Сквозь тернии — в Гагру, или Кошмар пробного рейса

После прошедшего практически по всем каналам телевидения, продублированного на всех новостийных лентах известия о возобновлении морского сообщения между Сочи и Гагрой, столь прекрасной возможностью посетить соседний курорт нельзя было пренебречь. Поэтому с утра четверга (первый пробный рейс Туапсе — Гагра состоялся в среду) телефон справочной морского порта разрывался от звонков: «Скажите, пожалуйста, а когда следующий рейс на Гагру?»

«Не знаю, — устало отвечали дозвонившимся. — Мы этим вообще не занимаемся. И сколько это стоит — тоже не знаем — мы билеты и на первый рейс не продавали, и вообще по этому направлению не работаем».
Сочинцев, которые действительно на своем опыте знают, каково путешествовать морем из Сочи в Гагру (помимо членов команды теплохода «Ирбис»), на борту было всего трое: фотограф и пара журналистов. Именно поэтому писать о первом пробном рейсе так трудно: все заинтересованные стороны — от фирмы, которой принадлежит «Ирбис», до пограничников и управления транспорта администрации Сочи — обеспечили нам, трем сочинским пассажирам режим максимального благоприятствования. За что им — отдельное спасибо. В таких условиях получается, что к нам — всей душой, а мы… Однако ситуация, заложниками которой в минувшую среду стали шестьдесят пассажиров «Ирбиса», может с рейса пробного прижиться и на регулярном сообщении, благо, по уже показанным сюжетам ТВ выходило все радужно-безоблачно, всего лишь с мелкими шероховатостями. И тогда каждый, попавший на этот рейс, вывезет о Сочи такие воспоминания, что происки турецких черных пиарщиков покажутся нам детскими шалостями по сравнению с тем, до какого абсурда и гротеска можно довести ситуацию местными силами.

Опыты на людях
Проводы «Ирбиса» в первое международное плавание прошли торжественно. Первыми пассажирами этого «круизера» стали отдыхающие Туапсе и близлежащих курортных поселков. Чтобы по морю добраться до Гагры, многие из них встали в 4 утра — до порта в Туапсе их довезли экскурсионными автобусами. А билеты в этот тур туапсинцы покупали в экскурсионном бюро. И то, что на первый рейс, практически не рекламируемый, этой фирме удалось собрать почти 60 человек, — безусловное свидетельство профессионализма реализаторов экскурсионных билетов.
Реклама — двигатель любой торговли, в том числе и торговли экскурсиями. Доподлинно не известно, повторялась ли ситуация во всех местах продаж, но на одной туапсинской точке отдыхающим обещали «круизное судно с баром, дискотекой, ресторанами и увлекательной экскурсией». Билеты «только сегодня и только для вас» ввиду «пробности» тура (о чем всех предупреждали) стоили 1600 рублей.
Судя по рассказам отдыхающих, которыми они щедро делились с журналистами в 7 утра, они отнеслись к перспективе двигать морем на юг на «Ирбисе» с юмором. Чтобы было понятно, насколько смешно совершать «международный рейс» на этом судне, достаточно сказать, что «Ирбис» — очень близкий родственник сочинского теплохода «Гагра». И в свободное от транснациональных рейсов время занимается тем же — возит отдыхающих на часовые экскурсии вдоль туапсинского берега, собирая по 300 рублей с человека. Нетрудно подсчитать, что представителю морского бизнеса экономически гораздо выгоднее за эти деньги совершать 5-8 рейсов в день на часовую прогулку, чем за 500 — один переход Туапсе-Гагра. Но подход к фирме был найден. И вот отдыхающие прибыли в порт Сочи. Там их высадили «на 10 минуточек» на берег, а «круизер» погнали в международную зону, где на него зашли необходимые в случае международных рейсов представили соответствующих служб.
Конечно, следуя в страну, в которую можно въезжать с общегражданским российским паспортом, церемония высаживания с борта на «местном» причале и переход на то же судно через «границу» — это тоже забавно, и обещанные 10 минут пассажиры еще веселились. Но прошли и двадцать минут, и час… А люди все еще толпились перед закрытой решеткой международного терминала, поджариваясь вместе с детьми на сочинском солнце. Лавочек, как все мы знаем, в округе немного, да и с тенью небогато, но хорошо, что хотя бы дождь не шел — было бы хуже.
Отстояв час и десять минут под забором, пассажиры все-таки прошли в зал, дружно высказывая все, что они думают о местных порядках, интересуясь возможности наземного перемещения обратно в Туапсе и разноголосо требуя вернуть деньги за испорченный отдых. Люди, повторюсь, встали в 4-5 утра, в море вообще и на «Ирбисе», в частности, с общепитом не густо, а ведь им обещали и бары, и рестораны. А поесть в районе морского порта они не могли, даже если бы не убоялись местных цен, потому что никто не знал, когда «десять минуточек» кончатся. В итоге в половине двенадцатого утра в терминал заходила раздраженная голодная толпа.
После небольшой заминки, связанной с тем, что в международном пункте паспортного контроля очень редко проводится проверка внутренних паспортов, люди все-таки прошли формальности и оказались прямо под стеклянными дверями традиционно закрытого сочинского морского «дьюти-фри». Впереди у туристов были еще 2,5 часа морского хода до абхазской земли обетованной и перспектива на борту хотя бы твиксами сбить голод… Они еще не знали, что их ждет на «Ирбисе».

Бар преткновения
Возвращение по трапу не привнесло ни скандалов, ни межпассажирских упреков во многом лишь потому, что максимальная загрузка «Ирбиса» — 120 мест, а людей было чуть более 60. И тут — сюр-приз!!! Оказалось, что бар «круизера»… опечатан! Весь калорийный товар сложен в коробки, оклеен согласно регламенту бумажками с печатями и вскрытию до возвращения «Ирбиса» в Россию не подлежит.
К сочинским таможенникам, которые не поступились принципами и нормативными актами и опечатали печенье и колу в баре, можно было бы отнестись с уважением: вот оно, четкое выполнение должностных инструкций. «Так положено!» — это аргумент. И контролеры, навесив еще один замочек на границу, поступил кристально верно, отработав на твердую «пятерку».
Но отдыхающие (вот несознательные люди) стали возмущаться: «А оставлять людей на три часа без воды и еды — положено?». И почему-то аргументация разъяренных туристов кажется более логичной и правильной, что ли.
Вина столь сурового отношения к питанию отпускников на «Ирбисе», как оказалось позднее, во многом, вероятно, лежит на владельцах судна. Это они вовремя не задекларировали шоколадки и растворимый кофе и, в результате, доставили неудобство своим пассажирам. Но этот рейс «Ирбиса» через русско-абхазскую границу — мало того, что пробный. Он еще и первый за последние 20 лет. Да и двадцать лет назад, когда Гагра и Сочи еще не лежали по разные стороны пограничных баррикад, тогдашним капитанам и в кошмарном сне бы не привиделась необходимость декларирования содержимого бара. Кто должен был предупредить о необходимости переписывать каждый чупа-чупс в декларацию не по факту прибытия теплохода в Сочи, а накануне, при подготовке рейса? Ведь не зашел же «Ирбис» в международный порт без предупреждения?
Судя по всему, дилемма опечатывания бара была основной причиной двухчасового «простая» отдыхающих в Сочи. Это, безусловно, — рабочие моменты, время их сгладит, и проблемы будут решены. Но ведь вопрос — быть ли кофе на палубе — решался в кондиционированных помещениях терминала и прохладном баре, пусть и довольно эмоционально. А люди, «маленькие инвесторы», дорогие наши (пусть даже и туапсинские) отдыхающие стояли все это время на жаре.
Где-то в районе олимпийских строек, когда отдыхающие принялись дружно обсуждать, почему в Имеретинке морская вода такого странного серо-коричневатого цвета, сюрприз преподнесли теперь уже руководителю туапсинской группы, экскурсоводу Тамаре Евгеньевне. Оказалось, о том, что ее экскурсия — в базилику, обзорная поездка по Гагре и проч., отменяется, а в «порту Гагра» отдыхающих ждут автобусы — везти их на Рицу. Обмен базилики на Рицу — вполне равноценен, но! Отдыхающие уже заплатили накануне по 400 рублей за «свою» экскурсию, и эти деньги, естественно, были не у экскурсовода, а абхазская сторона хотела наличностью за Рицу еще по 400 рублей. Назревал международный скандал с использованием идиоматических выражений. В результате на Рицу вместо трех подготовленных микроавтобусов отправился только один. Остальные отдыхающие оправились на поиски приключений и еды самостоятельно. Расстроились по-крупному только два пассажира — монашки с белорусскими паспортами, специально предпринявшие поездку для посещения базилики. Они, кстати, были, пожалуй, единственными пассажирами «Ирбиса», которые не искупались в абхазском море и не сетовали на жару, задержки и национальные особенности пересечения российской границы.

Теплые встречи
Прибытие в Гагру несколько остудило отдыхающих. Встречал «Ирбис» начальник государственного учреждения республики Абхазия по транспорту и связи Валерий Папба, который дал абхазским журналистам блиц-интервью на тему важности подобных рейсов, а к отдыхающим обратился с краткой речью в стиле тоста о том, что он действительно рад их прибытию.
Абхазские пограничники быстро проверили паспорта прямо на трапе, таможня, может быть, и присутствовала, но опознать среди встречающих этих строгих блюстителей закона было невозможно.
Что можно рассказать о том, какой останется Гагра в памяти этих отдыхающих? Что бутерброд в ближайшем к «порту» (один причал, три пластиковые «будочки») кафе стоит 25 рублей, а разливное сухумское пиво — 60? Что официантки-блондинки в мини-юбках неторопливы, но кухня изумительна? Быть может, они поразятся тем, что 18 км гагринского побережья никто не посмел перегородить ни одним забором? А номер в гостинице «а-ля СССР» неподалеку от обожженного разрухой замка принца Ольденбургского с трехразовым питанием можно снять за 850 рублей? Что море может быть настолько чистым?
Увы, даже в самом приятном обычно запоминается последнее. А последним испытанием для отдыхающих стало возвращение из не нашей Абхазии на родину. Родина встретила в одиннадцатом часу ночи неосвещенной громадой здания сочинского морского порта и нововведением: выходом на берег партиями по 10 человек. При этом проход в двери терминала, расположенные аккурат против трапа, шел через импровизированный коридор из металлических огородочек далеким зигзагом. Нововведение объяснялось просто: работали всего две кабинки паспортного контроля. А в зале таможенного досмотра — опять же с шуточками — выполняли свой долг таможенники. При этом аппарат, «просвечивающий» сумки пассажиров, решено было не включать, и осматривали их вручную. Пассажиров пробного рейса высадили на сочинский берег, а «Ирбис» оставили растаможиваться. Не знаю, сколько времени в темной сочинской ночи провели отдыхающие, но я им сочувствовала. Извините нас, туапсинские отдыхающие. Нам бы очень хотелось, чтобы все приключения, которые выпали на вашу долю, остались кошмаром пробного рейса. Но пока пробный рейс стал фундаментальной основой для многих планов. Каких?
Планируется решить вопросы с таможней и пограничным контролем, разработать схему, при которой пассажиров будут высаживать в Сочи сразу в международный терминал. Планируется снижение стоимости билетов и привлечение к перевозкам еще одной фирмы Черноморско-Азовское ПУ береговой охраны ФСБ РФ планирует «в ближайшее время организовать сообщение Краснодарского края с Абхазией через портопункт Адлер», а это значит, что в этом портопункте будут созданы необходимые условия для осуществления пограничных и таможенных процедур. Прогнозируется, что наличие «альтернативного» морского сообщения поможет снизить напряженность на «сухопутном» пункте пропуска. Хотя… тысяч человек, ежесуточно пересекающие границу на Псоу, и пара сотен — на теплоходах — цифры вряд ли сопоставимые. Ну и, конечно, планируется (не очень понятно когда) сделать этот рейс регулярным. Впрочем, первые рапорты о возобновлении регулярного морского сообщения Сочи — Абхазия датируются еще 2008 годом…

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.