Земля без торгов, компенсации и скидки

О чём ещё просили фермеры на встрече с донским губернатором

Предоставление начинающим фермерам земли без торгов. Компенсация затрат на строительство мини-элеваторов. Страхование кооперативов от снижения доходности – об этих и других мерах поддержки малого сельхозбизнеса шла речь во время встречи губернатора Ростовской области Василия Голубева с фермерами. Круглый стол состоялся на прошлой неделе в рамках 17 заседания Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин».

Предыстория этой беседы такова.

Во время январской пресс-конференции, посвящённой социально-экономическим итогам развития региона, корреспондент «Крестьянина» пригласил Василия Голубева обсудить меры поддержки фермерства и кооперации. Губернатор согласился. Встречу мы готовили больше месяца. Обзванивали фермеров, беседовали с экспертами, чиновниками. Хотелось предложить максимально конкретные решения самых важных для агробизнеса проблем.

Несколько важных выводов, которые и субъективны, и очевидны одновременно. Обидно звучит, но в массе своей фермерское сообщество Дона пока что слабо готово формулировать профессиональные требования, укладывающиеся в текущую систему господдержки. Говорить о проблемах и критиковать – это одно, а видеть механизмы и решения – всё-таки другое. Время для жалоб и конфликтов проходит, пришла пора лоббировать интересы фермерства конструктивно, а главное – сообща. И здесь, конечно, значение региональной АККОР сложно переоценить. Проблемы фермерских организаций давно известны, не хочется подробно повторяться – это и слабое финансирование, и, как следствие, отмирание районных организаций, сокращение числа членов. Но если фермеры и вправду намерены добиваться решения своих проблем, то ассоциация им просто необходима. Равно как и минсельхоз – ассоциации. Где как не на базе АККОР совместно обсуждать механизмы поддержки и отрабатывать общую позицию? Кто ещё, как не АККОР, должен стать связующим звеном между малым сельхозбизнесом и государством?

Да, без взаимных уступок фермеров и чиновников дело не обойдётся. Не всё получится сразу и гладко. Можно спорить с этим, но опыт нашего круглого стола показал – если предложения аграриев адекватны, конкретны, а главное, подкреплены удачными примерами, диалог с чиновниками и возможен, и успешен. Так, во всяком случае, нам показалось.

Надеемся, что не зря.

А теперь – непосредственно к встрече. Помимо главы региона Василия Голубева в ней приняли участие замгубернатора Вячеслав Василенко, министр сельского хозяйства и продовольствия области Константин Рачаловский, а также донские фермеры и кооператоры.

Начинающие и семейные

По данным правительства области, на Дону работают около 12 тысяч фермерских хозяйств и 550 тысяч ЛПХ. Причём по некоторым видам продукции их доля в общем объёме производства очень высока: как отметил Василий Голубев, фермеры и ЛПХ производят, в частности, 90% молока, 87% овощей, 56% мяса, зерна и зернобобовых – 28%. Поддержка этого сегмента начиная с 2010 года выросла в области с 215 до 935 млн рублей.

– Мы ставим задачу не снижать объёмы, – заявил Василий Голубев. – Поддержка будет предоставляться по 24 направлениям, 12 из них в растениеводстве, девять в животноводстве, три – это возмещение процентов по кредитам. Среди перспективных программ – поддержка начинающих фермеров и семейных ферм. За последние три года их участники получили 171 грант на общую сумму 419 млн рублей. Сами вложили за это время 175 млн руб. Интерес к развитию подобных хозяйств очевиден у молодёжи: треть участников находится в возрасте до 35 лет. Среди них есть также 22 многодетные семьи.

Несмотря на озвученные суммы, начинающие фермеры нуждаются не только в финансовой поддержке, но ещё и в правовой, считает глава КФХ из Зимовниковского района Елена Михайлова. Год назад она получила грант на создание молочной фермы, закупила поголовье. Но чтобы расширяться, нужны выпасы, земля. А с ними, как выясняется, в районе серьёзная проблема.

– Районные власти не слышат нас, фермеров! – рассказала Елена Михайлова. – Невозможно получить землю! Выпасы должны быть близко к хозяйству. Когда я обратилась в район, мне сказали – вот, за 142 км есть участок. Но ведь туда нереально ездить при сеноуборке!

На то, что местные власти «укрывают» землю от фермера и всячески препятствуют аренде участка, некоторые селяне жаловались во время подготовки к круглому столу. В частности, к нам обращался с письмом глава КФХ Артур Оганесян из Зерноградского района: по его словам, в комитете по управлению имуществом районной администрации ему отказались предоставить участок для создания КФХ. О судебной эпопее Лидии Федоненковой, пытающейся высудить право земельной аренды в том же районе, «Крестьянин» писал уже не раз.

Но трения с районными властями – лишь одна сторона медали. Даже если фермера допускают к торгам, шансов выиграть их у начинающего предпринимателя немного.

– Я занимаюсь откормом КРС, – продолжает тему начинающий фермер из Матвеево-Курганского района Елена Мироненко. – Землю нам дают, но мы сталкиваемся с аукционами. Туда приходят крупные организации, и бороться с ними нам не под силу.

Для решения проблем с землёй фермеры предлагают следующие меры. Первое – создать в области открытый и прозрачный реестр земель, свободных для аренды. Апеллируя к нему, селяне могли бы бороться с нерадивыми чиновниками на местах. И второе – тем аграриям, кто доказал свою эффективность и успешно осваивает грант для «начинающих», выделять землю для расширения хозяйства без торгов.

Как утверждают чиновники, похожая работа в регионе уже начата: в марте прошлого года главам муниципальных образований поручили сформировать реестр свободных земель, и, по словам Василия Голубева, есть первые итоги.

– Около 2,5 тысячи га земель мы уже получили в результате этого постановления, – отметил губернатор. – Константин Николаевич (обращаясь к министру сельского хозяйства области), как сейчас обстоят дела и как можно реализовать предложения на практике?

РАЧАЛОВСКИЙ: – Соответствующая работа ведётся. Перечень невостребованных земель – это на сегодня постоянно меняющаяся цифра. Земли формируются, выставляются на торги, кто-то берёт их в аренду... Фонд пополняется за счёт изъятия земли у нерадивых собственников или прекращения договоров аренды. По последним данным, 54 тысячи га пашни в Ростовской области находится в аренде, но не обрабатывается. Земельный банк как таковой есть. Сложности в том, чтобы землю получить: если это привлекательный участок, на торгах выставляют адекватные цены. Здесь, наверное, можно было бы пользоваться теми льготами, которые установлены для казачьих обществ... Они получали землю без торгов. К сожалению, фермеры в этот перечень не попали.

ГОЛУБЕВ: – Если мы примем региональный законодательный акт, который разрешил бы давать начинающим фермерам землю без торгов, мы вступим в противоречие с федеральным законодательством, так?

РАЧАЛОВСКИЙ: – Да.

ГОЛУБЕВ: – А если мы реализуем инициативу депутатов Госдумы от Ростовской области, чтобы поработать с существующим законодательством?

ВАСИЛЕНКО: – Может быть, как раз для фермеров, занимающихся животноводством, и стоит внести такое предложение. Чтобы они без торгов получали землю. Именно для тех, кто занимается животноводством. Для всех – это невозможно, конечно.

ГОЛУБЕВ: – Землю надо выделять как раз на животноводство, потому что это резерв, который недоиспользован. Думаю, стоит сформировать такую инициативу – от имени правительства, областного Заксобрания. Как раз в середине апреля у меня будет традиционная встреча с депутатами Госдумы. Легко убедить их цифрами, что это потребность, которую нужно реализовать. Я готов это сделать. Потому что если не будет корректировки в законодательстве, то и всё остальное останется разговорами.

...Изменение федеральных законов – дело долгое. А что делать фермерам, которые вот сейчас не могут добиться от глав своих муниципалитетов поддержки? По словам Василия Голубева, этой проблемой также стоит заняться.

– Вот мы сформировали первый, начальный реестр: несколько тысяч гектаров, – продолжил губернатор. – А я услышал и другое, что не достучишься к главе района. Мы сейчас реализуем у себя так называемую программу упрощения разрешительных процедур для малого и среднего бизнеса (пилотный проект стартовал в области осенью 2013 года; суть идеи в том, чтобы максимально сократить сроки подключения новых предприятий к инженерным сетям. – Прим. ред.). Здесь та же самая категория, только в селе. Давайте минсельхоз выступит с такой инициативой. Вместе с минэкономразвития мы в ситуацию вникнем, а дальше на уровне губернатора подпишем соответствующее решение, которое включит фермерское сообщество в пилотный проект. Нам нужно посмотреть, что именно мешает фермерам на уровне муниципалитета получать землю, реализовывать инвестпроекты. Мы говорим сейчас только о земле. А если посмотреть на весь путь, который фермер проходит от идеи до начала производства? Тоже ведь масса камней на пути встречается.

Потравы – ещё одна проблема, актуальная для фермеров восточных и северных районов области. По словам Елены Михайловой, сложности с землёй и скотом взаимосвязаны – всё упирается в теневые схемы ведения бизнеса.

– Главы поселений отдают землю в первую очередь не фермерам, а ЛПХ, – рассказала глава хозяйства. – Причём эти ЛПХ могут держать до трёх тысяч голов овцы, трёхсот голов КРС, и их скот ходит без ветобработки. У нас скот обработанный и дорогостоящий. Я несу ответственность за своё поголовье. Тенденция такая – ЛПХ можно всё, пасти где угодно и когда угодно, даже в январе, феврале. Внимания на это не обращают. Просим вас ужесточить требования к содержанию животных в ЛПХ.

ГОЛУБЕВ: – Я бы иначе поставил вопрос. У нас ведь как бывает – закон хороший, а исполняется он не очень.

МИХАЙЛОВА: – Есть предложение ограничить поголовье скота в ЛПХ. Пусть будет, скажем, пять голов КРС и пять телят. Есть же разница, когда потраву сделают 10 голов или 300 – как произошло со мной в прошлом году. Виновник даже заплатил штраф в район, но мне-то что с этого?

РАЧАЛОВСКИЙ: – Мы в этом плане уже несколько законодательных инициатив делали. На сегодня в закон об ЛПХ, конечно, нужно вносить ограничения по размеру хозяйства. Под вывеской ЛПХ зачастую действуют полноценные фермерские хозяйства.

ГОЛУБЕВ: – В любом случае, тут дело во многом в исполнении уже принятого законодательства и в некоторых поправках.

РАЧАЛОВСКИЙ: – Кстати, хотел бы напомнить в заключение, что с 1 марта полномочия по распоряжению земельными участками перешло к сельским поселениям. Уже даже не глава района, а глава поселения должен знать свои земли, формировать участки, выставлять на торги.

ГОЛУБЕВ: – Да, как таковое федеральное законодательство состоялось, и мы сейчас отрабатываем механизмы, которые позволят нам увидеть, что закон исполняется. Мы будем мониторить эту ситуацию.

«КРЕСТЬЯНИН»: – Итак, список земель, на которые может претендовать фермер, формируется. Но могут ли селяне как-то к нему апеллировать? Где вообще его найти? Ведь речь идёт об инструменте воздействия на чиновников.

ГОЛУБЕВ: – Если он сформирован, его надо, безусловно, открывать. Фермеры должны знать о своих возможностях на территории района. Я не исключаю, что в некоторых районах окажется ноль свободной земли. Но какая разница – она ведь может появиться.

«КРЕСТЬЯНИН»: – На недавнем всероссийском съезде АККОР программа поддержки начинающих фермеров и семейных ферм была признана сверхуспешной. Какого финансирования по этим проектам ждать в области и как в целом развивается ситуация?

ВАСИЛЕНКО: – В последнее время активность по семейным животноводческим фермам снизилась. Проблема в том, что для строительства фермы нужны свои деньги, и немалые. А кредит взять сложно. Ну, и вопрос земли актуален. Сегодня энтузиазм снизился.

РАЧАЛОВСКИЙ: – Тем не менее финансирование у нас есть – федеральное и областное. Сумма – 180 млн, из них на начинающих фермеров – 103 млн и семейные фермы – 77 млн. Планируем всё это освоить.

Операция «Кооперация»

Какую бы поддержку ни получали начинающие фермеры, рано или поздно они столкнутся с проблемой сбыта. У мелкого производителя здесь всего два варианта: либо перекупщики, либо создание кооператива. Следующей темой обсуждения на круглом столе стала именно кооперация.

– Объединяться мы начали ещё в зерновом бизнесе, – рассказал на круглом столе председатель СПССК «Зерно БК» из Белокалитвинского района Михаил Крупнов. – С господдержкой купили три «Камаза», они уже сэкономили членам кооператива 700 тысяч рублей на перевозках. В 2013 году начали реализацию проекта «Домашняя утка». У нас есть инкубатор, место, где выращивать молодняк. В начале мая уже пойдёт первая продукция, две тысячи голов в неделю. Общая мощность проекта – 60 тысяч голов. Планируем привлечь к выращиванию утки и ЛПХ, для них разработали мини-фермы. Мы полностью обеспечим людей кормами, ветпрепаратами – они получат утку на доращивание на 40 дней, от 200 до 800 голов. На этом заработают от 15 до 30 тысяч рублей в месяц.

По словам Михаила Крупнова, о сбыте продукции в кооперативе подумали заранее. Ростовские рынки уже согласны предоставить кооперативу торговые точки. Причём продавать на них будут не только утку, но и перепелов, кроликов, говядину – всё, что выращивается в соседних хозяйствах.

– У нас уже появились московские партнёры, – говорит Крупнов. – Они очень поддерживают наш проект – сделали убойный цех, взяли на себя маркетинг и продажи...

Организовать сбыт молока без кооперации ещё сложнее, чем птицы. По словам председателя кооператива «Доверие» Алексея Овчаренко, работать он и его партнёры начали в 2010 году, собирая у ЛПХ всего 400 тонн молока в год. После получения гранта закупили транспорт и оборудование. Объёмы заготовки выросли. Сейчас кооператив собирает четыре тысячи тонн молока в шести районах области.

Однако, как утверждает Алексей Овчаренко, молочные кооперативы сильно страдают от сезонных перепадов цены на продукцию. Периоды «большого молока», рост цен на корма – всё это влияет на прибыль предприятия. Введение нового вида поддержки – компенсации при снижении доходности – позволило бы весь год давать селянам стабильную цену на молоко, признаёт кооператор. Будучи уверены в цене, владельцы молочного поголовья точно не станут его вырезать.

– Надо обдумать эту идею, – прокомментировал Василий Голубев. – Сегодня каждое утро начинается с того, что мы считаем деньги. Каждый новый вид поддержки – это, естественно, нагрузка на бюджет. Здесь надо всё считать. Заманчиво, конечно, чтобы кооперативы были застрахованы таким образом от экономических катаклизмов. Но сейчас я не готов принять решение. С другой стороны, когда четыре года назад мы принимали для бизнеса некоторые налоговые послабления, в минфине очень жёстко к этому отнеслись. Это же выпадающие доходы. А сегодня минфин подтвердил – те преференции, что мы давали, на одном рубле вернули десять. Совершенно точно, что в некоторых случаях нам надо не бояться рисковать, если мы хотим получить эффективную программу импортозамещения. Так что давайте я посчитаю, это хорошая тема. Очевидно, что в молоке мы нуждаемся и молочное животноводство надо поддерживать, искать любые формы.

РАЧАЛОВСКИЙ: – К слову, в этом году у нас есть прекрасная программа грантовой поддержки молочных кооперативов. Создавая переработку, можно получить до 70 млн рублей в одни руки. Сборное молоко идёт как несортовое, цена на него значительно ниже. Наличие собственной переработки, думаю, частично снимет этот вопрос.

Как известно, юг России – экспортоориентированный регион. Но продавать зерно прямо из-под комбайна фермеру невыгодно. Аграрии постепенно приходят к тому, чтобы кооперироваться, формировать большие партии зерна и диктовать цену потребителю. Кто-то пытается продавать зерно за рубеж самостоятельно. Третьи налаживают переработку... Развитие всех этих процессов сдерживается из-за отсутствия ёмкостей для хранения зерна, утверждает глава кооператива «Родионовский» Александр Ясыновый.

– Нас пятеро фермеров, мы выращиваем зерновые, – говорит Ясыновый. – Конечно, многое на рынке зависит от того, что скажут трейдеры. Недавно мы познакомились с опытом зерноградских фермеров, создавших кооператив «Донской маяк», решили также пойти в переработку. В 2014 году получили грант на закупку оборудования. Сейчас очень важный вопрос для нас – накопление партий. Хотим создать мощности по приёмке, подработке и хранению зерна. Элеваторы наземного хранения не совсем практичны, думаем поставить бочки. Но самим нам это дело не потянуть. Хотели бы, чтобы поддержка кооперации развивалась не только в молочной и мясной отрасли, но и для переработчиков зерна.

Идею Ясынового поддержал Вячеслав Василенко.

– У нас в Батайске есть компания, которая выпускает элеваторы, большие и малые, от 500 тонн до 10 тысяч тонн, – рассказал замгубернатора. – В крайнем случае, можно включить строительство элеватора в ту программу, что у нас касается техники, произведённой на территории области, покупка со скидкой в 20%. Это очень серьёзно – мы и местного производителя оборудования поддержим, и кооперативы.

– Давайте посмотрим, конечно, какие тут есть возможности, – добавил Василий Голубев. – Насколько это актуально для области? Если мы увидим, что актуально, то сможем поддержать и тех, и других за счёт программы покупки техники со скидкой.

По словам главы кооператива «Песчанокопскагроснаб» Игоря Тенякова, строительство любых мощностей по переработке и хранению продукции может застопориться из-за отсутствия подходящего участка. Земельный вопрос актуален для кооператоров так же, как и для начинающих фермеров. Потому – следующее предложение.

– В прошлом году мы получили грант на создание бойни и начали оформлять землю, – говорит Теняков. – Нашли участок с трудом, поскольку бойня – это специфический объект. Сейчас готовятся торги. Надеюсь, мы их выиграем, так что говорим даже не о себе, а о будущих коллегах... Недавно был принят закон, согласно которому крупные инвесторы получили право использовать земельные участки без аукциона (вступил в силу 1 марта. – Прим. ред.). Хотелось бы, чтобы кооперативы и другие объекты переработки также приравняли к стратегическим инвесторам и наделяли землёй без торгов. Даже мы – сейчас выйдем на аукцион, а участочек очень красивый... Опасаемся. Пока не начал работу, никому не нужна земля. А как выделят её, оформят, она станет лакомым куском...

РАЧАЛОВСКИЙ: – Мы изучали эту тему. Тут потребуется отдельное решение о признании потребительских кооперативов, которые собираются строить какие-либо объекты, стратегическими инвесторами.

ВАСИЛЕНКО: – Это в ручном режиме работать надо. Мы ведь так делаем сейчас в Семикаракорском районе, где планируется предприятие по переработке овощей. Даём участок в аренду на три года – если не строишь завод, всё, до свидания. Потому что был пример с компанией «Бриг-Стар», по рыбной переработке. Они пять лет ничего не делали, пришлось высуживать у них землю. Так и здесь.

ГОЛУБЕВ: – В общем, надо посмотреть. Может быть, вправду стоит внести изменения в региональное законодательство – если это актуально для всей области. А если конкретный случай, то, наверное, требуется какое-то иное сопровождение.

«КРЕСТЬЯНИН»: – Василий Юрьевич, как показывают наши примеры, кооперация – дело успешное и необходимое. Но к развитию любой сферы нужно подходить комплексно. В области есть перечень «100 губернаторских инвестпроектов», есть программа «100 детских садов». Может быть, стоит запустить программу под условным названием «100 кооперативов»? Решать проблемы комплексно: провести в муниципалитетах мониторинг – кто из фермеров чем занимается, какие у кого планы. На основании этих данных сформировать программы развития кооперации районов, поселений. Обучить людей, помочь кооперативам с землёй, коммуникациями, сбытом... Важно, чтобы на самом низовом уровне власти к кооперативу относились не менее трепетно, чем к крупному инвестору. Что скажете?

ГОЛУБЕВ: – Некоторое время назад я предлагал главам всех территорий области создать свой перечень приоритетных проектов, который бы они взяли на сопровождение. На ближайшем заседании Совета по инвестициям мы рассмотрим этот вопрос. Я бы хотел создать такую систему, чтобы в неё входили не только сто «губернаторских» инвестпроектов, но и проекты, которые актуальны для каждого муниципалитета. Пусть они будут в неком едином списке, чтобы примерно понимать: сегодня на территории области есть, образно говоря, 500 проектов, которые сопровождает власть. Мы отрабатываем этот перечень, формируем для него определённую законодательную базу, системно решаем возникающие проблемы. Мне кажется, кооперативная и фермерская тема могла бы органично сюда вписаться.

ГАИ и другие

Начинающие фермеры, развитие кооперации... Третий блок вопросов, который обсуждался на встрече аграриев с губернатором, касался уже действующих хозяйств, в первую очередь растениеводческих.

– Проблемы, о которых мы сейчас говорим, мы испытывали на себе ещё в начале 90-х годов, – говорит председатель совета АККОР Ростовской области Николай Попивненко. – Те фермеры, кто постепенно становится на ноги, столкнутся с ними уже в ближайшее время. В первую очередь, сюда относится так называемое административное давление. Обозначу три позиции. Первая – штрафы за перевозку аммиачной селитры. В советское время она не считалась опасным грузом, а сейчас считается. Штрафы за транспортировку доходят до 500 тысяч рублей! Самый последний пример – ООО «Николаевское». Остановили машину с селитрой, составили протокол, передали материалы в суд. Это то, что сегодня нам мешает работать...

ГОЛУБЕВ: – А какой суд будет рассматривать дело? Я бы хотел увидеть материалы.

ПОПИВНЕНКО: – Наверное, в суде Матвеево-Курганского района. Я их понимаю – они выполняют свою работу...

ГОЛУБЕВ: – Этот пример звучит в унисон с тем разговором, который я недавно проводил с правоохранительными органами. Предположим, есть максимальная сумма штрафа 500 тысяч. Могли бы ведь написать 10 тысяч, а пишут все пятьсот! Потому что есть план, по всей вероятности, по сбору денег.

ПОПИВНЕНКО: – Второй вопрос – перевозка крупногабаритных и тяжеловесных грузов. Например, недавно оштрафовали СПК «Колхоз имени С.Г. Шаумяна». Везли сено на тракторном прицепе, который оказался на 45 см шире, чем допустимо правилами, хотя это предусмотрено заводом-изготовителем. Итог – 400 тысяч штраф.

ГОЛУБЕВ (улыбается): – Может, они в кооперации с заводом работают, те, кто проверяют?

ПОПИВНЕНКО: – Наверное, ещё и в кооперации с федеральным Минтрансом... Третий пункт – обязательная установка тахографов. Знаем, что вы занимались этой темой, но важное добавлю. Минэкономики уже отреагировало на просьбы фермеров, предлагает внести ряд поправок в приказ № 273, где из списка исключается класс машин от 3,5 до 12 тонн. Но это не решает проблему. Большинство сельхозпредприятий работает сегодня «Камазами», а они весят больше 12 тонн. И потом, установка тахографа – это только первый шаг. Потом ведь начинается контроль. А контроль показывает: «превышение нормы выработки». В сельском хозяйстве режим работы специфический, тут нельзя ограничиться восемью часами. Приказы Минтранса идут вразрез с особенностями сельского бизнеса. Нужно менять это законодательство.

ГОЛУБЕВ: – Надо собрать и проанализировать все подобные предложения, чтобы мы могли обсудить их на совещаниях с федеральными органами власти. При такой консолидированной позиции Министерство сельского хозяйства, в том числе федеральное, просто обязано быть на стороне селян.

РАЧАЛОВСКИЙ: – Мы направили министру сельского хозяйства России Николаю Фёдорову письмо, касающееся тахографов, просим инициировать изменения в приказе Минтранса и все внутрихозяйственные перевозки вывести из-под его требований. Проблеме с селитрой уже лет пятнадцать... Тут сложно что-то прокомментировать. Требования есть требования.

«КРЕСТЬЯНИН»: – Василий Юрьевич, может быть, вы проведёте на уровне региона консультации с правоохранительными органами, чтобы обсудить указанные вопросы?

ГОЛУБЕВ: – Это даже не обсуждается. Более того, у нас введена такая практика сейчас – мы дали соответствующее поручение минэкономразвития и департаменту инвестиций и предпринимательства. Они ведут мониторинг обращений и запросов правоохранительных и надзорных структур. Наши юристы фильтруют их и смотрят – какие соответствуют законодательству, а какие являются кампанейщиной. Я не зря спросил о величине штрафов – действительно, есть немало фактов, когда какой-то проверяющий пытается сразу втюхивать максимальное наказание и считает свою задачу выполненной: «У меня план». Но ведь ты остановил производство! Я думаю, тем, кого вот так штрафуют, надо обращаться в региональный минсельхоз.

ВАСИЛЕНКО: – Мы решали похожие вопросы в прошлом году.

ГОЛУБЕВ: – Да, я помню, но мне непонятно, почему они вообще возникают. В конце концов, ну проведите вы перед началом весенне-полевых работ, перед уборкой урожая, работу с селянами – напомните им о правилах, организуйте процесс, сопроводите, в конце концов, фермера до поля! Ведь на столе у вас в итоге стоит то, что производят селяне! Ну, вот так у нас и бывает...

* * *

Разумеется, за полтора часа с небольшим оказалось невозможно обсудить с губернатором все «горячие» фермерские вопросы. За рамками дискуссии осталась и тема создания в области полноценной консультационной службы для аграриев, настоящей Школы фермеров; и работа кооперативов в системе госзакупок, и другие вещи. Надеемся, все эти темы получат своё развитие, к примеру, во время регионального форума «Донской фермер», который должен пройти в области в августе 2015 года. Василий Голубев дал понять, что его участие в работе форума вполне вероятно. Что же касается состоявшейся встречи, то о принятых по её итогам решениях мы сообщим дополнительно.

Обсудить

Смотрите также

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.