«Граф Воронцоff» и мэрия «мудрецоff»

Не той дорогой к патриотизму и историческим корням ведёт главный хозяйственник Ставрополя Андрей ДЖАТДОЕВ

На днях администрация краевого центра распространила любопытную информацию. В ней она сообщила, что за последнее время в краевой столице произошло много хорошего: появляются новые скверы и яркие цветники, кованые лавочки и торшерные светильники, а «плиточное покрытие напоминает о старинных променадах».

Кому плитка напоминает о старинных променадах, каким старожилам и долгожителям? Да и гуляли в старину по улицам, мощеным булыжником. Плитка же, скорее, наводит на мысль о предприятиях по ее производству – «свечных заводиках» наших чиновников, и об уверенном спросе на их продукцию посредством муниципального заказа. Потому и кладут плитку всюду, где надо и не надо.

Но речь поведем о другом. Как сообщают из мэрии, перемены происходят и в сознании людей, которые все чаще обращаются к своим историческим корням, а навязанный извне культ иностранщины теряет свою мнимую привлекательность. При этом «перемены в сознании» мэрия проиллюстрировала тем, что кафе «14 авеню» на проспекте Октябрьской революции переименовано в «Кофейню Граф Воронцоff».

Смену вывески мэрия сочла проявлением патриотизма – прежнее название не только навязывало-де «культ иностранщины», но еще «диссонировало с исторической аурой одной из старейших улиц города», в прошлом Воронцовской.

Инициативу ресторатора одобрил сам сити-менеджер Джатдоев: «Уважение к собственной истории, гордость за свою страну, свой город – все это и есть истинный патриотизм. И было бы правильным, если бы и другие предприниматели поддержали такое начинание».

Право же, не той дорогой к патриотизму ведет Джатдоев. Представьте себе, если следовать совету главного завхоза города, эти «ff» появятся на всех вывесках и плакатах краевого центра, который вслед за Салтыковым-Щедриным можно будет назвать городом Глуповым, о котором автор сообщает нам: «У Глупова нет истории... Рассказывают старожилы, что была какая-то история, и хранилась она в соборной колокольне, но впоследствии не то крысами съедена, не то в пожар сгорела».

С чего было русскому князю, генералу, государственному деятелю, герою войны 1812 года Михаилу Воронцову перелицовывать родовитую фамилию на французский манер – с «ff» на конце? Вот уж осерчал бы на своих потомком Михаил Семенович, человек просвещенный, полиглот, страстный библиофил.

***

Появление фамилий с двойным «ff» – это не дань моде и не признак принадлежности ее носителя к аристократии. А в случае с Воронцовым, заслуженно отмеченным наградами русских императоров, «аристократический» хвостик в виде «ff» и вовсе выглядит оскорбительно.

Когда в 1917 году революция вышвырнула на чужбину сотни тысяч представителей российского дворянства, офицерства, купечества, интеллигенции, основная их часть устремилась в Европу, где почти повсеместно использовался французский язык. Потому фамилии вроде Иванова и Петрова искусственно приобретали новое окончание оff.

Только как «царского сатрапа» изгнать Воронцова из страны большевики не успели – он умер за полвека до «Великого Октября». Но позднее имя его, и не только из топонимики города, изгнали надежно – чтобы духу не было даже. Упоминание о графе в Ставрополе убрали из названия рощи, а Воронцовскую улицу сначала назвали улицей 1 Мая, а потом еще «патриотичнее» – проспектом Октябрьской революции. И если в сознании людей, как порадовались в мэрии, действительно происходят хоть какие-то перемены, то в умах городских чиновников признаков таких перемен, увы, не наблюдается.

Общественность давно просит местные власти прикрутить на здании Дома губернатора (ныне мэрия) табличку хотя бы с указанием того, кем и когда было построено здание. Но чиновники не реагируют. Неужто так обременительны расходы – чугунная доска и четыре шурупа?! Не в расходах дело, а в нежелании мэрии обращаться к своим историческим корням, надежно утрамбованным тротуарной плиткой.

Примеров этому – десятки, один печальнее другого. Не счесть, сколько разрушено старинных особняков, а на их месте отстроено в стекле и бетоне многоэтажек, видом своим подавляющих старинные кварталы.

Даже когда ничего не рушится, а просто строится, исторический центр падает ниц перед «шедеврами» архитектурной мысли.

Взять хотя бы торговый «саркофаг» из сэндвич-панелей на Нижнем рынке.

Года полтора назад, когда «саркофаг» еще только строился, краевое отделение Союза архитекторов России письменно обратилось на имя главы администрации Андрея Джатдоева с просьбой «вмешаться, провести проверку и оставить строительство» торгово-развлекательного комплекса рядом с «Пассажем». Ни ответа ни привета.

Требования свои архитекторы обосновали тем, что автор постройки неизвестен, с главным архитектором города проект не согласован, а сам он жутко контрастирует с соседними историческими зданиями, нарушая архитектурный ансамбль исторической части города. Кроме того, разрешение на строительство общественного здания площадью более полутора тысяч квадратных метров и свыше трех этажей может быть выдано только на основании заключения государственной экспертизы.

Какие разрешения, в каких ведомствах получал застройщик, профессиональному сообществу архитекторов неведомо.

Ни ответа ни привета. «Саркофаг» достроили, а в довершение со всех сторон облепили рекламой на иностранном языке. Мы провели возле торгового центра блиц-опрос: знают ли люди, что означает вся эта реклама, что написано на вывесках. И только редкие прохожие смогли похвалиться своими познаниями в иностранных брендах, остальные пожимали плечами и разводили руками. Так, «культ иностранщины» с разрешения мэрии взял верх над «уважением к собственной истории».

В свое время, лет десять назад, краевая дума принимала закон о том, чтобы запретить в историческом центре наружную рекламу на иностранном языке. Что сейчас с этим законом, понятия не имеют и его разработчики. Но то, что он так и не заработал, факт. Бренд, понятно, – дело святое, за ним стоит и репутация фирмы, и уровень продаж, но иной раз кажется, что находишься ты не в российском Ставрополе, а где-то в Париже или в Лондоне.

Год русского языка в России пришелся на 2007 год, так что скоро будем отмечать юбилей, который по случаю совпадет с другой датой – столетием Октябрьской революции. Казалось бы, связи никакой, но это только на первый взгляд. Короче, есть идея, которую, чтобы не получилось очередной революции, в жизнь воплощать надо уже сейчас, поэтапно, не торопясь. Итак, что предлагаем.

Очистить исторический центр от иностранных вывесок, заодно вернув фасадам бывших купеческих особняков, дворянских, общественных, офицерских и прочих собраний их естественный облик. А параллельно с этим вернуть исторические названия целому ряду улиц, которые носят имена хоть и исторических личностей, но вовсе не тех, кем мог бы гордиться наш город и что напоминало бы о его славном прошлом: Клары Цеткин, Розы Люксембург, Тельмана, а с ними – проезду Энгельса и, конечно, проспекту Карла Маркса.

Что все эти заграничные революционные идолы делают в провинциальном южном городке, у которого есть свои корни, достойные того, чтобы ими гордиться и вписывать в названия улиц.

Совсем нелишне будет напомнить, что пять лет назад по вине чересчур практичной мэрии решением российского правительства и приказом Министерства культуры РФ Ставрополь лишили статуса исторического города, которым он обладал несколько десятилетий.

Возможность вернуть важный статус есть. Но для этого не сити-менеджера цитировать надо про истинный патриотизм, а понудить чиновников предпринять конкретные усилия по сохранению памятников старины и целостности историко-культурной среды.

Обсудить

Смотрите также

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.