доступ на рынки стран, откуда мы импортируем продукцию, – все двери закрыты, – рассказал глава агрохолдинга «Мираторг» Виктор Линник. – Эту тему нужно поднимать на разных уровнях.

Новые обещания

Выступление премьера Дмитрия Медведева ожидалось на второй день форума. Любопытная деталь: система аккредитации на мероприятие была многоступенчатой – не все журналисты могли попасть на итоговое пленарное заседание с участием первых лиц. Трансляцию они должны были смотреть по телевизору из соседнего зала. Однако перед самым её началом в оборудованный пресс-центр ворвался кто-то из организаторов:

– Кто хочет попасть на заседание? В зале не хватает людей! – и журналисты ринулись в зал. Задние ряды там и впрямь оказались неприлично пустыми – похоже, платить «за Медведева» согласились не многие.

Между тем, во время своего выступления премьер отметил: господдержка аграрного сектора сокращаться не будет. В 2015 году её объём составит 220 млрд рублей.

– Ко мне подходили коллеги по правительству и говорили: «Вот так получается, что абсолютное большинство проектов инвестиционных, которые подготовлены... касаются сельского хозяйства, – поделился историей Дмитрий Медведев. – Что нам делать? Потому что условно из десяти проектов девять аграрных…» Я говорю: «Давайте девять аграрных». Потому что нужно давать деньги туда, где эти деньги могут принять, и туда, где от этого будет отдача.

В своём выступлении г-н Медведев также коснулся сроков «контрсанкций».

– Мне довольно часто задают вопрос о том, будет ли продлён режим ограничительных мер. Я напомню, что официально мы вводили его на год, то есть до 8 августа 2015 года. Это была ответная мера на действия наших европейских, американских и иных партнёров. Наши действия будут зависеть и от действий наших партнёров. Судя по их высказываниям, они пока не хотят и не планируют возвращаться на наш рынок. Ну, и мы их упрашивать не будем, – отметил премьер.

Для недавно назначенного министра сельского хозяйства Александра Ткачёва выступление на мероприятии подобного уровня было первым в новой должности. Возможно, поэтому он постарался высказаться обо всех «болевых точках» сельского хозяйства – и как признали потом многие слушатели, сделал это не в пример профессиональнее и компетентнее своего предшественника.

– Два-три года назад мы вошли в ВТО и потеряли все предпосылки для того, чтобы крепко стоять на ногах, – начал Александр Ткачёв с места в карьер. – Производство свинины стало почти нерентабельным. Работали по нулям. КРС пошёл в убыток, не говорю уже об овощах и плодово-ягодных проектах. Польские инвесторы просто вытеснили с российского рынка нашу продукцию. Мы и сами уже поверили, что не можем производить нормальную свинину, овощи – просто не умеем, нет традиций, климатические зоны не те. Не говоря уже о виноделии. Мы уже привыкли, смирились...

Зато сейчас, во время контрсанкций, по мнению министра, начинается «золотая пора» российского АПК.

– Есть проблемы, – признал Ткачёв. – Но смотрите, уровень поддержки уже более 220 млрд рублей. В следующем году, если ничего не случится сверхъестественного, будет 320 млрд.

При этом меры поддержки, к примеру, молочной отрасли всё же недостаточны, считает министр.

– Мы сегодня дотируем литр произведённого молока, – говорит Александр Ткачёв. – Хорошая поддержка, особенно для тех, кто уже вложил деньги в инвестпроект. Но если с нуля начать, это катастрофично. Поэтому сегодня мы вышли с предложением компенсировать до 25-30% средств от сметной стоимости уже готовых проектов. Вот тогда они заиграют, молочное производство станет рентабельным. Через пять-семь лет мы должны напоить Россию молоком, – поставил задачу министр.

Что может помешать достижению этой цели, рассказал собравшимся глава Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Андрей Даниленко (молочная тема вообще была одной из самых болезненных и часто упоминаемых на форуме, что, впрочем, неудивительно. – Прим. авт.). По словам эксперта, себестоимость играет огромную роль в производстве молока.

– Мы провели исследование себестоимости по всему миру, – заявил Даниленко. – В России производственные процессы дешевле! Но проблема в другом. Стоимость кредитных денег при нашей экономике ломает всю ситуацию. Требуется реализовать три направления поддержки. Во-первых, ввести мораторий на любые регулирующиеся меры. Оставьте нас в покое со своими регистрациями и разрешениями! Второе – компенсация инвестзатрат. И третье – разберитесь с банками, получить кредиты сейчас почти нереально, требования ужесточились.

Развитию молочной отрасли мешает ещё одна проблема – фальсификат. По словам Андрея Даниленко, в Белгородской области проверки выявили ужасающую цифру – до 80% молочного фальсификата на полках.

– Всё, что нужно – это резко увеличить штрафы, – говорит Даниленко. – Сегодня они составляют 50-100 тысяч рублей. А сверхприбыли нарушителей иногда превышают сотни миллионов рублей.

Александр Ткачёв согласился с главой «Союзмолока» в том, что борьбу с контрафактной продукцией надо ужесточить, однако поддерживать критику банков не стал.

– Замечание справедливое, но есть и объективные причины, – отметил министр. – Нам хочется, чтобы в банках было и быстро, и подешевле, и подлиннее. Но время сегодня сложное и для экономики, и для банков. Ведь банки – это тоже бизнес, они также считают ликвидность, риски... Есть много над чем работать – но есть и неплохие тенденции, объёмы кредитования растут.

Вряд ли подобные слова обрадовали аграриев.

Дождался своего выступления и президент ассоциации «Росагромаш», совладелец завода «Ростсельмаш» Константин Бабкин.

– Потенциал отечественного сельхозмашиностроения очень велик, – рассказал он. – Сегодня мы производим всего 28% от того, что потребляем. Это средняя цифра, с комбайнами ситуация лучше, но с тракторами – катастрофическая, из необходимой 41 тысячи мы производим одну. Это важный элемент продовольственной безопасности – мы знаем доподлинно, что на Западе обсуждалась возможность ограничить поставки сельхозтехники в Россию.

Как уверяет Константин Бабкин, его отрасль постоянно сталкивается с лоббизмом, направленным против поддержки сельхозмашиностроения.

– Наши аграрии говорят: нужны более дешёвые комбайны, давайте простимулируем импорт сельхозмашин, производители снизят цену, – говорит Бабкин. – Я предлагаю такой универсальный принцип: если государство заинтересовано в каком-то отечественном товаре, то оно не должно ставить его производителей в ухудшенные условия конкуренции с западными компаниями. У нас есть программа субсидирования покупки техники. И постоянно ведутся разговоры о включении в неё иностранных машин! Хорошо. Если так, то давайте тогда нам кредиты не под 18%, а под 0,18%, поддерживайте экспорт!Господдержка АПК должна быть системной.

Александр Ткачёв, в бытность которого губернатором на Кубани появилось сборочное производство немецких комбайнов Claas, начал ответ г-ну Бабкину многозначительно.

– Спасибо вам, что вы есть. Некоторые из аграриев посчитали, что вас нет вообще, – заявил он, обращаясь к главе «Ростсельмаша». И пообещал аграриям новый вид поддержки.

– Это недопустимо, располагая гигантскими площадями пашни, не иметь, чем её пахать, – заявил министр. – Поэтому правительство поддержало инициативу Минсельхоза дать до 30% субсидии нашим производителям сельхозтехники на возмещение затрат. Решение практически принято. В том числе мы прорабатываем возможность с осени 2015 года субсидировать для крестьян покупку трактора и комбайна. Также в краткосрочной перспективе мы можем получить второй завод в России по производству сельхозтехники.

После окончания форума Константин Бабкин не стал комментировать слова Александра Ткачёва о субсидиях и появлении «второго завода».

– Надо посмотреть внимательно, о чём конкретно будет идти речь и какие условия предложат аграриям, – отметил он.

Когда выступления основных докладчиков завершились, на трибуну к министру выскочил... разумеется, Василий Мельниченко. И снова попытался рассказать миру о своей печали.

– Мы говорили о кредитовании, – начал речь свердловский фермер. – Я доложу вам – крестьяне нынче практически не получили кредиты на весенне-полевые работы! Всего 10% получили, если взять Свердловскую, Омскую и Новосибирскую области. При этом региональный минсельхоз прислал мне бумагу, что на 109% мы обеспечены кредитами. Это ложь на 200%! Мы не видели кредитов на весенне-полевые работы! Банки, по сути, объявили нам бойкот, особенно в Сибири. Многие до сих пор не отсеялись – можно проехать 200-300 км, и справа, слева трактора стоят. Дизтопливо не за что купить! Это правда, искренне вам говорю! Не верите – поехали со мной, посмотрим. Когда видишь, как бульдозеры ликвидируют Дом культуры – десять дней назад, село Якшино, 520 жителей, 70 детей, школу закрыли... Вы нас вычеркнули, крестьян, из программы продовольственной безопасности или как?!.

Но и на этот вопрос фермеру тоже никто не ответил.

Смотрите также