Нужны ли мифы о войне?

Почему российская молодёжь не читает учебники истории

Недавно мне попался на глаза социологический опрос, проведенный ВЦИОМ еще перед празднованием 69-летия Победы. У молодежи спрашивали, откуда она узнает о Великой Отечественной войне. Большинство – из кинофильмов. Лишь каждый третий посещал музеи, мемориалы, места боевой славы. Столько же читали книги о войне, да и то в основном еще из школьной программы.

Про школьные и вузовские учебники вообще почти не вспомнили. Как же так?! Ведь война – водораздел российской истории, изучению которого вроде уделяют так много времени, как никакому иному историческому периоду.

Почему же молодежь, которую государство хочет воспитывать на примерах воинской доблести, узнает о них не из учебников, а из кино? Зачастую, что греха таить, не самого высокого художественного качества и исторической достоверности.

Задумавшись над этим вопросом, и себя поймал на мысли: а что сам помню из школьной программы по истории, посвященной Великой Отечественной войне? Почти ничего. Да и из вузовской тоже. А я ведь гуманитарий.

Есть какие-то отрывочные воспоминания о разных периодах истории, но целостной картины в голове так и не сложилось. И не вина в том наших учителей. А скорее беда: просто история в наших школах – это лишь набор фамилий и дат, подлежащих принудительной зубрежке.

Но история – это не река жизни, текущая от одной символической даты к другой, а миллионы ручейков-судеб, порой не имевших общего русла. Это не только герои, полководцы и революционеры, но и самые обычные люди. А еще антигерои, мерзавцы, предатели, порой просто жертвы исторических обстоятельств.

Что для молодого россиянина, вставшего из-за школьной парты или усевшегося перед телевизором, война? Белые и черные стрелки на карте, показывающие направления армейских операций? А задумывается ли он, молодой, что это еще и величайшая историческая трагедия десятков народов – не только российского, но и в равной степени польского, французского, сербского и даже германского?..

Трагедия, не попытавшись познать причины которой, грозящая повториться. Ибо откуда, как от незнания и непонимания собственной и мировой истории, и берутся «нострадамусы», мечтательно вещающие: «А вот если бы Германия нас победила, мы бы пиво баварское сейчас пили!»

Или, того хуже, набивающие на плече татуировку в виде свастики и с бритыми черепами марширующие под Deutschland, Deutschland uber alles («Германия, Германия превыше всего» – гимн нацистской партии. Ред.)…

Запретить… или осмыслить?

Кампанейщина, популизм, непрофессионализм… Это так не сдержан в оценках был полпред Сергей Меликов, когда журналисты на недавней встрече его спросили о том, как в регионах готовятся к празднованию 70-летия Победы.

Готовятся, конечно, как к важнейшей исторической дате. Потому и перегибов хватает, когда чиновники спешат выслужиться перед начальством, взять под козырек, поставить себе «галочку» в личное дело, освоить бюджет. Бездушно и бездумно. Конкретные примеры чиновничьего головотяпства Меликов приводить не стал, но их и так каждый видит ежедневно.

Из этого разряда, на мой взгляд, и рвение, недавно проявленное Следственным комитетом, который обнаружил рассадник нацизма… прямо на Лубянке. В магазине «Детский мир», в отделе коллекционных моделей, нашлись стендовые фигурки (7 сантиметров в высоту) в форме СС – со свастиками, орлами, черными крестами и рунами. А еще коллекционную модель финского самолета – тоже со свастикой. Финской, синего цвета (она, кстати, до сих пор изображена на президентском штандарте страны).

Следком возбудил на продавцов уголовное дело за пропаганду нацизма. Подобные стендовые фигурки – страсть узкой прослойки коллекционеров, людей образованных, историю войны хорошо знающих и явно не пропагандирующих нацизм. Тем не менее не стоило бы продавать подобные изделия в детском супермаркете. Но не уголовным же делом продавцам грозить?!

А следом члены Роспатриотцентра предложили всем россиянам пойти в магазины по месту жительства и выяснить, не продается ли там что-нибудь нехорошее? И сообщить куда следует. Прозвучали предложения и пожестче: вымарать свастики и орлов с крестами из фильмов о войне. Даже из советских, которых в теплоте к нацизму не заподозришь.

Может ли нацист быть человечным?

Запретить – просто. А нужно ли? Помнится, когда на советские экраны вышли «Семнадцать мгновений весны», режиссера Татьяну Лиознову заклевали именно за то, что нацистов она показала не ходульными и обезличенными, как было принято в кинематографе прежде, а живыми людьми. Умными, хитрыми, хваткими. То есть такими, какие они и правда были в истории. Сильным противником, который потому и сумел за несколько лет поработить пол-Европы.

Да простят меня эстеты, но позволю себе сравнить выдающийся сериал Лиозновой с другим фильмом о войне – уже российским, этаким «Семнадцать мгновений весны» для нынешних тинейджеров. О «Сталинграде» речь. Критики его заклевали. Особенно за то, что самый эмоциональный, внутренне насыщенный, живой и яркий образ – это нацист. Капитан вермахта (вооруженных сил. – Ред.) Питер Кан.

Его весь фильм человеческие страсти обуревают, он мечется между желанием спасти русскую любовницу и приказами жестокого командира-полковника. Это драма живого человека на войне.

Отдавая приказ своим солдатам взять дом, где засели наши разведчики, капитан Кан произносит пламенную речь. Кто видел фильм, навсегда запомнил: мол, за этим домом не просто Волга, а путь в Индию, в рай на земле.

Был бы у немецкого капитана исторический прототип, он бы наверняка в это свято верил. Как и любой солдат вермахта. Это и есть трагедия немецкого народа, о которой я говорил в начале статьи. Ослепленный идеологией нацизма, построенной на лозунге Deutschland uber alles, десятки миллионов вчерашних рудокопов, водителей, бухгалтеров, одев солдатские бушлаты, сгинули в пучине войны. Нюрнбергский трибунал, напомню, вермахт не признал преступной организацией (в отличие от СС, гестапо и верхушки нацистской партии).

Дурман всевластия

В современной Германии нацизм преследуется самым жестоким образом. Сразу после окончания войны в Уголовном кодексе ФРГ появилась даже соответствующая статья.

Но и при этом здесь издаются мемуары нацистских преступников и рассекреченные архивы Третьего рейха. Не огромными тиражами, естественно, а для узкого круга историков, да и с огромными академическими комментариями, которые сводят на нет весь пафос идеологов немецкого расизма. Дурмана, который отравил прежде всего саму Германию, где в годы войны погибла десятая часть населения.

И продолжает, увы, отравлять. С незавидным постоянством появляются телекадры с улиц немецких, австрийских или венгерских городов, по которым марширует голубоглазая молодежь в черных рубашках и с красными нарукавниками. И приветственно вскидывает «зиги». Нацизм, увы, в Европе жив.

И если его реинкарнацию в странах бывшей «Оси», подсознательно тянущихся к реваншу за проигрыш, еще как-то можно объяснить, то откуда нацизм в современной России?! В стране, потерявшей седьмую часть населения, где в каждой, абсолютно в каждой семье был фронтовик! Проходили же мы и марширующих по улицам чернорубашечников из РНЕ, и даже победу на парламентских выборах ЛДПР. Откуда все это?! Единственное объяснение: неонацизм – от невежества. От незнания собственной истории. От исторического вранья и утаивания.

Черепа, выбритые изнутри

Тут позвольте снова обратиться к социологическому опросу ВЦИОМ, о котором уже шла речь выше. Две трети жителей страны считают, что изучать малоизвестные события Великой Отечественной войны и рассекречивать архивы не просто нужно, а необходимо! А половина (причем и молодых, и пожилых) готова принять самую горькую историческую правду, касающуюся войны.

Если верить соцопросам, то россияне готовы честно обсуждать даже столь острые темы, как цена блокады Ленинграда и взятия Берлина, СМЕРШ и заградотряды, да и вообще роль Сталина в войне.

Вдвойне необходимы такие дискуссии, сколь бы болезненными они ни были, для молодежи, которая, как сама признается, знания о войне черпает из голливудских блокбастеров, а не из школьных учебников. Исторические мифы, безусловно, нужны. Нужны герои, вдохновляющие новое поколение патриотов. Но нужна и рефлексия о собственном историческом прошлом и о роли России в мировой истории.

Именно потому и нужно объяснять детям – поколению завтрашних патриотов, что советский, французский, польский, югославский народы воевали не с безликим, условным злом, а с вполне реальными, конкретными нацистами. Двунадесятиязыкой армией, в которой были немцы, австрийцы, итальянцы, финны, японцы…

Завтрашние российские патриоты должны знать, что эти народы Европы и Азии считают Вторую мировую войну самым позорным пятном в собственной истории. Потому ведь вчерашние страны «Оси» и сумели подняться на нынешнюю ступень развития, что этот исторический позор поспешили не забыть, а загладить.

И если нашим школьникам государство все это объяснит, может, они перестанут восторгаться притягательной нацистской эстетикой, которой не на прилавках коллекционных магазинов, а в компьютерных играх и даже в видеоклипах с избытком (при полном невнимании Следственного комитета, кстати).

И уж тем более перестанут повторять смертельно обидное для их дедов-ветеранов: «А вот если бы Германия нас победила, мы бы пиво баварское сейчас пили!» Ведь никто им – ни в школе, ни даже в институте – не объясняет, что, состоись эта победа Германии над СССР, нынешнее поколение вместо баварского пива в лучшем случае глотало бы собственный пот в угольных рудниках.

Если бы человечество вообще сохранилось...

Смотрите также